Русская линия
Радонеж Алексей Харитонов02.03.2012 

Скромное предложение

На днях в интернет-издании «Взгляд» появилась статья Марьяна Беленького «Торжество Жизни»; речь в ней идет о том, чтобы устроить государственные «Дома вечного покоя», где старых или больных людей будут умерщвлять совершенно открыто и легально. Как пишет автор, «Экономические преимущества данного предложения неоспоримы: экономия пенсионных фондов, перестройка всей работы системы здравоохранения»

Собственно, предложение простое, деловое и конкретное — давайте умерщвлять наших стариков, чтобы на них не тратиться. В самом деле, экономика должна быть экономной, а пенсии и, особенно, медицинское обслуживание старых, больных и прочих экономически непроизводительных членов общества обходится в копеечку. Но изложено оно, как водится, характерным для таких предложений языком — «Такие люди становятся обузой для самих себя и для окружающих, страдают от тяжелых неизлечимых заболеваний. Многие из таких людей и рады были бы уйти из жизни, но просто не знают, как это сделать.»

Об этом языке, полном эвфемизмов, еще в 20-тые годы прошлого века писал Г. К.Честертон, «Скажи им: „необходимо позаботиться о том, чтобы бремя долголетия в предыдущих поколениях, особенно у женщин, не приобрело чрезмерной и невыносимой тяжести, и тут могут быть оправданы определенные меры, как побудительного, так и, отчасти, даже принудительного характера“ — и они будут сладко посапывать, как младенцы в колыбелях. Скажи им „убей свою мать“ и они вздрогнут, проснутся и сядут прямо».

Нам говорят, что намеченные жертвы и рады поскорее быть умерщвленными — только стесняются в этом сознаться. Что их умерщвление будет, на самом деле, торжеством гуманности. «После проведения церемонии врач делает укол, и гроб в торжественной обстановке под музыку опускается в подвал. Дальше — кремация или захоронение по выбору пациента» За дополнительные деньги умерщвляемый сможет заказать оркестр, джазовую или рок-группу. О, разумеется, все это будет делаться с согласия умерщвляемых. С нотариально заверенной подписью. Нетрудно представить, как это будет происходить — к автору проекта в один прекрасный день приступит представитель соответствующих государственных органов, и с профессиональной вежливостью заговорит: «деменция замучила? Пенсия маленькая? рады бы уйти из жизни, но не знаете как? А вот у нас прекрасный районный Дом Вечного Покоя, уютная обстановка, Вам понравится. пойдемте-пойдемте, Вы же не хотите быть обузой для окружающих? Домой не спешите, оттуда уже мебель вывозят, мы же уверены, что Вы не хотите сидеть на шее у общества… Что? Не хотите подписывать? Да какая разница, у нас учреждение серьезное, государственное, очередь расписана на год вперед, из-за каждого каприза расписание отменять. Ну давайте, там же можно сразу и урну заказать. Вам урну стальную или керамическую? Как! Общество предлагает Вам достойный уход, отличную, высококачественную урну, музыка за дополнительную плату, а Вы. Кто бы мог подумать, что на старости лет можно дойти до такой бессовестности. Впрочем, в машине ожидают санитары.»

Надавить на человека так, что он подпишет что угодно — дело техники; довести слабого и уязвимого человека до самоубийства — нет ничего проще. Так что давайте не будем обманывать себя и друг друга — все эти возвышенные речи о «достойном уходе» на самом деле говорят о «удобном умерщвлении больных, старых и слабых». Впрочем, извращение языка — когда убийство или доведение до самоубийства называется «реализацией права на достойную смерть» — не единственная особенность подобных разговоров.

Другая особенность — неизбежное сползание все ниже и ниже. Недавно нас уверяли, что эвтаназия — это средство избавить тяжко страдающего (и уже агонизирующего) человека от предсмертных мук. У нас (из-за не всегда продуманных мер по противодействию наркомании) получить сильные обезболивающие трудно, а тут такой простой и гуманный выход. Потом речь заходит о деменции (старческом слабоумии) которая уже никакими невыносимыми физическими страданиями не сопровождается. Потом — и это уже реальность, например, в известной швейцарской клинике «дигнитас» — услуги по умерщвлению предлагаются людям, которые не страдают ни невыносимыми болями, ни деменцией, а просто пришли в уныние. Потом личное уныние уже не считается обязательным условием — экономически затратные люди «обязаны умереть», как считает, например, британская мыслительница баронесса Уорнок. Люди, страдающие деменцией, «впустую истощают ресурсы своих семей и системы здравоохранения». В конце концов к ним придут, чтобы напомнить им об их долге перед обществом. Такое развитие событий не только предсказуемо — сами сторонники эвтаназии озвучивают эту «обязанность умереть» вполне открытым текстом.

Известный английский сатирик Джонатан Свифт в 1729 году выпустил памфлет «Скромное предложение, имеющее целью не допустить, чтобы дети бедняков в Ирландии были в тягость своим родителям или своей родине, и, напротив, сделать их полезными для общества». В памфлете предлагалось продавать детей бедняков на мясо — для приготовления деликатесов к столу богатых членов общества. Свифт был знаменит своим злым, шокирующим и язвительным юмором — и, конечно, всем было ясно, что автор мрачно шутит. Скромное предложение умерщвлять стариков в «Домах Вечного Покоя» могло бы идти — вслед за скромным предложением Свифта — по разряду черного юмора. Беда в том, что шутит ли сам Марьян Беленький или нет, сторонники введения эвтаназии вовсе не шутят.

http://www.radonezh.ru/analytic/15 973.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru