Русская линия
Отрок.uaАрхимандрит Савва (Гамалий)02.03.2012 

День Господень

Реальность христианства такова, что в конце истории человечество ожидает Судный день. И хотя мир по большей части живёт так, словно это никогда не случится, — день этот наступит, и для одних он станет днём ужаса и содрогания, а для других — днём радости встречи с любимым Господом. Что нам известно о последнем суде? Верно ли понимаем мы те немногие сведения, что даёт нам об этом Писание?

Христианство утверждает, что человек вечен, и земная жизнь — лишь мгновение перед этой вечностью. При этом оно очень скупо говорит и о самой вечной жизни, и о том суде, который ждёт каждого. Священное Писание христиан полно рассказами о прошлом человечества от его сотворения и до основания Церкви воплощённым Сыном Божиим. Там есть пророчества о будущем, о конце истории человека, о неизбежности последнего суда — но крайне мало информации о том, какой будет загробная жизнь и каким будет суд.

В таком осторожном отношении к тайне суда и вечности есть глубокая мудрость и огромная забота о нас Автора Слова Божия. Лукавая природа грешного человека такова, что как только он узнает что-то о посмертной участи, то сразу начинает придумывать, как бы поудобней «там» устроиться. Если «там» гуляет потусторонняя дичь, то нужно взять с собой в могилу лук и стрелы. Если «там» есть дичь и есть охотники, то кто-то должен быть у них главным — значит, надо прихватить с собой жён, слуг, лошадей, золота побольше, чтобы и «там» быть главным.

Чем больше подробностей о «тамошней» жизни предлагает религия, тем легче размыть даже правильные идеи. Показательны в этом плане представления о суде у древних египтян. В их основе лежало ясное понятие о том, что каждому умершему предстоит суд, на котором за грехи накажут, а за добро вознаградят. Но египтяне настолько ясно разбирались в тонкостях процедуры суда и так хорошо представляли все опасности загробного пути на суд, что разработали огромное количество ухищрений, которые гарантировали успешное прохождение всех загробных сложностей. А значит, важен уже не столько нравственный облик умершего, сколько возможность оплатить жрецам похороны по «высшему разряду» со всеми необходимыми ритуалами, амулетами, заклинаниями.

Мне кажется, что с древних времён природа интереса к подробностям грядущего суда не изменилась — этот интерес движим всё тем же желанием получше устроиться после смерти. Если слово Божие, открыв немногое, о чём-то умолчало, это не зря. Как сказал блаженный Феодорит Кирский, «Не должно доискиваться того, о чём умолчано, надлежит же любить написанное».

В любом православном катехизисе можно прочесть, в том или ином варианте, следующее: «После смерти человек предстаёт на частный суд, на котором определяется его участь до всеобщего воскресения. Праведники до всеобщего воскресения в неполноте предвкушают блаженства, нераскаянные грешники до всеобщего воскресения в неполноте предвкушают мучения. После всеобщего воскресения состоится последний общий суд, после которого праведники в полноте пребудут в вечном блаженстве, нераскаянные грешники в полноте вкусят мучения». И ведь всё верно сказано, и фантазиями, сродни древнеегипетским, тут и не пахнет… Но эти сухие, словно созданные для зубрёжки безапелляционные формулировки ни в какое сравнение не идут с яркими образами Писания, с притчами, в которых Господь приоткрывал тайну вечности. Катехизис можно лишь зубрить, а в слово Божие можно с любовью долго и вдумчиво вчитываться. На литургии священник или диакон целует открытую страницу с текстом Евангелия после прочтения, и совсем невозможно представить себе, чтобы кому-то захотелось с такой же любовью целовать текст катехизиса. Но когда мы начнём с любовью, вдумчиво вчитываться в Писание, мы найдём в нём немало мест о суде, которые непросто согласовать с определением из катехизиса. Попробуем разобраться в некоторых из них.

Не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасён был чрез Него (Ин. 3, 17). Может показаться, что эти слова вовсе отменяют суд, но это не так, ведь апостол Павел говорит, что всем нам должно явиться пред судилище Христово (2 Кор. 5, 10). В первое Своё пришествие на землю Сын Божий явился в образе раба, в уничижении. Явился не судить, но спасти. А Его второе пришествие будет уже не в уничижении, но в славе для суда: Бог и Господь наш Иисус Христос будет судить живых и мёртвых в явление Его и Царствие Его (2 Тим. 4, 1).

Но что это будет за суд в свете любви Божией к нам? Суд — это не только приговор, суд — это, в первую очередь, установление истины. Когда обвиняемый предстаёт на суде, сначала нужно уяснить, виновен ли он в том, в чём его обвиняют. Но Богу не нужно ничего уяснять, Он знает всё. Суд станет моментом истины для нас самих. Тогда откроются все тайные помышления, и мы сами себя увидим в истинном свете такими, как есть, и сами поймём, чего мы заслуживаем. Но что ещё более поразительно, именно в этом смысле открытия истины суд не просто произойдёт в будущем — он уже начался. Господь в Евангелии от Иоанна, продолжая Свою мысль о том, что Он пришёл не судить, говорит: Суд же состоит в том, что свет пришёл в мир… ибо всякий, делающий злое, ненавидит свет и не идёт к свету, чтобы не обличились дела его, потому что они злы, а поступающий по правде идёт к свету, дабы явны были дела его, потому что они в Боге соделаны (Ин. 3, 19−21).

Сын Божий, Свет от Света-Отца, пришёл на землю и Своим явлением уже осветил мир. В Его свете уже видно, что есть зло, а что — добро. Каждый, кто приближается к Нему, уже может начать познавать истину о себе, может начать судить себя. Удивительно, но хоть Сын Божий не пришёл с Ангелами и не сел на престоле судить, однако суд уже потихоньку происходит в жизни многих христиан. Это очень характерная черта Евангелия: как Царство Небесное уже началось в жизни христиан, но ещё не настало в полную силу, так и суд уже начался, но в полноте он случится в конце истории. Мы молимся словами Господа «да приидет Царствие Твое», но Сам же Господь и сказал, что Царствие Божие уже внутрь вас есть (Лк. 17, 21). Так же и суд: Человекам положено однажды умереть, а потом суд (Евр. 9, 27), — но и свет пришёл в мир, уже пришёл, и в этом и состоит суд.

Кроме того, когда мы пытаемся понять слова Господа о том, что Он пришёл не судить мир, но спасти, нужно помнить, каким представляли себе грядущий суд слушатели Христа — иудеи. Еврейский народ с радостью ждал суда. Хотя в Писании можно найти слова о том, что на суде каждый ответит за свои личные поступки, но всё же для евреев суд представлялся скорее как долгожданный момент отмщения их обидчикам. Евреи ожидали, что на этом суде они не будут отвечать перед Богом за свои поступки, но будут истцами, обвинителями язычников и евреев-отступников. На этом суде Бог наконец защитит притеснённых иудеев, накажет язычников и подчинит их еврейскому народу. У евреев гораздо больший отклик находил пламенный призыв псалма наказать нечестивых: Боже Израилев, восстань посетить все народы, не пощади ни одного из нечестивых беззаконников (Пс. 58, 6) — чем смиренное исповедание своей нищеты перед судом Божиим: Не входи в суд с рабом Твоим, потому что не оправдается пред Тобой ни один из живущих (Пс. 142, 2).

Так, для еврея, который ждал суда как момента своего торжества над язычниками, слова Господа о том, что Он пришёл спасти мир, означали, что массового осуждения язычников не будет, Господь пришёл не судить их, но спасти.

Слушающий слово Моё и верующий в Пославшего Меня имеет жизнь вечную, и на суд не приходит, но перешёл от смерти в жизнь (Ин. 5, 24). Из этих слов может сложиться впечатление, что далеко не всем людям нужно будет пройти через суд, причём для избежания суда достаточно верить в Бога. Современные исследователи обращают внимание, что в греческом языке слово κρίνω может означать не только «сужу», но и «осуждаю». И хоть в классическом варианте греческого языка производное от κρίνω слово κρίσις («суд») означало сам процесс суда, но в языке новозаветных авторов, для которых греческий язык, как правило, не был родным, это слово зачастую означало результат, то есть «осуждение».

С современными комментаторами согласны и святые отцы. Святитель Иоанн Златоуст, не вдаваясь в филологические тонкости, прямо говорит: «слова „на суд не приходит“ означают: не подлежит наказанию». Тогда слова «верующий на суд не приходит» означают то же, что и чуть ранее сказанное Господом: «верующий в Него не судится», и значение этих слов лучше всего передаёт их славянский перевод: веруяй в Онь несть осужден (Ин. 3, 18). И хоть окончательный суд ещё впереди, формы глаголов настоящего времени (на суд не приходит, не судится) говорят о том, что действие суда уже началось, и в каком-то смысле верующий уже не осуждён.

Разве не знаете, что святые будут судить мир? (1 Кор. 6, 2). Эти слова апостола могут зародить сомнение: так кто всё-таки будет судить — Бог или святые? В этом отрывке нужно обратить внимание на слова «разве не знаете». Они говорят нам о том, что апостол Павел пытался напомнить коринфянам нечто, что они уже должны были знать, а именно книгу пророка Даниила. В 7-й главе этой книги говорится, что суд дан был святым Всевышнего (Дан. 7, 22). Но если мы вчитаемся в слова пророка, то увидим, что суд как окончательное установление Царства Божия творит Бог, а святым даётся суд как атрибут власти в Царстве Божием. Если до последнего Божиего суда миром правили и мир судили богохульные и звероподобные царства, то после установления Царства Божия власть и суд будут в руках святых. Кроме того, Сам Господь в Евангелии рассказывает нам, какой будет роль святых на суде: Ниневитяне восстанут на суд с родом сим и осудят его, ибо они покаялись от проповеди Иониной; и вот, здесь больше Ионы. Царица южная восстанет на суд с родом сим и осудит его, ибо она приходила от пределов земли послушать мудрости Соломоновой; и вот, здесь больше Соломона (Мф. 12, 41−42). Это значит, что святые не будут судить по своему произволу других, это значит, что уже фактом своего существования, фактом своей праведности они осуждают нечестивых. Если праведники в сложных условиях сохранили веру и праведность, то нет никакого оправдания нечестивым, у которых были все возможности для жизни по заповедям Божиим. Об этом же говорится и в Послании к Евреям о праведности Ноя:Верою Ной… осудил весь мир (Евр. 11, 7). Ной жил в одно и то же время с развращённым поколением, но соблюл веру и уже этим одним осудил весь развратившийся мир.

То же самое имеет в виду Господь, когда говорит апостолам: В пакибытии, когда сядет Сын Человеческий на престоле славы Своей, сядете и вы на двенадцати престолах судить двенадцать колен Израилевых (Мф. 19, 28). Апостолы получат власть судить в пакибытии, то есть в Царстве Божием, в противоположность этому времени, в котором судят безбожные правители. Апостолы будут судить двенадцать колен Израилевых потому, что они являют собой тот священный остаток Израиля, который не отпал от Бога, и одновременно родоначальников Нового Израиля — как двенадцать патриархов были родоначальниками ветхого Израиля. Потому самим фактом своей веры в Мессию они осудят ветхий Израиль, не признавший Мессию.

Суд Божий неотвратим. Он будет подобен тому, как пастух отделяет овец от козлов, как рыбак из пой­манной рыбы выбирает хорошую и выбрасывает плохую, как жнецы жнут пшеницу и сжигают плевелы. Суд застанет врасплох тех, кто ест, пьёт и веселится, забывая о Боге и о нуждах ближних. Суд станет радостной встречей с Господом для тех, кто помнит Его и бодрствует в заботе о Его рабах.

Хоть мы и мало знаем об этом суде, то немногое, что нам открыто, нужно любить и молитвенно читать — тогда и немногие слова Писания смогут изменить жизнь человека и проложить ему путь к Богу.

http://otrok-ua.ru/sections/art/show/den_gospoden.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru