Русская линия
Нескучный садПротоиерей Александр Ильяшенко,
Митрополит Иларион (Алфеев)
15.03.2012 

«Запрет носить крестик это признак безумия»

Митрополит Иларион (Алфеев) негативно охарактеризовал судебное разбирательство о праве носить нательный крест на работе. «Это признак какого-то безумия и крайнего морального разложения, когда такие нормы не только вводятся, но даже и обсуждаются», — заявил митрополит Иларион.

Сотрудница British Airways Надя Эвейда (Nadia Eweida) и медсестра Ширли Чаплин (Shirley Chaplin) подали жалобу в Европейский суд по правам человека после того, как обе были отстранены от работы за отказ снять нательный крест. Надя Эвейда проиграла процесс против своего работодателя в Апелляционном суде, ей также было отказано в передаче ее дела в Верховный суд Великобритании. Сейчас Страсбург решает — будут ли дела приняты к рассмотрению. Оппонировать христианам в суде будут представители Великобритании. Позиция государства заключается в том, что демонстрация нательного креста не является для христиан религиозным требованием, поэтому запрет на его открытое ношение со стороны работодателя не нарушает религиозной свободы человека. Правовую поддержу истцов осуществляет Христианский Правовой Центр (Christian Legal Centre), который был создан специально создан в 2007 году в Англии для защиты прав христиан в суде. «В последние несколько месяцев суды отказывали верующим в праве считать важными проявлениями христианской веры такие вещи как ношение креста, брак исключительно между мужчиной и женщиной и воскресный день как день молитвы, — комментирует директор ХПЦ Андреа Вильямс (Andrea Williams). — Что дальше? Наши суды отменят десять заповедей?»

Председатель Митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев)Отдела Внешних Церковных Связей митрополит Иларион назвал происходящее признаком безумия и морального разложения. Во время съемки готовящегося сейчас к выходу выпуска передачи «Церковь и Мир» митрополит Иларион заявил следующее: «Я очень сожалею о том, что такие события происходят в Англии. Я долгое время жил в этой стране и был свидетелем тому, как либеральные и антихристианские нормы завоевывают все новые и новые площади в общественном пространстве. Эти люди не прошли через гонения на Церковь, поэтому они не знают, что это такое, когда срывают крестики. Я через это прошел, когда я учился в советской школе — учительница обнаружила крестик под рубашкой, начала его срывать. Я думаю, что большую ошибку совершают те современные западные либералы, которые, по сути дела, навязывают стандарты тоталитарного режима свободным людям. Почему человек не может носить крестик? говорят, пускай он его прячет. Но, допустим, в летнее время женщина надевает легкое платье. Она что, должна свой крестик прикрывать шарфом? Или она должна пришивать крестик к платью, как в советское время делали солдаты, которые зашивали крестики в гимнастерки? Я думаю, что это признак какого-то безумия и крайнего морального разложения, когда такое нормы не только вводятся, но даже и обсуждаются. Что плохого в крестике на шее? Кому и в чем он может повредить? Почему можно надеть бусы, амулет, нацепить изображение какой-нибудь эстрадной певички, а человеку верующему нельзя при этом надеть на себя нательный крестик? Я думаю, что мы никогда с этим не согласимся и будем с этим бороться».

Пришивание крестиков помнит и протоиерей Александр Ильяшенко, настоятель храма Всемилостивого Спаса, председатель редакционного совета портала «Православие и мир». «Мы прятали детям нательные крестики, когда отдавали их в школу — прикалывали или пришивали к маечке с обратной стороны, чтобы не было видно», — вспоминает священник. По его словам, ситуация с правами христиан в Англии в чем-то даже хуже советской: «При советской власти было узаконенное беззаконие — законодательно было объявлено, что государство является атеистическим. И это атеистическое тоталитарное государство вторгалось в личную жизнь, и требовало слепого подчинения себе, и в этой сфере тоже. В Англии же ситуация совершенно иная. Страна провозглашает себя демократической, то есть человек в рамках закона может вести себя свободно, а закон должен опираться на традицию, здравый смысл и человеческие свободы. И при этой декларируемой демократии страна вводит такие же порядки, какие существовали в стране тоталитарной. Тогда спрашивается — на кого вы, братцы, похожи? Значит, это никакая не демократия, а самый страшный тоталитаризм. Но, в отличие от советской действительности, где тоталитаризм был заявлен совершенно определенно, здесь это происходит с каким-то страшным лицемерием, которое напоминает произведения Джорджа Оруелла и Олдоса Хаксли. В советской действительности лицемерия было меньше.

Тоталитаризм был тот же, и природа его была той же — это безбожие и абсолютное пренебрежение к человеческой личности. Но для Запада характерны вдобавок еще ханжество и лицемерие. Какое право имеет государство вторгаться в личную жизнь, а работодатель — требовать чтобы человек прятал свой крест? Ведь летом женская одежда бывает открытой, и, хочешь не хочешь, крест может быть виден. И что, летом крест носить нельзя? Представьте, что бы случилось с таким работодателем если бы он жил в средние века. Что бы с ним сделал рыцарь, его же соотечественник, который пришивал на свой плащ крест, когда отправлялся в крестовый поход. Люди в праве и должны бороться за свое неотъемлемое право исповедовать свою веру так, как предписывает им традиция вероучение церкви, к которой они принадлежат и их собственная совесть.

Кирилл Миловидов

http://nsad.ru/index.php?issue=13§ ion=10 030&article=2078%3E

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru