Русская линия
Радонеж Сергей Белозерский27.02.2012 

Чапаев и джентльмены

Представители Церкви говорят о судебном преследовании участниц Pussy Riots, прогрессивная общественность негодует — вам же заповедано прощать! Что же делать? Ситуация с «кошками» (так переводится слово Pussy) — и другие подобные ситуации — хорошо описана в анекдоте про Чапаева и джентльменов, с которыми он играл в карты. «А они говорят — а мы джентльмены, мы друг другу верим на слово! И тут, Петька, мне такая карта попёрла!» Герой анекдота с радостью использует в своих целях правила, которым следуют другие — и которым он сам, разумеется, следовать не собирается. Для него джентльмены — это просто лохи, которых грех не развести. Любое христианское служение неизбежно сталкивается с такой проблемой, как злоупотребление доверием и милосердием. Люди рассказывают душераздирающие истории, просят помощи, получают ее — потом, пропивая ее с приятелями, весело смеются над тем, как они развели этих глупых сердобольных богомолок. Бывает, что люди, вполне способные к труду, вместо того, чтобы им заняться, кочуют из церкви в церковь, выпрашивая помощь — и когда им пытаются помочь с трудоустройством, сбегают. Бывают воры на доверии, которые, принимая помощь от христиан, обворовывают их, а потом говорят о том, что верующие не должны против них свидетельствовать — вам же ваш Христос велел прощать, разве не так?

Те, кто занимается помощью нуждающимся, вынуждены проявлять разборчивость и осторожность — а люди, желающие злоупотребить их добротой, осыпают их горькими упреками — где же их милосердие, доверие и прощение! Да, я обманул вас в прошлый раз, но ведь Евангелие заповедует прощать до семижды семидесяти раз, разве не так?

Эта хорошо знакомая ситуация повторяется и с «панк-молебном» в Храме Христа Спасителя, совершенным (сознательно или нет) перед самым Прощеным воскресеньем — так что разговоры о том, что «кошкам», вероятно, придется отвечать по закону, сопровождаются негодованием — как, в самое прощенное воскресенье эти православные не могут простить нанесенную им обиду! Посмотрите, какое лицемерие!

Не следует преуменьшать проблему, которую это создает для христианской совести — но, скажем еще раз, эта проблема не уникальна. Христианские благотворители, к которым приходит уже обманывавший их человек, сталкиваются с аналогичной проблемой — надо ли простить его и помочь ему еще раз, даже если, по-видимому, деньги, полученные на «билет до дома» несчастный употребит с таким же вредом для организма, как и раньше? И ответ, который можно дать — да, конечно, надо простить и помочь. Только помощь эта должна учитывать реальные проблемы и реальные потребности человека. Например, надо признать, что очередная порция денег не принесет ему пользы. Пользу может принести тарелка супа — и приличествующее случаю жесткое вразумление. Приведем другой пример. Все специалисты по борьбе с химической зависимостью говорят о том, что человека не следует избавлять от последствий его пагубной привычки — не нужно стирать одежду, которую он изгваздал, не нужно вытаскивать его из неприятностей, в которые он попал, и так далее. Желание оградить и защитить — такое понятное, такое благородное на первый взгляд, может только смазать человеку быстрый спуск в пропасть. Надежду дает именно «жесткая любовь», которая предоставляет человеку больно удариться об результаты его поведения, и обнаружить, что у поступков есть последствия. Это не месть химически зависимому — это попытка ему помочь.

Приверженность определенным идеологическим установкам ведет к постепенному распадению личности — возможно, не такому явному, как химическая зависимость, но не менее прискорбному. Как уже отмечалось, беда с прогрессивными взглядами как раз в том, что эти взгляды склонны прогрессировать — от умеренных безобразий ко все более вопиющим, от богохульных выставок в «своем» пространстве, к непристойным шествиям на улицах, потом к беснованиям уже в храме, потом потребуется более высокая доза адреналина, и чем дальше займутся в храмах люди прогрессивные — дефекациями (как в Бельгии) или публичными совокуплениями (как в Норвегии), предсказывать трудно. Можно только предсказать, что возможность невозбранно творить безобразия неизбежно приведет к тому, что люди начнут измышлять безобразия все более дикие.

Что можно делать с такими людьми? Кормить блинами? Отчего бы и не покормить, конечно. Если бы все проблемы с девиантным поведением решались при помощи блинов и варенья, это было бы замечательно. Увы, они так не решаются. Иногда надо дать людям обнаружить, что у их поступков есть последствия. Публичное безобразие такого рода есть нарушение законов государства — а это имеет определенные последствия. Они не должны быть чрезмерными — например, реальное тюремное заключение было бы в этом случае неоправданной суровостью — но они должны быть, чтобы сделать спуск «кошек» по скользкому склону не столь гладким. Денежный штраф был бы вполне уместен.

Конечно, обвинительный приговор и штраф вызовет бурю негодования у нашей прогрессивной общественности — на то она и прогрессивная. Но в любом обществе, где действует закон, такого рода безобразия должны пресекаться. Рассмотрим, для примера, как дело обстоит в стране, которую наши оппоненты вряд ли станут обвинять в сращивании Церкви и государства и прочих грехах против демократии — в Соединенных Штатах. Вот в Америке некий человек, Стивен Фэй, в самом выражении лица которого есть нечто прометеевское (см. фотографию по ссылке), обливался мочой в католической церкви в г. Лейквилл. Власти не оценили карнавального креатива и оштрафовали его на 20 000 долларов. Там же в Америке, в городе Соутхайтон, Коннектикут, двое юных художников разрисовали церковь своими произведениями; суд не проникся их художественной ценностью, и молодые люди были приговорены к двухмесячному сроку. Три человека осуждены в г. Модесто, Калифорния, за то, что разрисовали местную католическую и греческую православную церкви — штраф, общественные работы.

Так что, начни «кошки» креативить где-нибудь в Нью-Йоркском соборе св. Патрика, у них могли бы возникнуть неожиданные огорчения. Беда в том, что наши прогрессивные деятели имеют несколько противоречивые представления о свободе — «кругом цивилизованное общество, все живут по закону, а вот конкретно мы живем как в диком поле, и нам ничего за это не бывает». В обществе, живущем по закону, как раз бывает.

Идеальным вариантом было бы покаяние самих кошек — как и покаяние всех тех людей, которые сознательно злоупотребляют желанием христиан прощать и помогать. Но там, где покаяния нет, иногда лучшее, что можно сделать для человека — это предоставить ему самому пожинать плоды его поступков.

http://www.radonezh.ru/analytic/15 943.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru