Русская линия
Радонеж Сергей Худиев12.03.2012 

Как не вестись на манипуляции

Если посмотреть на случай с Pussy Riots спокойно и отстраненно, ничего неясного для христианской совести в нем нет. Апостолы признают миссию государства поддерживать порядок и пресекать зло, прибегая, при необходимости, к наказанию нарушителей. Как пишет, например, святой Апостол Павел, «ибо [начальник] есть Божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое. И потому надобно повиноваться не только из [страха] наказания, но и по совести. (Рим.13:4,5)» Что делать с участницами Pussy Riots — не вопрос к Церкви вообще. Это вопрос к государству. Точно также, как в случае, если я учиню аналогичные безобразия в ГМИИ имени Пушкина, это не музейщики будут решать, что со мной делать — а государство, полиция которого меня задержит, а суд которого определит мне наказание.

Наказывать безобразниц или прощать их (в смысле избавления от наказания) — просто не наше дело. Это дело суда, и писать письма Патриарху тут просто юридически бессмысленно — у него в этом вопросе не больше полномочий, чем у меня или вас. Как бессмысленно и скрежетать зубами, требуя страшных кар — это просто не наше дело. Это дело суда.

Церковь не может амнистировать людей, которых государство осуждает за те или иные преступления — христиане, по евангельской заповеди, служат заключенным тем, что приходят в темницы, а не тем, что просто выпускают их оттуда. У нас нет власти это делать, и мы ее не добиваемся. Мы можем высказывать свое мнение — как оно и было ясно обозначено: Церковь не требует тюрьмы, но желает, чтобы осуждение было произнесено, для сдерживания таких безобразий в дальнейшем — но судебной власти у нас нет.

Проблемы возникают из-за того, что этот ясный случай — вернее, вполне осознанная провокация — делается предметом манипуляций. Чего же от нас хотят? Чтобы мы по-евангельски простили безобразниц? Я думаю, это справедливо — мы должны простить их, не питать к ним злобы, желать им добра. Чтобы мы избавили их от наказания, положенного по закону? Это просто не в нашей власти (и не должно быть в нашей власти — светское государство означает именно это). Заповедь прощения означает «воздерживайтесь от личной мести» а не «присвойте себе государственную власть и амнистируйте тех, кто нарушает законы страны».

Но христиане в данном случае сталкиваются с манипуляцией, смешивающей эти два понятия — как будто они должны испытывать чувство вины и неловкости за то, что государство поддерживает порядок и осуществляет правосудие. Как будто то обстоятельство, что государство пресекает безобразия (как, согласно Апостолу, оно и должно делать) составляет вину, и вину Церкви.

Манипуляция лучшими чувствами — явление старое и подробно описанное в психологической литературе, как и манипуляция христианскими чувствами, когда человек искренне желает быть (или, по меньшей мере, выглядеть) хорошим христианином, добрым, кротким, смиренным, прощающим, ищущим мира, обвиняющим себя, оправдывающим других — а манипулятор пользуется этим в своих целях.

Мы видим, что люди, которые часто даже не дают себе труда притворяться христианами, начинают наставлять Церковь, как она должна себя вести — и в целом, и в конкретных случаях, а христиане — причем далеко не самые плохие христиане, как раз люди с чувствительной совестью, искренне боящиеся греха, искренне желающие привлечь внешних ко Христу — очень переживают, смиряются, делают то, что от них добиваются — и в итоге они делаются жертвами более чем явных манипуляций, как в случае с «шикарным панк-молебном» мы и видим.

Технология является достаточно простой (и многократно описанной). Во-первых, найдите человека с ясным моральным кодексом, который старается поступать правильно; во-вторых, выведите его из себя, чтобы человек наделал и наговорил глупостей; в-третьих, начните упрекать его в этих глупостях, как не соответствующих его кодексу, чтобы человек почувствовал себя неловко и захотел загладить свою вину; в четвертых, подскажите ему, как именно он может обрести ваше прощение и одобрение. Цепочка может быть и короче — «вызовите чувство стыда и неловкости — используйте его в своих целях».

С группой манипулятору еще удобнее — он может играть на чувстве неловкости и стыда, которые у одних членов группы вызывает неадекватное поведение других (им же и спровоцированное).

Именно это и происходит — некоторые православные христиане приходят в крайнее раздражение и пишут какие-то кровожадные вещи, несообразные ни с Евангелием, ни с душевным здравием вообще. Другие православным люди чувствуют себя скверно и неловко от такой озлобленности, им хочется показать, что Православие — это не это (что правда) и тут их подлавливают манипуляторы и говорят: чудесно, чудесно, у вас есть возможность показать, что вы-то добрые, милосердные, прощающие, хорошие христиане, пойдем вместе с нами на очередной панк-молебен, поскачем по солее задом к алтарю, по совершении какового ритуала мы, так уж и быть, признаем, что вы — хорошие ребята, не то, что те злобные уроды.

Еще одна особенность манипуляции — запутывание и создание атмосферы неуверенности. А Вы уверены, что это богохульство? Может эти девушки — такие вот своеобразные верующие, и это у них такая вот молитва? А Вы уверены, что они матерились в храме? Может богохульства были вставлены в ролик задним числом? А Вы уверены, что такое скакание противно церковным канонам? Это довольно известный прием — сбить человека с толку, посылая ему одновременно противоположные по смыслу сообщения. Участливо предложить воды и тут же съездить по морде, осыпать грязными ругательствами и тут же заверить в своем совершеннейшем почтении и преданности, разразиться богохульствами и тут же сослаться на Евангелие, непечатно выругаться и заверить, что это такая молитва — человек в остолбенении не знает, что и думать, и тут манипулятор подталкивает его к тому, что он от него хочет.

Мы имеем дело с совершенно явной и вполне сознательной манипуляцией, и нам надо понять, что делать. Во-первых, сохранять спокойствие. Манипуляторы используют ваши эмоции — раздражение, гнев, ярость, неловкость, стыд — им подойдет что угодно, лишь бы вы вышли из равновесия. Не выходите. Ваши ярость и гнев помогают врагу — как и неловкость и стыд.

Во-вторых, манипуляция построена на том, что вас склоняют искать одобрения у манипулятора. Огорчаться тому, что он не считает вас хорошим христианином, пытаться искать его прощения и поддержки и т. д. Со стороны это смешно, но настроения типа «и как это Патриарх ставит нас в такое неловкое положение перед креативным классом» увы, вполне присуствуют в интернете. Но мы и не должны нравиться богохульникам и искать их одобрения. Люди, которые сами отвергают Евангелие, просто неправомочны судить, насколько мы сами живем по Евангелию — да, мы грешны, но не перед ними. Да, мы падаем — но где именно мы это делаем, нам надо спрашивать не у них. Было бы странно избирать себе придворных какаторов, перуанских шаманов и гей-активистов в духовные наставники. Мнение этих людей о том, насколько мы живем по Евангелию, нас не должно волновать — как заведомо некомпетентное. У нас, слава Богу, есть у кого искать духовного наставления — и уж точно не у Марата Гельмана, и не у «Новой Газеты». Наш авторитет в этой тусовке абсолютно не должен нас волновать.

В-третьих, мы не должны позволить манипуляторам втянуть нас в безобразные свары между собой — согласны мы с нашими братьями или нет, мы не будем обсуждать это с манипуляторами или в их присутствии. Надо будет — обменяемся личными сообщениями.

А с безобразницами пусть себе разбирается государство по своим законам.

http://www.radonezh.ru/analytic/16 008.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru