Русская линия
Русское Воскресение Александр Бобров09.03.2012 

Он хранил Русь

«Петр Барановский был выдающимся ученым, соз­давшим Барановский Петр Дмитриевичновую науку — науку реставрации архитектуры. Ему принадлежат оригинальные и универсальные методики восстановления утраченных элементов древних зданий, воссоздания полностью разрушенного. Нельзя даже просто перечислить все, что он сделал, кстати, правильнее было бы говорить: все, что он воскресил», — писал академик И.В. Петрянов-Соколов.

В одном из красивейших мест Москвы — на древнем Крутицком подворье над Москвой-рекой установлена мемориальная доска, на которой написано: «Великому реставратору, радетелю русской культуры П.Д. Барановскому». Сколько еще святых мест Москвы, России, Белоруссии и Украины могли бы разместить такие благодарственные знаки!

Петр Дмитриевич Барановский родился в семье дорогобужских крестьян 14 февраля 1892 года, 120 лет назад, в селе Шуйское Вяземского уезда Смоленской губернии. Никто в политизированном феврале и не вспомнил этой даты! А я хочу рассказать о великом подвижнике, потому что сам, как и миллионы сограждан, восхищался всем, что сохранено благодаря ему. Еще двадцатилетним студентом он разработал проект реставрации собора Болдинского монастыря под Дорогобужем, построенного Федором Конем. За эту работу Барановский был награжден золотой медалью Русского археологического общества. В 1918 году, не дожидаясь окончания гражданской войны, Барановский отправился в Ярославль восстанавливать Спасо-Преображенский монастырь и Митрополичьи палаты, поврежденные во время белоэсеровского мятежа. Монастырь этот известен тем, что на его территории было обнаружено знаменитое «Слово о полку Игореве». В том же году Барановский окончил Московский университет с золотой медалью, получив диплом историка архитектуры.

В 1921 году началась северная эпопея — Барановский отправился в первую экспедицию (всего на его счету их было десять) на Русский Север. В дальнюю поездку Петр Дмитриевич отправился один, без помощников, будто и на самом деле ехал отдыхать. Самое ценное, что уложил в багаж профессор Барановский, было три пуда соли. В те годы на Cевере деньги ничего не стоили, и приобрести продовольствие, нанять лодку или телегу можно было только в обмен на дефицитную соль. Пинега, Вонга, Поча, Чакола, Пиринема, Кеврола, Чухченема, Сура, Выя — вдоль берегов этих рек испокон веков стояли пинежские села, в каждом из которых была одна, а то и две-три древние шатровые церкви — предшественницы прекрасной церкви Вознесения Господня в Коломенском.

На первых порах власти относились благосклонно к деятельности профессора Барановского. В те годы, для того чтобы наверняка уберечь культовое религиозное сооружение от уничтожения, нужно было открыть в нем музей. Именно таким образом удалось сохранить Свято-Троицкий Герасимо-Болдинский монастырь. Здесь в 1923 году Петр Дмитриевич организовал филиал Дорогобужского музея. Спустя год после учреждения первого музея в Болдино Барановский добился приданию усадьбе Коломенское статуса музея и стал первым его директором (1924). В течение 1927−1933 годов в Коломенском появились уникальные памятники деревянного зодчества, такие как домик Петра I, Моховая башня из Сумского острога, хозяйственная постройка из Преображенского и другие. Они и сегодня стоят на территории выдающегося комплекса. Барановский по роду деятельности обязан был обмерять и описывать церкви, предназначенные к сносу. В конце 30-х годов с Красной площади исчез храм Казанской иконы Божией Матери. Лишь благодаря тому, что Барановский успел сделать все замеры храма, Казанский собор удалось воссоздать в 1993 году, это сделал его ученик. Мы видим его во всей красе.

По мнению некоторых антирусских деятелей, на Красной площади, ставшей местом проведения демонстраций трудящихся, не было места церквям. Угроза исчезновения нависла даже над одним из самых великих памятников древнерусской архитектуры — Покровским собором, известным больше как храм Василия Блаженного. Барановский вступил в схватку за храм, он довольно резко поговорил с Кагановичем, а когда этот разговор не дал результатов, отправил не менее дерзкую телеграмму Сталину. Возможно, именно благодаря Барановскому и вмешательству вождя храм не разрушили, но такая активная деятельность стоила личной трагедии. Архитектора обвинили в антисоветской деятельности и сослали в сибирские лагеря, где он и пробыл три года.

После освобождения в 1936 году Барановский работал в структурах государственной охраны памятников, был одним из основателей ВООПИК (1966). Во многом благодаря Барановскому сохранился и старинный Спасо-Андроников монастырь, известный тем, что здесь жил и работал Андрей Рублев. По одной из легенд, он даже придумал, что нашел плиту с могилы Рублева, чтобы с помощью академика И.Э. Грабаря добиться превращения монастыря в музей древнерусского искусства. Официальное решение было принято вскоре после войны, в 1947 году, а сам музей открылся в 1960 году.

Говорят, что когда Барановский был осужден к ссылке в Сибирь, перед отправкой ему позволили увидеться с женой. Первый вопрос Петра Дмитриевича был о храме Василия Блаженного. «Цел? Ну тогда отправляюсь со спокойным сердцем.» Умер великий подвижник, хранитель Руси в возрасте 92 лет в 1984 году, похоронен в Донском монастыре.

http://www.voskres.ru/info/bobrov3.htm

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru