Русская линия
Вера-Эском Валерий Мельников09.02.2012 

Любить напоказ?

Ходкий товар

До падения так называемого железного занавесаДень святого Валентина о Дне святого Валентина в нашей стране практически никто не слышал. Кроме, пожалуй, упоминания в популярной американской комедии «В джазе только девушки», сюжет которой разворачивается после группового убийства в день этого праздника (в основу эпизода авторы фильма положили реальное событие — мафиозную разборку, вошедшую в историю как «бойня в День святого Валентина»).

Не следует думать, что День св. Валентина обаял весь Запад. И там немало противников этого коммерческого начинания

С тех пор прошло несколько десятилетий. Теперь во всём мире, в том числе и в России, в этот день совершается уже не групповое, а массовое убийство. Только убивают при этом души, и в большинстве — неокрепшие. За несколько дней до «праздника любви» начинается навязчивая рекламная вакханалия. Самым ходовым товаром являются разного вида и калибра «валентинки» — яркие открытки в виде сердечка.

На «валентинках» можно написать небольшое письмецо адресату, на которого имеешь определённые виды, хотя в большинстве случае готовые поздравительные тексты уже напечатаны. Но если в своих текстах авторы на разный манер склоняют фразу «я тебя люблю», то в штампованных проходит мысль, отражающая истинную суть этого праздника: «Я тебя хочу». В СМИ широко рекламируются атрибуты «любви», при помощи которых можно незабываемо провести не только День всех влюблённых, но и аналогичную ночь. Недаром в мусульманских странах праздник 14 февраля называют днём стыда и похоти.

Готовятся к этому празднику и в российских общеобразовательных школах: разрабатываются сценарии проведения Дня влюблённых, вывешиваются стенгазеты с соответствующими стихами. В день праздника на переменах мальчики бегают за девочками, чтобы вручить «валентинку» с признанием в любви.

По мнению ряда экспертов в области педагогики, День святого Валентина является праздником аморальным. В аналитическом документе сотрудников Москов­ского педагогического госуниверситета и Департамента образования столицы говорится: «Праздник, направленный на превращение интимных чувств во всеобщее и публичное действо, извращает само понятие любви. Специалисты расценивают День святого Валентина как часть мероприятий по разрушению страны, которое невозможно без разрушения национальных традиций и одновременного навязывания суррогатных заменителей.

Благодаря новоявленному празднику сокровенное чувство превратилось в публичное действо. На фоне тиражируемых приглашений ко всеобщей любви невольно вспоминаются слова Сергея Довлатова: „Любить публично — скотство!“ Эта ёмкая фраза точно отразила суть февральского дня, поскольку его истоки как раз и связаны со скотством.

Языческие истоки праздника

В древние времена в Риме праздновались так называемые Луперкалии (от lupus — волк). Считается, что праздник этот был учреждён основателями Рима в честь волчицы, вскормившей их молоком. Возможно, этот культ восходит и к почитанию языческого бога Фавна — покровителя стад. Одним из прозвищ Фавна было Луперк, что буквально означало „охраняющий от волков“.

Луперкалии проходили в середине февраля, потому что в это время начиналось спаривание скота, и Фавна молили о том, чтобы он благословил размножение животных и сохранил стада от волков.

Праздник торжественно отмечали на Палатинском холме. В святилище на склоне холма совершалось жертво­приношение: жрецы подводили к алтарю козу и собаку — козу как животное, самое приятное на вкус для волка, собаку — как наиболее ненавидимое. Закланных животных свежевали и из их шкур нарезали узкие ремни, называемые „фебруа“ (февраль — фебруарий). Юноши (они назывались луперками) начинали ритуальный бег вокруг Палатин­ского холма, во время которого стегали этими ремнями всех попадавшихся на пути. Женщины и девушки с удовольствием подставляли луперкам спину, плечи и грудь: считалось, что это приносит удачу в любви, гарантирует счастливый брак и обильное потомство. Со временем в день, посвящённый спариванию животных, просьбы о любви стали первостепен­ными.

Но какое отношение к языческому празднованию имеет христианский святой по имени Валентин? Оказалось, виною тому стала легенда о монахе Валентине.

Странствующий монах

Накануне 14 февраля редкое издание не печатает историю о странствующем монахе, который под угрозой смерти тайно венчал влюблённых. Вот её краткое содержание.

В III веке император Клавдий собирался покорить мир, но римская армия испытывала недостаток в солдатах, готовых к длительным походам. Решив, что всему виною семейные узы, император под страхом смерти запретил жениться. Как результат, войско стало пополняться. Лишь одного не учёл он — любви под силу преодолеть любые преграды. Помогать любящим сердцам стал странствующий монах по имени Валентин. Пренебрегая запретом императора, он стал тайно венчать влюблённых.

Прослышав о мятежном монахе, Клавдий отдал приказ предать его казни. Валентина нашли и бросили в тюрьму. Но и там добрый монах продолжал помогать людям. Обладая врачебными знаниями, он стал лечить заключённых; даже сам начальник тюрьмы привёл ему на излечение свою дочь. Девушка была красива, но слепа. Валентин исцелил несчастную и при этом влюбился в неё. Перед казнью он написал девушке письмо с признанием на листочке бумаге и вырезанном в виде серд­ца, и подписался: „Твой Валентин“.

Вот такая, по-своему красивая, легенда, в которой нет даже малой доли правды. Во-первых, в III веке никакого обряда венчания не существовало. Мужчина и женщина, вступая в брак, заключали обычный юридический контракт, право регистрации которого принадлежало государству. Во-вторых, при императоре Клавдии христианство считалось антигосударственной сектой и жестоко преследовалось, а христиан в римской армии было не так-то уж и много. И в-третьих: даже после окончания гонений и становления христианства государственной религией Церковь подчинялась светским законам. Обычно христианская пара после регистрации гражданского брака принимала участие в Божественной литургии. Это и было подтверждением принадлежности новой семьи к христианству, но не имело никакого отношения к специальному обряду. Лишь в IV веке начинают появляться зачатки церковного обряда: чтение священником благословляющих молитв накануне заключения брака или на брачном пиру. Окончательно же венчание выделилось в самостоятельное таинство лишь в IX-Х веках.

Некоторые публикации с претензией на исторические исследования заканчивают легенду следующими словами: „В 496 году указом папы Геласия Луперкалии были преобразованы в День всех влюблённых, а монаха Валентина, отдавшего за любовь свою жизнь, причислили к лику святых“. То, что папа Геласий в конце V века положил конец празднованию Луперкалий в Риме, — это факт, но канонизация — очередная сомнительная легенда. Представить, что отречение монаха от своих обетов послужило основой для канонизации, — кощунство. Но как быть с тем фактом, что в месяцеслове католической Церкви 14 февраля упоминается имя святого мученика Валентина?

Действительно, в этот день католическая Церковь отмечает память даже не одного, а двух священномучеников — пресвитера Валентина Римлянина и Валентина, епископа Тернийского. Оба жили в III веке в Италии и оба приняли мученическую смерть через отсечение головы. Так какой же из них является прообразом покровителя влюблённых? Одни источники отдают предпочтение пресвитеру, другие — епископу. Для верующего человека самый достоверный источник информации о святом — его житие. О чём же повествуют жития мучеников, которые жили во времена, когда Церковь была едина и не было разделения на православных и католиков?

Святой Валентин Римлянин, пресвитер

В житии пресвитера Валентина Римлянина, который прославлен также и Православной Церковью (память 19 июля по новому стилю) рассказывается о том, как в царствование императора Клавдия II (268 — 270 гг.) в Рим из Персии пришли паломники. Христианин Марин с женой Марфой и сыновьями прибыл в столицу империи, чтобы поклониться гробам святых апостолов Петра и Павла. Паломники были знатного происхождения. У себя на родине они продали своё имущество и полученные немалые средства стали тратить, помогая христианам, заключённым в темницы, и погребая казнённых. А казни христиан совершались чуть ли не ежедневно, так как по приказу императора на них обрушилась волна жестоких гонений.

В это время за исповедание Христа был задержан „почтенный муж, по сану пресвитер, именем Валентин“. После некоторого богослов­ского спора император Клавдий передал священника градоначальнику, а тот, не надеясь на свои знания, поручил пресвитера сановнику Астерию — человеку, известному своим умом, пообещав ему:

„Если ты сможешь склонить этого человека к единомыслию с нами, то я сообщу об уме твоём императору и ты будешь другом его“.

После сего Астерий привёл пресвитера Валентина к себе в дом. Тот же, входя в дом Астерия, преклонил колена и молился так:

- Боже всех видимых и невидимых тварей, Создатель рода человеческого, для спасения нас… пославший Сына Своего, Господа нашего Иисуса Христа, Который и призвал нас к Себе, сказав: „придите ко Мне все труждающиеся и обременённые, и Я успокою вас“. Ты обрати к Себе дом сей и дай после тьмы свет, пусть он познает Тебя — Бога и Христа в единстве с Духом Святым во веки. Аминь.

Услышав это, Астерий удивился:

- Отчего ты называешь вашего Христа светом?

- Действительно, — ответил святой Валентин, — Господь наш Иисус Христос есть истинный Свет, просвещающий всякого человека, грядущего в мир.

- Если Он просвещает всякого человека, — сказал на это Астерий, — то я теперь же испытаю, истинно ли то, что ты говоришь. Я имею дочь, ослепшую ранее двухлетнего возраста, и если ты именем Христа твоего возвратишь ей зрение, то я сделаю всё, что ты повелишь.

Когда святой Валентин после долгой молитвы положил руку свою на глаза слепой и сказал: „Господи, Иисусе Христе! Просвети рабу Твою, так как Ты — Свет истинный“, — отроковица прозрела. Став свидетелем этого, Астерий крестился со всем до­мом своим, в котором было 46 человек мужчин и женщин, а так как под властью Астерия было много узников, то он всех их выпустил из темницы на свободу…» (Димитрий Ростовский, «Жития святых», июль).

Весть о крещении знатного сановника разнеслась по Риму. Дошла она и до персидских паломников. Марин со своей семьёй пришёл в дом вельможи. Узнал о таком невероятном событии и император Клавдий. Хозяин дома с семьёй, домочадцами и гостями были арестованы и казнены. Пресвитер же Валентин был настолько ненавистен Клавдию, что император приказал без пощады избить его палками, а затем отсечь мечом голову.

Из приведённого жития святого пресвитера Валентина Римлянина следует, что, хотя на его пути и встречается девушка, которую он исцеляет от слепоты, никакого намёка на романтическую историю о любви здесь нет.

Епископ Тернийский Валентин

Образ еп. Валентина на Западе прочно «привязан» ко Дню всех влюблённых

А что говорится в житии другого святого Валентина, память которого также отмечается 14 февраля?

В католическом мартирологе (житиях святых) об этом святом повествуется довольно скупо. Известно лишь, что он излечил сына важного сановника от тяжёлой болезни, а затем был обезглавлен за распространение христиан­ской веры в городе Терни (современное название древней Интерамны). Некоторые источники утверждают, что сына сановника скручивало от сильных приступов эпилепсии. Это дало основание считать святого Валентина помощником в излечении прочих душевных заболеваний. Только вот места для истории с тайным венчанием в этом житии также нет.

Но, может быть, эта история есть в житии св. Валентина, епископа Интерамского, память которого православная Церковь отмечает 12 августа? Есть основания предполагать, что Валентин Тернийский и Валентин Интерамский — одно и то же лицо. Совпадают не только названия городов, но и житие, и время их мученической кончины.

Из жития священномученика Валентина Интерамского следует, что он был искусным врачом и вылечил сына учёного язычника. Болезнь скрутила беднягу так, что голова опустилась до уровня колен и он никак не мог выпрямиться. Причём излечился он не столько врачебным искусством, сколько пламенной молитвой епископа Валентина. После этого случая уверовали во Христа и сын, и отец, и множество учеников язычника. Прослышав о массовом крещении, градоначальник заключил епископа в тюрьму, где он продолжал проповедовать о Христе, за что и принял мученическую смерть через отсечение головы.

И в этом житии нет даже намёка на случай с красавицей, которой влюблённый монах перед казнью мог бы написать любовное послание — «валентинку». Этих событий в житиях ни одного из Валентинов не оказалось.

Тем не менее жители современного города Терни с воодушевлением рассказывают туристам не только историю о том, как святой епископ, мощи которого хранятся в этом городе, венчал влюблённых, но и назовут имена той самой влюблённой пары, из-за венчания которой он принял мученическую кончину, — Сабино и Серапия. Легенда эта прочно закрепилась в туристических проспектах, а 14 февраля в Терни отмечают с карнавальным размахом.

Римская Церковь не­од­нократно выступала против коммерциализации памяти святого мученика и напоминала, что 14 февраля в католическом месяцеслове — прежде всего память святых равноапостольных Кирилла и Мефодия, которые считаются покровителями христианской Европы. Празднование же памяти святых пресвитера Валентина Римлянина и Валентина, епископа Тернийского, больше относится к местно­чтимым праздникам.

Мужественный патриций

Но не на пустом же месте возникла легенда! Существует ли хоть какая-то приближённая к истине история о возникновении так называемых валентинок? Оказывается, существует.

Эта история была популярна во времена американских переселенцев конца XVIII столетия. Покинувшие родину европейцы бережно хранили легенды Старого Света. Одной из таких легенд было повествование о патриции Валентине, жившем в Риме в середине III века. Знатный патриций не только сам был тайным христианином, но и своих слуг обратил в христианскую веру.

Однажды, во время совершения тайного богослу­жения, стражники задержали всех, кроме патриция, из-за уважения к его званию. ­Задержанных обвинили в принадлежности к христианам и поместили в местную тюрьму.

Патриций Валентин тщетно искал возможность поддержать своих слуг и укрепить их в вере перед неминуемой смертью. Однажды, проходя по рынку, он услышал шум скандала, а затем увидел некрасивую девочку — дочь начальника тюрьмы, на которую гневно кричали продавцы.

Оказалось, что девочка была незрячей и в базарной сутолоке нечаянно зацепила стол с красками. Красная краска залила чистые пергаментные листы, предназначенные для продажи. На девочку кричали и продавец красок, и торговец пергаментом, требуя компенсации причинённого убытка. Сжалившись над несчастной, патриций заплатил торговцам за испорченный товар. И тут его осенила мысль, каким образом можно передать весточку в тюрьму.

Прямо на рынке он начал ножницами вырезать сердечки из залитого краской пергамента. Они напоминали о пролитой Христом искупительной Крови и были символом Божьей любви, которая укрепляет верующих в страданиях.

Несколько таких сердечек с устными посланиями патриция и передала слепая девочка христианам в темницу. Ободрённые узники приготовились достойно встретить уготованную им на арене цирка смерть. Но неожиданно в тюрьму пришёл сам патриций Валентин.

Объявив себя христианином, он предложил себя в обмен на свободу своих слуг. Кровавые сцены стали для жителей Рима привычным развлечением. Но чтобы увидеть на арене знатного патриция?! Для этого стоило отпустить всех остальных.

Перед тем как шагнуть навстречу смерти, Валентин протянул слепой дочке тюремщика красное сердечко со словами: «Прими этот подарок, дитя. Я тебя люблю, и всех нас любит Христос!»

Взяв в руки бумажное сердечко, потрясённая девочка ответила: «И я тебя люблю!» После этих слов она прозрела, а все окружающие неожиданно для себя обнаружили, что слывшая некрасивой девочка — прекрасна. Так жертвенная любовь патриция Валентина спасла жизнь его близким и сделала счастливым несчастного ребёнка.

Трудно сказать, каким образом историю мужественного патриция приписали священнослужителю по имени Валентин и как родилась легенда о странствующем монахе, но сама традиция отправлять послания со словами признания в любви в виде красного сердечка зародилась в Англии. Предполагается, что первое письмо в виде «валентинки» своей жене послал в 1415 году Чарльз, герцог Орлеанский, когда томился в тюрьме Тауэр. Через триста лет в Англии было издано «Руководство для молодого человека по написанию „валентинок“». Услугами популярного издания стали пользоваться многие влюблённые. Эту традицию привезли с собой в Новый Свет переселенцы, а ещё через несколько столетий она вернулась из Америки в Европу шумным «праздником всех влюблённых».

Американизированный вариант праздника подхватили западные дельцы — эксплуататоры человеческих чувств, и древний языческий праздник Луперкалии, прославляющий чувственную плоть, обрёл романтическую окраску.

За други своя

Получается, что ни к одному из святых Валентинов светский праздник День всех влюблённых не имеет никакого отношения. Но благодаря агрессивно-навязчивой рекламе для российского общества он с каждым годом становится всё привычнее, а историческая правда уже никого не интересует. Кроме, пожалуй, христиан, которые не могут примириться с тем, что разнузданная демонстрация публичной любви тесно переплетается с именами святых, отдавших свою жизнь за Христа.

В России даже возникло движение «День св. Трифона против Дня св. Валенина» (охотники считают св. Трифона, чья память приходится тоже на 14 февраля, своим покровителем)

Но как же показать, что современное неоязыческое торжество дискредитирует само понятие святости? В России существует немало предложений по «воцерковлению» этого праздника и постепенному его переводу в православное русло. Например, учитывая, что в православном календаре 14 февраля — день памяти святого мученика Трифона Апамейского, Никейского, служить в этот день молебен об умножении любви священномученику Валентину и святому мученику Трифону. Предлагается организовывать паломничество в Храм Христа Спасителя, где находится частица мощей святого Валентина, епископа Интерамского, переданная в январе 2003 года представителями Ватикана в дар Русской Православной Церкви.

Церковная молитва во многом может изменить отно­шение к празднику. Но, учитывая беспринципность бизнеса развлечений, следует ожи­дать громких заявлений о церковном одобрении «праздника всех влюблённых».

Поэтому среди православных большой поддержкой пользуется предложение организовать альтернативный праздник, посвящённый любящим сердцам. Общественное мнение склонилось к тому, чтобы таким днём стало 8 июля (по новому стилю) — день памяти святых князя Петра и княгини Февронии, которые правили в Муроме в начале XIII века. Пример жертвенной любви двух супругов, проживших непростую жизнь, накануне смерти принявших монашество и умерших в один день и час, достоин для подражания. Как достойны подражания жития и других святых, которые прожили благочестивую семейную жизнь, своим примером подтверждая мысль апостола Павла о том, что семья является малой Церковью Христовой. Достойны нашего подражания и деяния святых мучеников, которые целыми семьями принимали мученическую кончину, но не предавали любовь ко Христу. Взирая на мужество людей, которые смело шли на смерть, тысячи язычников принимали христианскую веру.

Так на крови мучеников росла и развивалась Церковь Христова, начало которой положила Кровь Господа нашего Иисуса Христа, пролитая ради спасения нас всех. А смерть ради спасения других и есть высшее проявление любви: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих».

Когда накануне Дня святого Валентина в светских СМИ начнётся предпраздничная рекламная вакханалия, когда слово «любовь» будет склоняться на все лады, стоит вспомнить эти слова Спасителя о высшей степени человеческой любви, вспомнить святых мучеников по имени Валентин, принявших смерть ради любви ко Христу, вспомнить и мужественного патриция Валентина, отдавшего жизнь «за други своя».

http://www.rusvera.mrezha.ru/652/4.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru