Русская линия
Православие и современностьСвященник Кирилл Краснощеков02.03.2012 

Другая радость

Наступил Великий пост, предваряющий главный православный праздник — Пасху.Священник Кирилл Краснощеков Но даже у воцерковленных людей, у тех, для кого этот пост далеко не первый, не убывает вопросов: как провести, как прожить эти шесть (со Страстной — семь) седмиц с максимальной духовной пользой? Мы беседуем с настоятелем храма во имя cвятых Царственных страстотерпцев при Саратовском госуниверситете священником Кириллом Краснощековым.

— Отец Кирилл, мы знаем, что Великий пост — время особого духовного труда, всецелого устремления души к Богу. Но что значит — особого, всецелого? Разве в остальные дни года христиане не должны пребывать в таком же состоянии? Зачем нужно это особое время — пост?

— Это состояние, конечно, является идеальным для христианина. Но человек не может всё время жить одинаково. Истоки поста — в Ветхом Завете. А ветхозаветный пост — это, как правило, либо время сугубого покаяния, либо подготовка к битве: воин должен был трезвиться, бодриться, чтобы быть готовым к сражению. То есть в любом случае пост — это период, когда человек пытается собраться больше, чем он собран в другое время. Постовая дисциплина появилась ведь не просто так. Монахи, пребывавшие в аскетическом подвиге, видели в человеческой природе всю ее сложность, всё ее несовершенство, ставшее результатом грехопадения. Тело человека делается не другом, а врагом, болеет, давит на душу, ум рассеивается, теряет целомудрие — это всё данности. И вот аскеты, наблюдая за этими данностями, опытным путем избирали наилучшие средства для того, чтобы поврежденную человеческую природу привести к более или менее правильному состоянию. Одним из таких средств как раз и является пост со всеми его уставами.

Годовой богослужебный круг — это мистерия, которая позволяет нам постоянно жить в евангельских событиях. Не просто вспоминать их как некое историческое прошлое, а участвовать в них. В евангельской истории были и смерть, и воскресение, и горе, и радость. Есть время для поста — и есть время для той радости, которая придет к нам с Пасхой. Не надо думать, что пост — это только печаль и сокрушение. Но это время несколько иное. Радость пасхальная и радость поста: и то и другое — радость, но они разные.

— Радость поста — в чем она? Ведь пост — это время, когда человек себя ограничивает во многом, в частности — в пище, что людям нецерковным кажется лишением.

— Любые ограничения такого рода являются не целью, а средством. Скажем, мясо и ряд других продуктов мы в пост не едим для того, чтобы наше тело стало все-таки нашим другом, как и должно быть. Но это совсем не так просто на самом деле На первой неделе поста все обычно постятся с удовольствием и не сомневаются, что пост приносит радость, потому что чувствуют: тело становится легче и душа свободнее. И если всё это еще с храмовой молитвой сочетается, — а на первой неделе желательно быть в храме ежедневно, хотя бы вечером, на чтении Покаянного канона Андрея Критского, — то человеку становится совсем хорошо. И вот люди приходят в первое воскресенье поста на праздник Торжества Православия, попостившись, причащаются Святых Христовых Таин — радостные, воспрянувшие от духовного сна. Сложнее со следующими неделями. Ведь жить-то приходится, как и раньше: на работу бежать, домашними делами заниматься. Человек устал, радости уже нет, в храм не хочется. Происходит так оттого, что люди просто не умеют долго поститься, для этого нужны определенные навыки. У тех, кто умеет, пост идет по нарастающей — человек поднимается по духовной лестнице, обретая все новую и новую радость. Ведь каждая седмица поста проходит под своим знаком, исполнена особого смысла, не говоря уже о каждом дне Страстной седмицы.

Пост — это время покаяния. А покаяние — можно назвать радостью? Я уверен, что можно. Ведь покаяние это не просто сокрушение, переживание собственной греховности — это шаг к Богу. Иуда ведь тоже понял, что ошибся. Но он после этого повесился. А подлинное покаяние всегда видит перспективу: что надо в себе изменить, чтобы стать другим человеком. И когда человек это видит, да еще у него получается с помощью Божией что­то осуществить, то и покаяние, безусловно, тоже становится радостью.

— Как же приобрести навыки длительного поста?

— Только опытным путем. Каждый пост должен человека чему-то учить, в том числе и на ошибках. Ведь что такое трезвение? Это внимательное наблюдение за собой и возможность увидеть, что у тебя не получилось. Есть поговорка: «Будет пост — будут и искушения». Когда человек решается на некий подвиг, то, естественно, бес тоже становится активнее. И в пост с нами порой случаются самые непредвиденные малоприятные вещи. Это — определенного рода действия злых сил, направленные на то, чтобы спровоцировать нас, сбить с пути покаяния. И очень часто это удается — мы поддаемся на провокации, срываемся. Проанализировав всё это, человек может делать определенные выводы. Но, кроме собственного опыта, нам необходим опыт святых отцов. В пост необходимо читать аскетическую литературу: «Лествицу» Иоанна Лествичника, авву Дорофея, древние патерики, в которых очень много описано подобных ситуаций — монахи ими жили. И, читая то, что написано там, соотнося это со своим личным опытом, человек с Божией помощью от поста к посту может возрастать духовно.

— Ежедневное посещение служб — это практически нереально для человека с пятидневной рабочей неделей и 8часовым рабочим днем, завершающимся в 18.00. Можем ли мы как-то компенсировать свое неприсутствие в храме?

— Даже в XIX веке, не говоря о предшествующих эпохах, на первой неделе Великого поста хозяева запирали на замок все лавки, все магазины. Люди были в храме, потому что понимали ценность, значимость этого периода. Мы живем в секулярном мире, и, к сожалению, проблемы, о которых вы говорите, действительно возникают. Но они отчасти разрешимы. Во-первых, есть домашняя молитва. Тот же канон Андрея Критского любому мирянину можно читать дома.

— Сейчас можно купить сборники кулинарных рецептов, предлагающие «меню Великого поста» — изысканные, вкусные постные блюда. Получается, мы одно меню меняем на другое. Но ведь смысл поста в отказе. Допустимы ли эти кулинарные изыски, или пища в пост должна быть такой, чтобы только поддерживать наши силы?

— Невкусной пища быть не должна. Некоторые женщины каются на Исповеди в том, что они вкусно готовят. Но разве это грех? Пища должна быть вкусной — на то она и пища. В пост она, конечно, не должна быть какой-то особо изысканной. Но важно еще вот что: для кого это делается. Если человек для себя выдумывает какие-то сложные блюда из креветок, мидий — это одно. Другое дело — женщина, готовящая это не для себя, а для своих малолетних детей, которых ей хочется повкуснее накормить. Или для мужа, у которого тяжелая физическая работа, и она для него готовит эти креветки, чтобы он, не нарушая пост, хоть какие-то белки с пищей получал. Здесь уже действуют иные законы — законы любви, которые, безусловно, выше законов поста. Поэтому я ни в коем случае не берусь осуждать этих хозяек. А вот если человек живет один — тогда он сам решает, как ему питаться. Может, он куском черного хлеба с водой обойдется, если ему здоровье позволяет. Но общий закон Великого поста в отношении пищи заключается, на мой взгляд, в том, что в пост никогда нельзя наедаться досыта. Искушение всех этих замечательных блюд в том, что ими хочется набить желудок. А в пост надо вставать из-за стола тогда, когда еще хочется есть. И это такой маленький подвиг, который никому не заметен, поскольку только сам человек знает, насытился он или нет.

— Можно ли в пост смотреть телевизор?

— Любые отказы должны быть для чего-то. Вот человек на время поста хочет отказаться от телевизора. Для чего он это делает? Если для того, чтобы в освободившиеся полтора часа читать Библию или потратить это время на помощь тем, кто в ней нуждается, — это одно. А если кто-нибудь скажет: телевизор я смотреть не буду, лягу на диван и буду смотреть в потолок или, еще лучше, позвоню-ка подружке, мы эти полтора часа посплетничаем, — ну, какой в этом смысл? Если мы можем хотя бы в период поста время, обычно занятое телевизором, трансформировать в нечто более полезное и богоугодное — это хорошо. А если не можем — нужно просто честно сказать себе, что не доросли еще.

— Одна наша прихожанка сказала, что ее смущает обилие концертов духовной музыки в период поста. Разве в пост мы не должны стремиться к предельной внутренней сосредоточенности?

— В максимуме — я согласен. Для наиболее полного богообщения человек должен отрешиться от всего. Поэтому святые подвижники в затвор уходили, причем не только на время поста, а на всю жизнь. И если человек имеет такой опыт поста и такие духовные силы, что всё его желание — скорее прибежать с работы домой и схватить молитвослов, это можно только приветствовать. Но не все люди имеют на это силы. И для многих искусство, — а хорошее искусство приводит к тому, что по-гречески называется катарсис, очищение, — может оказаться очень полезным. Музыка оказывает колоссальное воздействие, она может пробудить в душе человека то, что должна пробуждать молитва, но до этого еще нужно дорасти. А такие концерты — еще и миссионерский ход. Ведь огромное количество наших сограждан — вне церковной жизни. Посещение концерта духовной музыки может для кого-то стать первым шагом в сторону Церкви.

Беседовала Оксана Гаркавенко

Газета «Православная вера» № 4 (456), 2012 год

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=59 404&Itemid=3


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru