Русская линия
Православие.Ru Олег Стародубцев11.06.2001 

Храм в честь Воскресения Христова в Токио

Среди множества российских духовных миссий, безусловно, особой самобытностью отличается православная миссия в Японии. Во многом это обусловлено личностью ее основателя и многолетнего руководителя — святого равноапостольного Николая (Касаткина). В русской церковной истории святитель Николай по праву получил наименование апостола Японии. В своей миссионерской деятельности он руководствовался, в первую очередь, необходимостью воспитания паствы в строго евангельском духе — так, чтобы на дальнейшее духовное становление этих людей не могли оказать существенного влияния политические, социальные или какие-нибудь другие силы.
Огромную роль в деле миссионерского просвещения Святитель отводил необходимости сближения двух культур: русской и японской. С этой целью, с самого начала существования православной миссии в Японии им переводилось огромное количество книг. Естественно, что основную часть книг, переводимых с русского на японский язык, составляли богослужебные тексты и творения святых отцов. Но, вместе с тем, на японский язык переводились и русская литература, и книги по русской церковной архитектуре, иконописи и прикладному искусству. Огромную роль в деле сближения двух культур оказало и непосредственное знакомство японцев с образцами русской архитектуры, иконописи, прикладного и ювелирного искусства. Подвижнические труды святителя Николая нашли продолжение во множестве его учеников японцев и, тем самым, послужили благодатной почвой, на которой возросло могучее древо Японской Православной Церкви.
Япония оставалась закрытой страной для европейцев гораздо дольше, чем Китай. Попытки России завязать с Японией дипломатические отношения долгое время не имели успеха: лишь в 1853 году первый российский военный корабль смог войти в японскую гавань (Нагасаки). В 1855 году в Японии открылась первая дипломатическая миссия, а в 1857 году при российском посольстве в Хакодате (современный район Мотомати), трудами и попечением консула И.А. Гошкеича, была заложена домовая церковь в честь Воскресения Христова [1]. Строительство было завершено в 1859 году.
Это небольшой деревянный храм, внутреннее убранство которого украшал выполненный в византийском стиле иконостас с иконами академической живописи.
В 1861 году из Петербургской Духовной Академии в Японию на пастырское служение прибыл молодой иеромонах Николай (Касаткин).
Первые годы его миссионерского служения были исполнены множеством трудов, связанных с изучением языка, обычаев и культуры японцев. Но уже через десять лет благие плоды этих усилий стали более, чем очевидны: число крещенных японцев заставило говорить о необходимости открытия в Японии духовной миссии. В 1871 году архимандрит Николай обращается в Священный Синод с ходатайством об открытии миссии и получает благословение. Однако лишь в 1873 году, после многих притеснений и гонений, правительство Японии узаконило ее существование.[2]
В 1871 году архимандрит Николай переселяется в Токио. В предместье Суругадай, в квартале, отведенном для иностранцев, он приобретает участок земли и начинает строительство здания миссии с маленьким домовым храмом при нем. Но, по мере возведения миссии, значительно увеличивается число прихожан храма, и к концу 70-х годов встает вопрос о необходимости строительства большого православного храма.
В 1880 г. архимандрита Николая возводят в сан епископа.[3] Это произошло во время его посещения России, связанного с обращением в Священный Синод с ходатайством о разрешении сбора средств на строительство храма. Просьба епископа Николая была удовлетворена. Святейший Синод дал епископу право на сбор пожертвований в Петербурге, Москве, Киеве, Новгороде и других городах. Более того, по благословению высокопреосвященнейшего Исидора митрополита Санкт-Петербургского, разработкой проекта храма занялся столичный архитектор М.А. Щурупов.[4]
В это же время епископ Николай начинает поиск благотворителей и жертвователей на строительство храма. В их число вошли О.Е. Путятина, М.И. Романова, И.И. Павлов, Г. М. Комаров, Ю.С. Нечаев-Мальцев. Ф.И. Самойлов и др. За сравнительно короткий период в общей сложности было собрано около 300 000 рублей.
Но дальше произошло непредвиденное: на купленном участке земли на холме Суругадай, где находилась православная миссия, не хватило места для столь грандиозного собора.[5] Пришлось делать искусственную насыпь достаточно большой высоты, укрепляя ее сосновыми сваями. Все работы выполнялись с особой тщательностью по причине сложных сейсмических условий и, как говорил сам владыка Николай, «не было ничего рассчитанного на роскошь». Собор заложили в марте 1884 году; строительство его продолжалось 7 лет.
«Собор будет памятен, — писал архиепископ Николай, — будет изучаем, подражаем многие даже не десятки, а, смело говорю, сотни лет, ибо храм действительно — замечательнейшее здание в столице Японии — здание, о котором слава разнеслась по Европе и Америке еще прежде его окончания, и которое, ныне будучи окончено, по справедливости вызывает внимание, любопытство и удивление всех, кто есть, или кто бывает в Токио». Равного по масштабам и великолепию православного храма не существовало на всем Дальнем Востоке. А до возведения во второй половине XX века высотных зданий вблизи храма, этот храм был виден с любой точки Токио.
Архитектурный проект храма был выполнен в традициях, характерных для храмостроительства России конца XIX века. В планово-архитектурной основе храма заложен равноконечный греческий крест. Венчает храм массивный купол.[6] Выполненный в так называемом русско-византийском стиле, храм гармонично вписался в общий архитектурный ансамбль города. Общая высота храма от основания до креста была 35 метров, а колокольня — 40 метров высотой. Позолоченные кресты на храме и колокольне были видны за 20 километров при подъезде к столице.
Внутреннее пространство храма необычайно большое и светлое. Главным украшением храма был покрытый позолотой, резной многоярусный иконостас. Иконы для иконостаса были написаны известным придворным живописцем В.М. Пешехоновым. В соборе находились так же иконы, хоругви и плащаницы, выполненные в Воскресенском Новодевичьем монастыре в Петербурге и присланные в дар храму митрополитом Палладием.
Архимандрит Сергий (Страгородский) отмечал: «Удивительное богатство сосудов в новом соборе. Я думаю, редкий в России собор может теперь равняться с нашим <….>. Мне думается, что не только собор, но даже и все миссийские церкви, какие потом будут открываться лет на сто вперед, можно будет снабдить утварью, особенно сосудами. Да, наши православные умеют жертвовать. Навеки останется памятен для японцев этот щедрый дар Матери-Церкви».
Главный алтарь храма был освящен в честь Воскресения Христова, правый придел — в честь Крещения Господня, левый — в честь святых первоверховных апостолов Петра и Павла. Торжественное освящение собора и центрального алтаря состоялось 24 февраля 1891 года.[7]
Храм стал особой достопримечательностью Токио. Местные жители стали называть его «храм — Николая» (Сейдо — Никорай[8]
При храме была создана обширная библиотека, создан центр по переводу книг, издательский отдел и иконописная мастерская.[9]
К началу Русско-японской войны (1904−1905) в Японии уже насчитывалось 178 храмов и молитвенных домов. После окончания войны трудами архиепископа Николая строится еще несколько памятников-храмов на месте захоронения русских воинов.[10]
Кантоское землетрясение и сильный пожар 1 сентября 1923 года нанесли огромный материальный ущерб Православной миссии в Токио. Сильно пострадал и храм в честь Воскресения Христова. Пожаром было уничтожено почти все его внутреннее убранство. В огне погиб уникальный иконостас и вся церковная утварь. От сильных подземных толчков рухнул центральный купол храма.[11]
Архиепископ Сергий (Тихомиров) писал: «Я вошел в него (в храм) северными дверями; западные двери и паперть были завалены развалинами колокольни. <…>. Во всем соборе не осталось ни вершка несгоревшего дерева. <…>. Железные каркасы купола от жары размякли и обвалились внутрь собора. Колокола расплавились полностью. Металлическая и серебряная утварь вся или расплавилась, или сильно повреждена. Облачения, митры — все сгорело. Велик ли убыток? Колоссальный. Но „колоссальность“ потери нужно измерять не стоимостью вещей, а тем, что все это 30 лет, с 1892 года, выпрашивалось, собиралось, тщательно хранилось; что все сгоревшее — „жертвы“, „сердца“ добрых благодетелей».
Помощи и финансовой поддержки ждать, казалось бы, было неоткуда. И объединенные вокруг владыки Сергия — преемника архиепископа Николая, православные японцы приняли на себя решение всех этих трудных задач.[12] Шесть лет потребовалось на сбор средств и восстановление разрушенного храма. С большими трудностями собирали из других храмов иконы, необходимую церковную утварь и книги.
15 декабря 1929 года епископ Сергий (Тихомиров) в сослужении клириков совершил торжественное освящение восстановленного собора. К этому времени был выполнен и новый одноярусный иконостас из темного дерева, украшенный прекрасными копиями произведений В.М. Васнецова и М. В. Нестерова. В центральном приделе на восточной стене были помещены монументальные изображения Богоматери и св. Иоанна Предтечи, выполненные маслом на холстах. С этого времени до середины 90-х годов XX века внутреннее убранство собора преимущественно оставалось неизменным. Надо отметить, что в марте 1962 года Воскресенский собор получил официальный статус «важного памятника культуры Японского государства».
Много трудов на устройство церковной жизни положил приснопамятный архиепископ Токийский митрополит всей Японии Феодосий (Нагасима) (†1999), возглавивший Японскую Православную Церковь в 1972 году. Получив духовное образование в России, высокопреосвященнейший Феодосий любил, знал и ценил русскую церковную культуру. Он много сделал для восстановления былого величия храма Воскресения Христова. На Соборе 1973 года за «Николай — до» был закреплен статус кафедрального храма.
Большим событием в жизни Японской Православной Церкви явилось строительство у южной стены «Николай — до» часовни в память Апостола Японии архиепископа Николая, решение об этом было принято на Соборе в июле 1977 года. Тем самым, строительство часовни стало символом самостоятельности Японской Православной Церкви.
После тщательного осмотра собора представителями властей, токийский муниципалитет выдает специальное разрешение на реставрацию важного памятника культуры Японского государства. Компания по сбору средств на реставрацию собора началась в ноябре 1990 года и уже к февралю 1991 года собор оделся в строительные леса. Реставрационные работы были запланированы на шесть лет: четыре года — ремонт колокольни, купола, стен; два года — ремонтные работы внутри храма. С середины 90-х годов начались обширные ремонтно-реставрацонные работы в прилегающих к храму церковных зданиях.
Для украшения интерьеров храма митрополитом Феодосием были приглашены лучшие мастера из России. В 1996—1998 годах несколько раз Японию посетила одна из ведущих мастеров-иконописцев иконописной мастерской при Московской Духовной Академии В.С. Глазовская. По просьбе митрополита Феодосия для храма Воскресения Христова ею были выполнены три монументальных иконы в древнерусских традициях: икона Божией Матери «Знамение» (диаметром 2,6 м), Архангела Гавриила и Архангела Михаила (диаметром 1,8 м).
В 1997 году трудами и попечением митрополита Феодосия на пожертвования прихожан были вызолочены и украшены платиной все три иконостаса собора.
Сегодня православный храм в честь Воскресения Христова предстает перед нами в своем прежнем величии и красоте. Храм несколько сокрыт от взора появившимися в последнее время многоэтажными строениями, но это нисколько не мешает ему по-прежнему оставаться истинным центром духовной жизни православных японцев, любящих и тонко чувствующих русскую культуру.


[1] Жители города, завороженные не слыханным прежде колокольным звоном, прозвали ее «храм Бомбом» (Гангандэра).
[2] Государство официально отменило антихристианское законодательство.
[3] Епископская хиротония состоялась в Александро-Невской лавре в Петербурге.
[4] Щурупов Михаил Арефиевич (1815−1901) был одним из известнейших столичных архитекторов того времени. Он окончил курс Академии художеств в 1836 году со званием художника и с малой золотой медалью за проект здания училища правоведения. В 1837 году за проект великокняжеского дворца был удостоен большой золотой медали и правом заграничного пенсионерства от Академии. С 1840 по 1855 годы жил в Италии, где занимался изучением истории архитектуры и скульптуры и разработкой различного рода строительных проектов. В 1858 году был возведен в звание академика, а в 1860 году за проект русского археологического музея — в звание профессора архитектуры. Однако, блестяще выполнив ряд светских заказов и тем сыскав большую известность, Михаил Арефиевич большую часть своих трудов и знаний все-таки отводит церковной архитектуре. Наиболее известные его постройки в Петербурге. По его проекту построен грандиозный собор в русском ските на Афоне. М.А. Щурупов вел обширную преподавательскую деятельность.
[5] Вместимость собора была рассчитана на полторы тысячи человек.
[6] Он был разрушен землетрясением 1923 года. Современный купол несколько меньших размеров и более приземист.
[7] К посещению новоосвященного собора приурочил свой визит в Японию наследник Российского престола Николай. В г. Оцу на цесаревича было совершено покушение, и визит в Токио мае 1891 года не состоялся.
[8] В японском языке нет звука «л».
[9] Среди иконописцев-японцев извесны Ямасита Рин, Мария Он Хидэко Сибаяма.
[10] Храмы-часовни возведены в г. Мацуяма и Осака.
[11] Однако необходимо заметить, что землетрясение разрушило почти весь город, а храм лишь сильно пострадал.
[12] Святитель Николай скончался в 1912 году.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru