Русская линия
Нескучный садМитрополит Хабаровский и Приамурский Игнатий (Пологрудов)13.03.2012 

Архиерей в открытом доступе

Однажды в московском метро я встретила митрополита. Митрополит Хабаровский и Приамурский Игнатий (Пологрудов)О том, что я не ошиблась, свидетельствовал подрясник и скуфья с крестом. Стоя бок о бок, мы проехали несколько станций, но я так и не решилась взять благословение у такой важной персоны. А тремя месяцами позже мы снова встретились — для интервью. И тогда я поняла, сколь неуместной была моя робость. Сибирякам чужда церемонность москвичей. А митрополит Хабаровский Игнатий — урожденный сибиряк.

Пастырь в толпе

— Вы в Москве часто ездите общественным транспортом?

- Почти всегда. Не хочется терять время. Понимаете, когда прилетаешь на несколько дней, каждая минута дорога — так много нужно и хочется сделать. А если передвигаться на автомобиле, придется часами стоять в пробках. Но главное в другом: священнослужитель в подряснике и на улице, и в метро — это проповедь.

— Тем более митрополит.

- Да нет, не многие разбираются в таких тонкостях. Но даже те москвичи, которые понимают, что перед ними иерарх, редко подходят под благословение. То ли робеют, то ли стесняются окружающих. Удивительно. На Дальнем Востоке люди более открыты. Если человек захочет о чем-то спросить, познакомиться или просто получить благословение, обязательно подойдет. Край у нас суровый, погода не балует, так что русским людям испокон веков приходилось держаться друг друга. А, кроме того, они ведь еще и православными были. Видимо это и сформировало характер дальневосточника и сибиряка. Я сам родился и вырос в Иркутске. Сейчас в Хабаровске живу далеко от храма, приходится ездить на машине, а когда совершал свое служение в Петропавловске, всегда ходил в храм пешком и по дороге общался с людьми. Это совсем не обременительно, наоборот, приносит радость и дает силы.

— А так ли необходимо, чтобы архиереи общались с народом? Ведь на них лежит множество других, чисто административных обязанностей.

- Верно, и административных, и хозяйственных, и организационных. Но главная — одна, к ней все остальные и сводятся. В Евангелии от Иоанна Господь говорит красиво и очень ясно: добрый пастырь должен знать своих овец, вести их за собой, питать, оберегать. Да и всей Своей жизнью Христос свидетельствует: «таков вам подобаше архиерей». Вот мы и должны уподобляться. Разве Он был недоступен для людей? Нет, с народом, в основном, и общался. К Нему приходили все, кому это было необходимо, и мы должны давать людям такую возможность. Христос уделял им время, и мы должны стремиться к тому же. Не следует, опасаясь грубости и провокаций, отгораживаться от людей. На протяжении тринадцати лет моего служения на Камчатке провокационных писем, телефонных звонков или предложений практически не было.

— Кажется, что у правящего архиерея просто нет времени на общение с паствой.

- Это уже вопрос чисто организационный. Общаться ведь можно по-разному. У нас есть телевидение, радио, пресса. Один только интернет какие возможности предлагает! Можно и нужно вести переписку по электронной почте, проповедовать в социальных сетях, твиттере. Я веду блог. А каждый четверг, если не в командировке, принимаю всех желающих. Это только кажется невозможным. Нужно начать, а дальше Сам Господь умудрит, направит, даст сил.

 — С чем люди обращаются к Вам?

- Не так давно молодой человек прислал на мой электронный адрес письмо: «Владыка, почему бы Вам не ввести элементы теории управления в Вашей семинарии? Ведь священник управляет приходом». Необычное предложение, но внимания заслуживает. Еще письмо: «Я — наркоман, чист уже одиннадцать лет. Организовал группу анонимных наркоманов. Помогите найти помещение». Обращаются по самым разным вопросам. Одни хотят разобраться в сложной ситуации на приходе, другим нужен духовный, а то и житейский совет. Однажды подошла женщина: «Мне очень тяжело, исповедуйте меня, пожалуйста».

— Подобает ли митрополиту исповедовать, крестить?

- Митрополит может совершать все таинства, но не думаю, что он должен делать это по всякому поводу и без оного. Иначе многие захотят, например, креститься именно у него. Есть опасность посеять в одних семена тщеславия, а других обидеть. Поэтому крещу крайне редко и почти не венчаю, за исключением тех случаев, когда нахожусь в дальних-дальних приходах, где давно не было священника.

Правда, в прошлом году в Хабаровске венчал сразу четыре пары. Это было летом. День Петра и Февронии приходится на пост, поэтому мы совершили таинство неделей позже, но посвятили его именно этим двум святым — покровителям семьи. У нас в городе огромный собор, самый большой на Дальнем Востоке. И вот на его ступенях величественно, торжественно мы венчали сразу четыре пары. Собралось огромное количество народа, через микрофоны песнопения и молитва наполняли всю площадь. Для чего, спросите, это было сделано? Причина проста: молодежь должна знать и видеть, каким прекрасным может быть рождение новой семьи и как нелепо превращать это событие в банальное застолье.

А вот с крещением. Однажды поздно ночью позвонили из роддома: «У ребенка серьезная родовая травма, скорее всего до утра не доживет. Приезжайте, пожалуйста, крестите его». Приехал, облачился в халат, поверх — епитрахиль и поручи. Принесли мальчика туго спеленатого, пояснили: если пеленки хоть чуть-чуть ослабить, малыш начинает страшно кричать от боли. Я приступил к чинопоследованию, и чем долее звучали молитвы, тем меньше беспокоился этот маленький страдалец. Когда настал черед миропомазания, я распеленал его. А он и не отреагировал никак — спал крепко, впервые за много часов! Хорошо помню ту ночь. За окном темно, летний дождь, по стеклу — стук мокрых листьев. И после всего чувство какой-то блаженной усталости: все, все сделал, что мог. Крестили его Ростиславом.

Прошло несколько дней. В заботах я почти забыл об этом случае. А в воскресенье на литургии подходит женщина с грудным младенцем, хочет причастить. Спрашиваю, как имя? Ростислав, отвечает, и смотрит внимательно, как будто ждет чего-то. И тут до меня доходит: это ж тот самый малыш, которого мы крестили! Слава силе Твоей, Господи!
Вот в таких случаях крещу.

Ориентиры

 — Вы крестились, когда вам было 32 года?

- Да. Это было начало перестройки. Многие устремились в Церковь, и я в том числе. Тогда Иркутскую епархию возглавлял архиепископ — ныне митрополит — Хризостом (Мартишкин, род.1934г.—- прим. ред.). Услышав его проповеди, я был поражен. На лекциях по научному атеизму нам внушали: все попы безграмотные, в Бога сами не верят, только наживаются на людском невежестве. И вдруг вижу человека всесторонне образованного, великолепно разбирающегося и в светских, и в церковных вопросах. Вот за ним я в Церковь и пришел. Он стал моим первым наставником. А потом владыку перевели в Вильнюс, и я последовал туда же. В вильнюсском монастыре Святого Духа через него принял постриг и благодать священства.

— Из Вильнюса вышло много нынешних архиереев. Можно, наверное, говорить о плеяде последователей митрополита Хризостома.
-Я думаю, что это плеяда митрополита Никодима (Ротова). Первые его последователи — наш нынешний Святейший Патриарх, митрополит Ювеналий, митрополит Хризостом. Затем уже и мы: митрополит Иларион (Алфеев), Митрополит Вадим Иркутский, я, архиепископ Иннокентий Виленский.

— Вы были духовным чадом митрополита Хризостома?

- Нет, хотя стремился к этому одно время. Как-то попросился к нему на исповедь, но получил отказ. Владыка не хотел, чтобы кто-то имел к нему привязанность. Так и говорил: «Священник — это столб с указателем „Бог там“». Меня это немного задело тогда. Я все оставил, пошел за ним, а он даже исповедовать отказывается. Теперь я его понимаю. А Господь все же послал мне духовного отца — батюшку Иоанна (Крестьянкина)

Ощущение новизны

— Вы сейчас учитесь в аспирантуре Московского психолого-педагогического университета. Зачем митрополиту психология?

- На Камчатке я преподавал «Основы православной культуры» у старшеклассников. Четверг и пятницу проводил в школах. Общение проходило так: мы знакомились, я отвечал на их вопросы — любые, и о себе в том числе, а затем спрашивал, о чем бы хотели поговорить они. Мне было важно обсуждать с ними именно те темы, которые их волнуют. Оказалось, что таких тем не много. Думал, нужно будет отдельно готовиться к каждой встрече, в каждом классе. Но нет. Всех подростков, как выяснилось, интересует примерно одно и то же: любовь, жизнь после смерти, взаимоотношения с родителями, смысл жизни, мистика, инфернальный мир. Вот об этом и говорили.

За семь лет у меня накопился достаточно большой опыт работы со старшеклассниками. Хотелось, с одной стороны, его подытожить, с другой понять, как сделать это общение более системным и целенаправленным. Святые отцы дают много советов по воспитанию молодежи, но вот системного изложения у них мне встретить не удалось. А в педагогике и психологии этому посвящено много трудов и исследований. Правда, большая их часть нам совершенно не подходит, потому что нацелена на воспитание гордости, эгоцентризма, самонадеянности. Но нашлись приемлемые, очень интересные психолого-педагогические системы и методы. Я начал читать, публиковаться. А вскоре ректор Психолого-педагогического университета Виталий Владимирович Рубцов предложил поступить в аспирантуру. Тема моей диссертации звучит примерно так: какие психологические методики можно использовать для подготовки будущих пастырей.

— А еще вы не так давно закончили Православный Свято-Тихоновский университет. Вам нравится учиться?

- Нравится. Очень интересно получать новые знания. Ощущение новизны окружающего Божьего мира мне необходимо.

— Кстати, о новизне. Несколько лет назад вы прыгнули с парашютом. С тех пор больше не прыгали?

- Я прыгал дважды. Один раз на Камчатке, второй — совсем недавно, уже в Хабаровске, с семинаристами и членами отдела по работе с молодежью. Я сам их пригласил. Замечательный был прыжок — лето, солнце, никакого ветра. Все были в восторге и до сих пор вспоминают.

— Еще будете прыгать?

- Я-то нет. Самому мне это не очень по душе. Да и возраст… Когда я предложил семинаристам прыгнуть, почти никто не откликнулся. Меня это удивило. Почему будущий мужчина, воин боится? Почему не хочет преодолеть свои страхи. Тогда я сказал, что сам буду прыгать. Смотрю, начали поднимать руки. Сначала медленно, нерешительно. в итоге набралось двенадцать человек. А те, кто не отважился, потом жалели. Просят еще раз. Ну теперь уж пусть сами. Контактные телефоны имеют, куда ехать и что делать знают. Я им путь показал — и достаточно.

— В Хабаровске есть духовная семинария. Это тоже нечто новое?

- Да, ей всего пять лет. Единственная семинария на Дальнем Востоке. Мы сейчас переходим на стандарт третьего поколения, Болонскую систему. Тут есть над чем поработать. Как проходит обычный день семинариста? Встал, помолился, позавтракал, позанимался в аудитории, пообедал, позанимался самостоятельно, помолился, лег спать. И так пять лет. Во-первых, это вредно для здоровья. Во-вторых, я бы не сказал, что это идеально способствует духовному развитию. Поэтому первым делом я ввел в семинарии ежедневную зарядку по 25 минут. Потом включил в расписание уроки физкультуры. Теперь вводим пастырскую практику. Изучают литургику — пусть в выходные участвуют в богослужении, изучают гомилетику — пусть на воскресной литургии произносят проповедь. Будущий пастырь должен иметь все навыки практической деятельности. Так что семинаристы у нас работают в самых разных епархиальных отделах: миссионерском, катехизаторском, молодежном, социальном, тюремном. Несколько человек выразили желание работать с наркоманами.

Я всем предложил вести свои блоги, работать в соцсетях. Они же молодые, им это легко дается. Церковь сейчас проигрывает интернет-сражение. Так что пусть будущие священники осваивают общение с людьми в виртуальном пространстве. Им это пригодится.

— А вы свой блог сами ведете?

- Конечно, сам. Иначе какой в нем смысл? Правда, с переездом в Хабаровск времени не всегда хватает. А на Камчатке регулярно делал записи, и люди отзывались, комментировали. По пятьдесят посещений в день было.

Епархия размером с Европу

— В Центральной России почти ничего не знают о Дальнем Востоке…

- В том-то и дело! В советское время развитию региона придавали очень большое значение. Тогда человек, отправлявшийся на дальневосточные стройки, считался героем. А сегодня СМИ рассказывают только о том, как у нас плохо и страшно. Регион, который нуждается в усиленном внимании правительства, практически этого внимания лишен. А тем временем рядом растет и укрепляется южный сосед. Дальний Восток — это 36 процентов всей территории РФ. А проживает там всего около 6 процентов населения, примерно 6 миллионов человек. Рядом же, в пограничном китайском городе Харбине — 10 миллионов жителей. В одном городе больше, чем на всем Дальнем Востоке.

— Ваша епархия тоже не маленькая?

— Огромная! На территории Хабаровского края можно разместить почти всю Европу. При этом населенные пункты крошечные, находятся на больших расстояниях друг от друга. А архиерей один. Тут не автомобиль, а самолет нужен. Поэтому я очень поддерживаю идею создания новых епархий. Недавно у нас появилось три викарных архиерея. Для меня это огромная помощь. Они люди молодые, энергичные будут меня подталкивать, не дадут уснуть. А я как человек более пожилой и опытный постараюсь мудро руководить.

— Священников в епархии не хватает?

- Пока не хватает. Недавно мы проехали по всем поселкам края. Почти в каждом можно создать общину. Но нет пастырей. Выход один: пока организовать жизнь прихода без постоянного пастырского окормления. Мы снабжаем общину литературой — и пусть служат мирским чином. Никаких таинств миряне совершать не могут. Но без священника можно служить молебны, панихиду, псалтирь читать. Можно служить обедницу — антифоны, чтение Апостола, чтение Евангелия. Потом, после службы — общая трапеза. Вот так и поддерживаем церковную жизнь в отдаленных деревнях. Ведь есть такие точки, куда священник только раз в несколько месяцев может добраться.

— Вы как митрополит можете как-то участвовать в судьбе региона?

- Недавно меня избрали в Общественную палату РФ. Я очень надеюсь, что это даст мне возможность донести до слуха руководства государства те проблемы, которые есть на Дальнем Востоке, и предложить способы их решения.

— Вы знаете такие способы?
- Я не один. В течение двух недель после моего приезда в Хабаровск ко мне обратились практически все руководители нашего края. Губернатор, градоначальник, глава законодательного собрания, председатель краевой Госдумы, министры, руководители многих общественных организаций — все предлагают конкретное деятельное сотрудничество. Вместе мы сможем выработать здравые предложения.

— Владыка, когда же вы отдыхаете? Архиерею ведь положен отпуск?

- За 13 лет на Камчатке у меня был только один отпуск. Но вообще я никуда не рвусь. Для меня лучший отдых — в моей келье. Я по натуре человек замкнутый.

Беседовала: Евгения ВЛАСОВА

СПРАВКА
Митрополит Хабаровский и Приамурский Игнатий (Пологрудов). Родился в 1956 г. в Иркутске. Окончил физический факультет Иркутского государственного университета. Крестился в 1988 г. В 1990 г. вступил в число братии Свято-Духова монастыря г. Вильнюса. Заочно окончил Московскую духовную семинарию.
В 1992 г. назначен благочинным Свято-Духова монастыря. В 1998 г. хиротонисан во епископа Петропавловского и Камчатского. В 2007 г. окончил ПСТГУ по специальности «Теология». В феврале 2008 г. открыл в Интернете свой блог.
В марте 2011 г. назначен на Хабаровскую кафедру. В октябре 2011 г. возведен в сан митрополита.
Электронная почта митрополита Игнатия vladykaignatij@yandex.ru
Ссылка на блог «Архиерей. Личный дневник митрополита Игнатия» http://blogs.pravostok.ru/vladyka_ignaty

http://www.nsad.ru/index.php?issue=13§ ion=10 014&article=2068


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru