Русская линия
Крестовский мост Михаил Устюгов17.02.2012 

«Приходите ко мне на могилу…»

«Для меня он — святой, — говорит об отце Валентине Амфитеатрове Священник Валентин Амфитеатровпротоиерей Димитрий Смирнов. — В нашем храме Благовещения есть святыня — дубовый крест с его могилы, чудом сохранённый в годы большевистской власти. Думаю, канонизация отца Валентина — дело времени. Надо просто подождать. Но уже сейчас каждый может келейно молиться ему, просить его помощи, иметь у себя дома его икону».

Могилу сравняли с землёй

Валентин Амфитеатров — один из самых почитаемых московских священников — родился в 1836 году, умер в 1908-м. Проживи он ещё лет пятнадцать — вероятно, стал бы мучеником, А так мученическую смерть за веру приняли некоторые из его духовных чад. Например, Анна Зерцалова — первый биограф, преданная ученица отца Валентина. После его кончины она начала собирать свидетельства благодатной помощи старца. Издала четыре книги. В них — сотни случаев прозорливости, исцелений, чудес. После революции продолжала ухаживать за могилой своего батюшки на Ваганьковском кладбище. Туда приходили люди, молились, служили панихиды, собирались на поминальные трапезы.

Новая власть увидела в этом контрреволюцию. В 1918-м крест вырвали из земли. Духовная дочь Наталия Ширяева сохранила его, а на могиле поставили новый. В 1937-м власти вообще сровняли захоронение с землёй. Пытались вскрыть могилу, чтобы уничтожить мощи, но произошла неожиданность: яма, которую принялись рыть, стала быстро заполняться водой. Тогда осквернители побросали туда куски цемента, землю, всё заровняли и запретили посетителям кладбища даже приближаться к этому месту. Поставили специального дежурного. И всё же люди украдкой проходили мимо и молились отцу Валентину.

Анну Зерцалову арестовали. Сохранились протоколы её допросов в НКВД. Понимая, что ей грозит, она держалась с удивительным мужеством. «Да, я вела подготовительную работу для канонизации старца Валентина, — говорила она. — Вела записи, которые свидетельствуют о его необыкновенных свойствах. Это совершалось и при его жизни, и после его смерти».

В ноябре 1937 года её расстреляли на полигоне в Бутове. Главное обвинение звучало так: «В контрреволюционных целях прославляла могилу умершего попа Валентина Амфитеатрова, организовывала на неё паломничества верующих».

Уходил голодный, но радостный

Отец Валентин происходил из орловского рода Амфитеатровых, давших России выдающихся служителей Церкви. Дядя его отца — знаменитый митрополит Киевский Филарет, ныне прославленный как святой. В 11 лет Валентин поступил в семинарию, позже окончил Духовную академию в Москве. Он знал десять иностранных языков, был необычайно начитан. В Москве 18 лет служил в церкви св. Константина и Елены в Тайнинском саду Кремля (в 1928 году её уничтожили большевики). Тогда и потянулись к нему сотни верующих.

«Основой его служения была необыкновенная любовь к людям и к Богу, — рассказывает правнучка Валентина Амфитеатрова Евгения Николаевна Викторова. — Он приходил в храм рано утром и уходил поздно, как он сам пишет, „голодный, но радостный“. Когда молился, казалось, что все святые, к которым он обращается, здесь, в храме. После службы с каждым остановится, поговорит, утешит, даст совет. За эту любовь, полную самоотдачу Господь дал ему особые духовные дары».

Просфора иногда заменяла операцию

Прихожане часто замечали: стоит укрыть от батюшки какой-нибудь грех, слукавить на исповеди — он как-то узнаёт об этом и помогает покаяться. По его молитвам выздоравливали безнадёжные больные. Бывали случаи: к нему приходили накануне хирургической операции попросить духовной поддержки. Батюшка давал просфору, её кушали — и в операции уже не было нужды. Один мужичок, из самых простых, привёл свою жену, согнутую дугой от давней болезни позвоночника. «Погляди на меня», — попросил её отец Валентин. К изумлению присутствующих, женщина подняла голову и стала медленно выпрямлять спину.

У отца Валентина были два редких качества. Во-первых, удивительное смирение. Порой к нему с трудом приводили людей, которые не хотели приходить в храм, их уговаривали подойти к священнику, — он терпеливо ждал, а потом не жалел времени на беседу с новым человеком. Во-вторых, скромность и бескорыстие. За всю жизнь он ничего не накопил, хотя среди его прихожан были состоятельные люди. Ему часто давали немалые деньги, и он тут же передавал их неимущим. Старался даже сам деньги не брать: если появлялись благотворители — сразу указывал им, кому нужно помогать. В одном из писем он признался другу, что сидит без копейки: вся зарплата ушла кредиторам. Он не имел собственного дома в Москве, лишь в конце жизни, когда вышла замуж одна из его дочерей, его в 1907 году перевезли в её дом в Очакове.

За шесть лет до смерти отец Валентин ослеп. Алтарь пришлось покинуть, но он продолжал поддерживать тысячи верующих, которые приезжали к нему в Очаково.
Почему и поныне, когда прошло более ста лет после его кончины, у него столько почитателей? Ответ прост: он продолжает помогать. Не было бы его помощи — не было бы и такого почитания.

«Батюшка у нас богатый»

В сороковые годы на месте, где похоронен отец Валентин, власть устроила воинские могилы. Сегодня там стоят недалеко друг от друга два креста. Один был установлен по благословению патриарха Пимена в 1990 году, другой — несколько лет спустя почитателями старца. Был и третий крест — недалеко от храма Воскресения Словущего на Ваганьковском кладбище. «Такой вот богатый у нас батюшка», — говорит, улыбаясь, его правнучка Евгения Викторова.
И везде, где люди молятся, просят отца Валентина о поддержке, они получают помощь. Незадолго до своей кончины старец говорил: «Когда умру, идите на мою могилку и поведайте мне всё, что вам нужно, и я услышу вас, и не успеете вы ещё отойти от неё, как я всё исполню и дам вам. Если кто даже и за версту от моей могилки обратится ко мне, то и к тому я отзовусь».

http://www.krest-most.ru/?c=article&id=168


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru