Русская линия
Русь ДержавнаяПротоиерей Всеволод Чаплин27.02.2012 

Молиться, думать и действовать
Интервью с главой синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиереем Всеволодом Чаплиным.

— Святейший Патриарх Кирилл в своем слове в день третьей годовщины Протоиерей Всеволод Чаплининтронизации, которое ввиду его важности наша газета опубликовала полностью, отметил, что православные люди не выходят на демонстрации, они молятся, но они переживают всем сердцем то, что происходит с народом нашим.

Да, наверно, это не лучший способ постижения истины — участвовать в демонстрациях и митингах. Как Вы считаете, какой же должна быть активная гражданская позиция православного человека?

- Прежде всего, хотел бы еще раз подчеркнуть, что Святейший Патриарх не запрещал ходить на митинги, как это утверждали некоторые СМИ.

Святейший Патриарх сказал: «Мы живем в православной в большинстве своем стране, эти люди не ходят на демонстрации, их голосов не слышно… но они переживают всем сердцем то, что происходит сегодня с народом нашим, проводя в своем сознании ясные исторические параллели с беспутством и беспамятством предреволюционных лет, с разбродом, шатанием, разрушением страны в 90-х годах». Также Святейший сказал, что «православные люди не умеют выходить на демонстрации».

Он имел в виду, что есть огромное количество православных людей, которые не умеют ходить на митинги и не ходят на них, но это не значит, что у этих людей нет своего представления о будущем страны. Оно у них есть: они не хотят революций и потрясений, они хотят жить согласно своей вере и своим жизненным принципам и не желают, чтобы кто-то пытался изменить волю народа без самого народа. Надо сказать, что какое-то количество верующих людей, очевидно, было на разных митингах — может быть, кроме, митинга Новодворской и Борового. Целые организации православных христиан участвовали в митинге на Поклонной горе. Это и «Союз православных граждан», и «Георгиевцы», и родительское сообщество, в котором участвует много православных христиан, и некоторые другие.

В любом случае сегодня есть много возможностей для гражданской активности. Это и деятельность православных общественных объединений, это и письма в органы власти, и звонки на радио, и выступления в СМИ, и присутствие в интернете. Кстати, в этой сфере подчас мы либо проигрываем дискуссию, либо вынуждены участвовать в дискуссиях, навязанных нам наиболее активными блогерами, иногда управляемыми из некоторых центров, что недавно получило свои доказательства. Но это не значит, что нам нужно молчать. Сегодня гораздо проще, чем десять-двадцать лет назад, донести свое слово до тысяч соотечественников. Для этого не нужно ни телевещание, ни аренда зала. Новыми возможностями нужно пользоваться. Грех не пользоваться.

— Встреча Святейшего Патриарха с религиозными лидерами, по мнению некоторых аналитиков, может стать поворотным пунктом в отношениях между государством и Церковью. Ваше мнение на этот счет.

- Встреча была очень важна — прежде всего потому, что Председатель Правительства и религиозные деятели вновь смогли посмотреть друг другу в глаза, сказать о наболевшем. Встреча была вовсе не комплиментарной и не протокольной, а деловой, и именно так о ней высказался Святейший Патриарх. Во время этой встречи религиозные деятели, в первую очередь Его Святейшество, подняли серьезнейшие вопросы, которые требуют изменений в государственной политике. Они говорили об общественной нравственности, о климате в СМИ, о демографии и семье, о защите христиан в разных странах мира, о поддержке общественных инициатив, связанных с религиозными общинами. Прекрасно, что эти слова вызвали в целом положительную реакцию премьер-министра.

На встрече Владимиром Владимировичем Путиным были сделаны некоторые очень принципиальные заявления, в частности: «С момента развала Советского Союза не могла (и страна, и каждый конкретный человек) опираться морально ни на что другое, кроме как на религиозные ценности».

Им было сказано и следующее: «Еще с советских времен это отделение Церкви от государства, независимость государства от Церкви и Церкви от государства имело такую примитивную трактовку». А сегодня светскость «должна заключаться в том, что между государством и религиозными организациями должен установиться совершенно другой режим взаимоотношений — режим партнерства, взаимной помощи и поддержки».

Более того, Православие было названо Председателем Правительства государствообразующей религией и было подчеркнуто, что «нужно внедрение этических норм в сознание каждого нашего гражданина». Впрочем, слава Богу, церковно-государственные отношения не зависят только от встреч, проводимых в переломные моменты истории, при всей важности таких встреч. Многое из того, о чем сказал Владимир Владимирович, уже заложено в принципиальных решениях и законопроектах, которые сейчас рассматриваются и которые стали плодом длительного церковно-государственного диалога, оживившегося при Святейшем Патриархе Кирилле. Это и уравнивание во многих правах государственных и негосударственных, в том числе православных, школ и вузов, это и развитие системы военного духовенства, это и преподавание основ религиозных культур в школах, это и возвращение несправедливо отнятого имущества религиозных общин. Это и поддержка социальной работы Церкви. Это и совместная церковно-государственная забота о семье, создание центров помощи семьям.

— Вы в своем выступлении на этой встрече говорили о необходимости поддержки инициатив гражданских верующих людей, и премьер полностью согласился с Вашими доводами. Если можно, немного поподробнее об этом.

- Кто-то может назвать мое выступление алармистским, но я неплохо знаю религиозную ситуацию в стране из разных источников, из диалогов с различными религиозными общинами, общественными объединениями, экспертами, государственными органами. Религиозная сфера не случайно становится в современном мире одной из самых сложных в контексте общественных процессов и одной из самых уязвимых. В целом ряде стран через внешние влияния пытаются дестабилизировать эту сферу жизни, сделать ее одной из площадок реализации сценариев по разрушению власти и общества. Для этого используются псевдомиссионеры, экстремисты, провокаторы.

Сегодня против России работают очень мощные силы, которые, очевидно, уже приняли свои решения относительно нашей страны, не собираются их отменять, а наоборот, намерены реализовывать их последовательно и долго. Они могут перенести любые поражения, действовать годами, и действовать очень решительно. Межрелигиозные противостояния, также как и межнациональные — это очень опасная вещь для России, и наши недруги это знают. Поэтому меня удивляет вялая реакция некоторых чиновников на антироссийские действия в религиозно-общественной сфере, на попытки использовать псевдорелигиозную фразеологию, чтобы противопоставить общины верующих власти, посеять слухи о неизбежном противостоянии власти и Церкви, о том, что они должны находиться между собой в конфликте, что константиновская эпоха — это плохо, симфония — это отсталое мировоззрение и так далее. Не случайно радикалы подчас используют псевдорелигиозные или антирелигиозные лозунги. Вот хотя бы чудовищная акция в Храме Христа Спасителя 21 февраля… Некоторые чиновники отвечают, как во времена брежневского застоя. У них на все два ответа: «как бы чего не вышло» и «само пройдет». Вот сейчас само не пройдет, потому что, как я уже сказал, задействованы очень могущественные силы. Конечно, действуют правоохранительные органы, принимаются различные ограничительные меры, меры жесткого противодействия. Они важны, без них ни одно государство не способно было бы обеспечить свою безопасность. Но их мало. Нужно понять, что общественная активность, связанная с религией, возрастает во всех частях света, ее нельзя отменить, ее не получится уже загнать в подполье. Нужно дать для нее положительный выход, поддержать те инициативы верующей общественности, которые направлены на созидание мира, на воспитание настоящих патриотов, на то, чтобы предоставить молодежи возможность определять свою судьбу. В нашей Церкви есть прекрасные молодежные объединения: спортивные, военно-патриотические, творческие, есть информационные и культурные инициативы, есть грандиозный потенциал для общественных дискуссий. Все это государство может поддержать — иногда на федеральном уровне, иногда на региональном или даже на муниципальном. Я упомянул бы интересный пример: в Крымском районе Краснодарского края церковно-общественные проекты стали оформляться как муниципальные. Думаю, что подобное могло бы делаться в разных местах страны, в том числе в Москве.

— В одном из своих выступлений Вы в порядке размышления предлагали обсудить вопрос о возможности создания в России партий, отстаивающих православные ценности. Есть ли на российском горизонте такие силы?

- Появилось уже шесть инициативных групп. С некоторыми из них я бы поспорил по многим вопросам, с некоторыми больше единства во взглядах. Теперь важно, чтобы эти группы избежали той разобщенности и мелкого вождизма, который погубил дело христианского участия в политике в 90-е годы. Может быть, они создадут некое объединение, а может быть, вольются в более крупные партии, или, к сожалению, ничего из этого не получится. Но уже то, что идея эта заинтересованно обсуждается, уже хорошо. Мы пока не знаем, как будут меняться законы, относящиеся к политическим партиям, какие новые возможности появятся. Но вне зависимости от этого для меня очевидно, что сегодня появляется все больше политиков и общественно активных граждан, которые хотели бы основывать свою деятельность на христианских нравственных идеалах. Рано или поздно формы координации такой деятельности, конечно, найдутся. Интересно, что после начала дискуссии меня буквально забросали письмами с предложениями создать такую партию, вступить в нее, оказать ей помощь.

— Отец Всеволод, недавно Центральный совет Союза православных граждан обратился с наказом в будущем к президенту России. Как бы Вы могли прокомментировать это обращение?

Документ достаточно интересный, наполненный болью за страну и позитивными предложениями. Этот документ еще раз говорит, что православные христиане не просто проявляют пристрастие к любой действующей власти, а имеют свои взгляды, которые хотят видеть реализованными, в том числе через действия властей.

Убежден, что такие принципы как патриотизм, справедливость, забота о простом человеке, забота о семье, необходимость укреплять общественную нравственность — разделяются подавляющим большинством нашего народа. И именно к этому народу, а не только к элитам и экспертам, нужно прежде всего прислушиваться власти.

— Нашу газету читают в православных приходах, в государственных и общественных учреждениях, во многих областях нашей необъятной Родины. Ситуация в стране сегодня действительно тревожная. Что бы Вы хотели пожелать людям, которые будут читать эти строки?

- Молиться, думать и действовать. Действовать так, чтобы никому не удалось поставить Россию на колени, а сейчас многие хотели бы это сделать. Действовать надо так, чтобы наша вера не оставалась лишь святыней под спудом, никак не видной окружающему миру и не влияющей на него. Но так, как сказал Сам Господь: «Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного» (Мф. 5, 16). Скоро выборы. Некоторые политики и чиновники на все вопросы, касающиеся событий апреля или мая, говорят: дайте дожить до пятого марта. Так относиться к жизни нельзя.

Я надеюсь, что выборы не принесут нам никаких потрясений. Но это не значит, что дальше будет тишь и гладь, что опять мы будем жить по принципам «как бы чего не вышло» и «само пройдет». Слишком сложный мир нас окружает, слишком много в нем накопилось противоречий, которые определенные силы наверняка попытаются обнулить за счет силовых сценариев или сценариев управляемого хаоса. В этих условиях нужно очень серьезно относиться к своей жизни и жизни близких. Нужно молиться, думать и действовать.

http://www.rusderjavnaya.info/article.php?art_id=522


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru