Русская линия
Русская линия Ирина Костенко18.02.2012 

Красивая традиция — великому патриоту
В Новочеркасске почтили память войскового атамана донского казачества в 1917 году А.М. Каледина

Февральские торжества в Атаманском дворце — традиция, посвященная генералу от кавалерии, атаману Войска Донского Алексею Максимовичу Каледину. Традиция еще недавняя, но благородная и очень красивая. Представьте: в роскошных залах дворца звучат стихи (в этот раз — Николая Туроверова) и классическая музыка. Здесь — стройные, подтянутые кадеты и казаки. Они беседуют о жизни атамана и его выдающихся заслугах, рассматривают его редкие фото и личные вещи из экспозиции музея.

Воспитанники Новочеркасского казачьего кадетского корпуса в музее истории Донского казачества в день памяти атамана Каледина

В этом году воспитанники кадетского корпуса, казаки, сотрудники музея истории Донского казачества и рядовые жители Новочеркасска вспоминали, как февральские дни 1918 года стали последними в жизни Алексея Максимовича Каледина. Он покончил жизнь самоубийством — с одной стороны, морально не выдержав смуты и революции на Дону, с другой стороны — будучи твердо уверенным, что его смерть станет преградой для Гражданской войны. Память об этом выдающемся человеке пришедшие почтили минутой молчания.

«Много лет имя Алексея Максимовича Каледина оставалось забытым, — говорит научный сотрудник музея истории казачества Анастасия Уткина. — Долго к этой личности бытовало неоднозначное отношение. Вновь раскрывающиеся факты порой удивляют даже ученых. Потому, неудивительно, что общество в целом до сих пор не готово пересмотреть прошлое по отношению к этому человеку. Но все же пришел день объективно оценить историю».

Генерал Луцкого прорыва

Долгое время о Каледине вспоминали лишь как о противнике революции. Он, действительно, не смог сразу стать революционером — это противоречило его моральным, нравственным принципам и политическим взглядам. О «другом» Каледине знали немногие.

Вот, например, из курса истории все мы наверняка слышали о таком событии, как «брусиловский прорыв». Сейчас историки говорят, что эту блестящую операцию в ходе Первой мировой войны вполне можно было бы назвать «калединским». Каледин командовал 8-й армией Юго-Западного фронта генерала Брусилова. И в те времена именно Алексея Максимовича называли героем Луцкого прорыва. Это уже позже он стал «брусиловским». А вот в период Первой мировой «…в победных реляциях Юго-Западного фронта все чаще упоминались имена двух кавалерийских начальников — и только двух — графа Келлера и Каледина, одинаково храбрых, но совершенно противоположных по характеру: один пылкий, увлекающийся, иногда безрассудный, другой спокойный и упорный. Оба не посылали, а водили войска в бой» (слова генерала Деникина). Сразу после событий генерала оценили по достоинству. Позже — история подзабыла, что Каледин был талантливым военным…

А какими, оказывается, благородными аристократическими манерами обладал Алексей Максимович! Каких чистых и прекрасных человеческих качеств он был человек! Сослуживцы и знакомые Каледина вспоминали его как человека «безукоризненно честного, человека высокой культуры, как замечательного полководца и русского патриота». Человека великой храбрости и такой же великой скромности. Никогда не прятался за спины солдат в бою и всегда стеснялся фотографироваться.

Донские казаки преклонялись перед этим человеком. Вопреки традиции они избрали его в атаманы. Событие в истории казачества, можно сказать, беспрецедентное. Впервые за 200 атамана выбрали, в то время когда уже сложился порядок назначения атаманов царем.

Последнее пристанище генерала

Не зря для почестей генералу от кавалерии выбран Новочеркасск и великолепные помещения Атаманского дворца. С Новочеркасском его связывала работа в юнкерском училище. Ни больше ни меньше — но Каледин в 1903—1905 годах занимал должность начальника этого учебного заведения. В Атаманском дворце прервалась его жизнь. Вот как вспоминал о последнем дне генерала Митрофан Богаевский: «29 января 1918 (старый стиль) года Каледин, стоя за письменным столом, прочитал Донскому правительству телеграммы и, познакомившись с положением на фронтах, сказал: „Ситуация безнадежна. Население не только не поддерживает нас, но и настроено к нам враждебно. Сил у нас нет, сопротивление бесполезно. Я не хочу лишних жертв, лишнего кровопролития и предлагаю сложить свои полномочия“. А когда все разошлись, он снял тужурку и шейный Георгиевский крест, лег на кровать и выстрелил в сердце из револьвера. Пуля обожгла белую рубаху, пронзила А.М. насквозь, прошла через матрац, расплющилась о железную решетку кровати и была мною найдена. В комнату очень скоро вошли супруга Мария Петровна и денщик. Крик жены заставил чуть живого Каледина повернуть голову и слегка приоткрыть глаза. Но уже не было в них жизни». Сейчас в этом помещении мемориальная комната Алексея Максимовича Каледина. Здесь хранятся его личные вещи — оружие, нагайка, кивер, погоны, фото. Здесь же форма, подобная той, которую, он носил, и грамота об избрании Каледина атаманом.

+ + +

СПРАВКА «МК»

Каледин Алексей Максимович (12 октября 1861 — 11 февраля 1918), родился в станице Усть-Хоперской, хуторе Каледин; генерал от кавалерии, донской атаман. Военное образование получил в Воронежском кадетском корпусе и в Михайловском артиллерийском училище, из которого после производства в чин хорунжего вышел на службу в 3абайкальскую казачью батарею.
В 1889 году закончил курс Военной академии, служил в штабе Варшавского военного округа и в должности старшего адъютанта Донского войскового штаба; три года провел в Управлении резервной пехотной бригады, после чего в 1903 году назначен на пост начальника Новочеркасского юнкерского училища. С 1910 года командовал бригадой 11-й кавалерийской дивизии, на фронте Первой мировой войны выступил во главе 12-й кавалерийской дивизии.
Назначен командующим 8-й армией в 1916 году и произведен в чин генерала от кавалерии. 23 мая 1916 года его армия прорвала фронт под Луцком и оттеснила австрийцев далеко вглубь Галиции. За руководство боевыми операциями получил высокие награды — ордена св. Георгия 4 и 3-й степеней.
Когда началась революция 1917 года генерал, по мнению своего начальника Брусилова, «потерял сердце и не понял духа времени». Революция противоречила его политическим взглядам, нарушила все его жизненные планы. Он откомандировался в Военный Совет и вскоре уехал на юг. По настоянию казаков Каледин согласился принять пост Донского атамана.
Правительство Керенского объявило донского атамана изменником революционной родины. 29 января по старому стилю атаман Каледин сложил свои полномочия и покончил с собой в тот же день выстрелом в сердце. Похоронили генерала от кавалерии со всеми почестями в Новочеркасске — однако могила его затерялась.

Примечание «РЛ»: В русской императорской армии графа Келлера называли «золотой шашкой империи», а атамана Каледина — «серебряной». Это лучшие кавалеристы, чьи души были полны благородства и отваги.

http://rostov.mk.ru/article/2012/02/17/672 970-krasivaya-traditsiya-velikomu-patriotu.html

http://rusk.ru/st.php?idar=53253

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru