Русская линия
Воцерковление.ru03.02.2012 

Внешняя и внутренняя миссия

По данным опроса Всероссийского центра изучения общественного мнения 75% россиян называют себя православными. И лишь 4% православных россиян регулярно посещают храм и причащаются.

Статистические данные красноречиво заявляют о необходимости православного миссионерства. Однако внешнее миссионерство может «захлебнуться» при малых темпах внутреннего. Эти процессы важны и взаимосвязаны.

Мы решили узнать мнение духовенства и провели опрос на тему «Внешняя и внутренняя миссия», предложив ответить на следующие вопросы:

1. Внешняя миссия необходима людям, которые еще не переступили порог храма, внутренняя миссия важна для воцерковляющихся прихожан. Какой вид миссии, на ваш взгляд, наиболее актуален сейчас: внешний или внутренний?

2. Какие формы внешней и внутренней миссии вы могли бы назвать?

3. Кто, на ваш взгляд, должен заниматься внешней и внутренней миссией?

4. Какой уровень знаний должен иметь миссионер?

5. Какой, на ваш взгляд, должна быть степень участия священника и мирянина во внешней и внутренней миссии?

6. Что бы вы хотели посоветовать или пожелать духовенству и мирянам, занимающимся миссионерством?

Священник Дмитрий Муравьев, г. Саратов

1. Оба вида миссии в настоящее время актуальны. Часто приходят в храм люди далекие от церкви и тут появляется огромное поле для трудов священника и миссионера.

2. Внешняя форма миссии, на мой взгляд, это социальная служба, внутренняя миссия это беседа с человеком и проповедь.

3. И внешней и внутренней миссией должны заниматься и священники и миряне.

4. Уровень знаний у миссионера должен быть разносторонний, и богословские и точные науки.

5. Степень участия обоих обоюдная.

6. Пожелание: не останавливаться на достигнутом.

Священник Александр Бабич, Саратовская область, г. Балаково

Внешнее и внутреннее — не противоречат друг другу, и это совсем разные вещи. Внешняя миссия должна показать высоту и духовную чистоту и святость Христианского учения, а внутренняя — помогать уже уверовавшим людям правильно идти путем неуклонного исполнения Святых Заповедей, поэтому вопрос о том, что нужнее — считаю не совсем правильным.

Заниматься должны и духовенство, и миряне — те кого Бог за руку к этому приведет. Советы давать легко, а вот исполнять их… Поэтому и сказано «не многие становитесь учителями, ибо все много согрешаем…» Но все же, можно сказать, что для успеха данного дела, как и любого другого, нужна напряженная духовная жизнь и личное исправление жизни… Так говорил и преподобный Серафим Саровский: «…стяжи дух мирен и тысячи вокруг тебя спасутся….»

Священник Валерий Логачев, Оренбургская область, г. Орск

Оба вида миссии чрезвычайно важны. Я работаю на фронте внешней миссии и вижу, как люди, узнав о Православии много нового, идут в храм, а там их встречают такое «воцерковленные» миссионеры, что многие уходят в недоумении: они слышали, что Церковь — это любовь, терпение, прощение, неосужение и т. п., а когда приходят в храм. на двери храма крупная табличка «В храме НЕЛЬЗЯ….» и большой перечень того, что нельзя, и размер пожертвований… Это самая страшная антимиссионерская болезнь — размер пожертвований на благодать, т. е. требы.

2. Формы внешней миссии, с которыми работаю я, есть на сайте slobodacentr.ortox.ru

3. Все, кто имеет к этому призвание и соответствующую подготовку.

4. Сложно сказать. Я не имею даже семинарского образования, все — самоподготовка. Думаю, призвание важнее, в этом случае человек находит ту форму образования, которая ему необходима для дела.

5. Максимально возможная.

6. Душевного горения и жажды помочь людям.

Священник Димитрий Шишкин, г. Симферополь

Несомненно «внутренний» вид миссии сейчас не то, чтобы актуален — это вопрос жизни Церкви, её ближайшего будущего. Абсолютное большинство крещёных людей не знают основ православной веры, не читают Евангелие, не исповедуются и не причащаются. Это уже не проблема — это беда. Наш народ крещёный в массе своей попросту не имеет никакого отношения ни к вере, ни к Церкви. Вера «вообще» — вот вера большинства крещёных людей сегодня. И здесь действует невероятная, просто титаническая сила — сила инерции. Мы очень инертный народ. Нам чрезвычайно сложно ломать какие-то сложившиеся стереотипы, пусть даже они будут порочны и совершенно бессмысленны. Надо признать, что народ в основной своей массе не хочет никаких «сложностей». Его устраивает эта самая «вера вообще» и захождение в храм на несколько минут «по случаю» и традиционная свечка, точнее две: одна — «за здравие», другая — «за упокой». И воздыхание: «Да надо бы как-то поисповедоваться, что ли, причаститься. «И — всё по-прежнему, без изменений. День за днём, год за годом. Исключения, когда «грянет гром» — тогда со слезами и болью идут в храм, как в последнее прибежище, да и то в основном женщины. Как сломать эту инертность — я не знаю. И боюсь, что здесь нужны даже не года, а десятилетия терпеливого и настойчивого объяснения. Объяснения с любовью, без ригоризма, который сейчас попросту не действует. Да именно необходима «внутренняя миссия» широкая, всеохватная, доступная. Посредством всех возможных средств — и радио и телевидения и Интернета и печатной продукции. Но беда ведь ещё в том, что и мамона свою «миссию» ведёт и куда как более успешно и плоды этой «миссии» ужасающи. Остаётся только надеяться на то, что народ наш пусть на дне, пусть в крайнем своём падении, но опомнится, отшатнётся от нынешнего морока и обратиться к чистым истокам. Это очень глубокие вещи, непостижимые. Их трудно прогнозировать или планировать. Но характер наш, русский, славянский именно таков — на самом краю срабатывает какой-то инстинкт духовного самосохранения. Какой-то народный наш ангел-хранитель наконец-то становится услышан и тогда начинается пробуждение. Вот на это надежда. Но пока этого нет. И чтобы это случилось, чтобы шансы возросли, нужно, конечно уже сейчас трудиться на этой ниве «внутренней миссии». Да и идёт ведь работа. Посмотрите, сколько стало православной литературы, передач, фильмов. Говорят: результатов не видно. Ну, не будем горячиться. Есть результаты. Может быть они не такие масштабные, как хотелось бы, но они есть. И будет обязательно эта деятельность Церкви приносить всё более ощутимые, благие плоды. Будет, обязательно будет. Надо верить. И для веры этой, кажется, есть основания.

Недавно на воскресной Литургии я вышел за чем-то из храма на минутку и изумился, обрадовался: весь двор церковный — детский сад. Как солнышко сияет во дворе церковном, играет бликами. Очень много детишек причащается на воскресной службе. Это те зёрнышки, которые, Бог даст, и свой добрый плод со временем принесут, а те ещё. А как мы хотели — сто лет разрушать, а плотом чтобы за десять возродилось всё?. Так не бывает. Воскреснуть должна Русь и для этого, конечно, нужно время по меркам одной человеческой жизни немалое — может быть 20, 30 лет, а по меркам историческим — один миг. Кто-то скажет, так вот ведь — прошло уже двадцать лет «новой жизни» и что? — А то, что эти двадцать лет — были временем самой страшной, нравственной, духовной войны, когда разом открылись все шлюзы, и содержимое вселенской помойки хлынуло — затопило наше Отечество и вот теперь мы должны всю эту муть переварить, усвоить, как это не горько звучит, а затем уже — дать ответ. Так вот — война ещё идёт, но и ответ обязательно будет, состоится — в это не я один, думаю, верю. И то, что ответ этот будет подлинно духовным, хоть и не ожидаемым, может быть, «прогрессивным мировым сообществом» — в это тоже верится, думаю, не мне одному. Но верить, конечно, мало. Помните, как в песне — «этот день мы приближали, как могли». Вот и будем приближать этот день победы духовной, нравственной, над вселенской помойкой и бредом. Будем приближать его каждый, как можем. Оставаясь христианами даже в самых невыгодных и неудобных обстоятельствах, исповедуя свою веру. И это и есть та «внутренняя миссия», которая сейчас совершенно необходима и которая, обязательно с Божьей помощью принесет свои благие плоды в явном и широком масштабе.

2. Мне кажется главная форма внутренней миссии — это живая, заинтересованная беседа. Личная, общественная — не важно. Не отталкивать приходящего человека своим равнодушием, мнимой занятостью, деловитостью. Люди ведь тянутся на самом деле к Церкви, но они ждут от Церкви не высокомерного чванства, а живого, сердечного участия и вот это самое участие должно быть нормой, просто главным предметом в семинариях и академиях, наряду с догматикой и литургикой. Без этого никакой миссии не может быть. А будут эти заинтересованность, неравнодушие, любовь облечены в форму внеурочных бесед, воскресных школ или теле, радио передач — это уже дело второе, техническая сторона. И форм этих можно ещё найти уйму — сама жизнь, Господь подскажет. Было бы желание, было бы общение, была бы любовь.

3. Да кто угодно, только бы это был человек, любящий Бога, знающий свою веру и не равнодушный к людям. Вот и всё. А кто это будет? — да чем больше этих людей будет, тем лучше. Причём я меньше всего верю, что это будут какие-то специально обученные «миссионеры». Как-то мне мало вериться, что они внесут свой «решающий» вклад, подлинная миссия заключается в живом, боголюбивом сердце каждого прихожанина, в его свидетельстве Истины во всех, самых непредсказуемых и запутанных обстоятельствах жизни. Это та самая «закваска» о которой говорил Господь. Какими схемами и планами можно запрограммировать и посчитать вскисание теста? Была бы закваска, а закваска эта — мы с вами. Или не закваска. Тогда дело дрянь!

4. Знания необходимы, конечно, хотя бы «базовые» знания на уровне катихизиса. Но это не главное. Не знания убеждают, а Господь, Его свет, который, опять, же сквозит в человеке. или нет. И если последнее, то никакие знания, самые глубокие и обширные не помогут. Кроме знаний необходим опыт христианской жизни, действительный, не только внешний, но и внутренний, опыт борьбы, преодоления и — торжества правды!

5. Степень здесь может быть определена только так — насколько мирян больше в теле Христовом, чем священства, такова и степень участия мирян во внутренней миссии должна быть выше. Мы — один организм, мы — тело Христово и тело Христово Само свидетельствует об Истине. Только нужно быть в этом Теле, быть Им. Вот это ключевой момент. Очень важный для всех нас, для народа Божьего, «Царственного священства» — как называл всех вообще христиан апостол Павел.

6. Веры, огня, жизни. Жизни высшей, той, к которой мы призваны уже здесь и сейчас.

Священник Алексий Плужников, г. Волгоград

1. Прежде чем ответить на вопрос, надо сначала определиться, что мы понимаем под словом «миссия». В самом общем плане миссия — это такое поведение христиан, такие поступки и слова, после которых люди захотят обратиться ко Христу. В этом понимании наиболее актуальный вид миссии — это собственная жизнь по заповедям Христовым: «тако да просветится свет ваш пред человеки, яко да видят ваши добрые дела и прославят Отца вашего, Иже на небесех». Как говорил митрополит Антоний (Сурожский): люди тогда обратятся к Богу, когда увидят отблеск вечности на чьём-то лице (цитата не дословная), как сам он (Антоний) увидел этот отблеск на лице своего будущего духовника.

В более узком понимании внешняя миссия — это проповедь Евангелия народу, не слышавшему о Христе, проповедь через конкретные действия, через тесное личностное общение с представителями этого народа. Примеры из нашей истории: свтт. Стефан Пермский, Иннокентий Иркутский, Николай Японский. Необходимость в такой миссии есть всегда, её актуальность одна во все времена.

Сейчас часто под внешней миссией понимают необходимость выхода Церкви к российским гражданам, которые крещены, но не просвещены, по слову Лескова. А под внутренней обычно понимается то, что называется катехизацией, то есть просвещение прихожан. В этом плане, уверен, наиболее актуально именно последнее, ибо в массе своей наши прихожане не знают даже основ веры. А внешней миссией во многом занимаются храмы, которые уже возвышаются чуть ли не на каждому углу: увидь—зайди—да узнай.

2. Назвать можно много чего, но я назову то, что считаю действительно полезным. Во внешней миссии очень полезно присутствие в интернете священников: их блоги, сайты, ответы на вопросы на форумах. Есть немало полезных информативных ресурсов, сайтов, на которых можно найти и творения святых отцов, и толкования Писания, и объяснения богослужения, и хорошие статьи и книги для интересующихся Православием.

Также необходимо грамотное преподавание дисциплин, связанных с Православием, в ВУЗах (именно в ВУЗах, не в школах), но тут всё очень зависит от личности преподавателя, от умения ненавязчиво и умно рассказать о важных вещах. Важно дарить в районные библиотеки православную литературу: жития великих святых, поучения Отцов, книги свт. Николая Сербского, митр. Антония (Сурожского), митр. Вениамина (Федченкова) и подобное.

Хорошо, когда есть возможность встречаться с людьми в неформальной обстановке в виде бесед о вере: в библиотеках, например.

Вот некоторые (есть и другие, конечно) приемлемые виды внешней миссии. Ещё прекрасными видами миссии «от противного» будет отсутствие роскошных иномарок у настоятелей храмов, отсутствие размера пожертвований на требы, отсутствие хамства и чванства в храмах. Это же относится и к внутренней миссии.

Во внутренней миссии необходимы беседы с прихожанами о вере, наличие хорошей библиотеки на приходе, воскресной школы, вообще, дружного прихода, когда все будут считать себя на приходе дома, а не рабами на плантации у настоятеля или чужаками, от которых ждут лишь денег.

3. Миссией внутренней (катехизацией) должны заниматься те, кому это положено по долгу службы, то есть священнослужители, а затем богословски грамотные прихожане. А для внешней миссии надо ещё иметь и харизму, особое призвание. Много есть и было священников, но равноапостольный Николай Японский был один.

4. Не меньший, чем у того же Николая Японского, который восемь лет сначала изучал японский язык, культуру, литературу, историю страны, так что стал знать всё это лучше любого японца. Но знаний мало, надо ещё иметь и ту веру и ту работоспособность, что были у святителя Николая.

5. См. ответ на вопрос 3.

6. Пожелал бы меньше произносить громких и напыщенных слов, типа: «Я! Занимаюсь! МИССИЕЙ!». Не надо спасать Россию, возрождать Святую Русь, «евангелизировать страну за одно поколение» — это пошло. Нужно просто скромно работать по мере сил ради Бога — вот и всё.

Протоиерей Игорь Прекуп, г. Таллин

1. Оба. Не будет внутренней миссии — привлеченные «внешними миссионерами» люди столкнутся с несоответствием церковной среды тем основополагающим нормам, красотой которых были привлечены в Церковь. Не будет внешней — духовный голод многих людей будет удовлетворен суррогатами инославия и ядом сектантства да оккультизма. И мы будем в ответе перед Богом за тех из них, которые рады были бы услышать, но не было благовествующего.

2. Если говорить о внешней миссии, то в первую очередь — это обычное общение в семье, на рабочем месте, еще где-нибудь, в ходе которого не происходит навязчивого морализаторства, но является пример жизни по Евангелию и в уместные моменты с христианских позиций высказывается мнение по тому или иному вопросу. Это, разумеется, беседы, всевозможные культурно-просветительские и благотворительные мероприятия в школах, больницах, местах заключения. Это далеко не в последнюю очередь сотрудничество со СМИ.

А внутренняя миссия — это, в первую очередь, проповедь за богослужением, беседы за трапезами, на занятиях воскресной школы, во время каких-нибудь приходских мероприятий. Это, безусловно, и своевременные подсказки, корректирующие как заблуждения некоторых прихожан, так и их неприемлемое поведение; в крайних случаях принимая жесткие меры к сеющим соблазн, решительно защищая тех, кого интриганы пытаются выставить в качестве «камня преткновения» и «яблока раздора».

3. Все. Каждый на своем месте и в своей роли, только в меру сил и возможностей.

4. Для миссионерства словом все-таки он должен иметь либо какие-никакие курсы, либо благословение духовника, который определяет его духовное состояние подходящим, а уровень знаний и способностей достаточным для того, чтобы заниматься миссионерством.

5. Во внутренней миссии степень участия священника — преобладающая. Во внешней — направляющая, вдохновляющая и контролирующая.

6. Принимать всерьез Евангелие.

Священник Антоний Скрынников, г. Ставрополь

1. Я думаю, не совсем правильно противопоставлять эти виды миссии. Крен в одну из сторон нарушит баланс. Если мы сделаем основной упор на внешнюю миссию, то рано или поздно столкнемся с ситуацией, когда большинство приведенных нами в храм людей столкнутся там с непониманием, отчуждением. С ними некому будет работать. Задача внешнего миссионера — привести человека в храм и передать его миссионеру внутреннему. К сожалению, привести человека в храм — это только половина дела. Вторая половина — не дать ему разочароваться в Церкви, помочь войти в общину.

Если заниматься лишь внутренней миссией, то не будет никакого роста общины. Если бы апостолы пошли только по второму пути, то христианство не смогло бы победить мир и распространиться за пределы израильского общества и Римской империи.

2. Для внутренней миссии вначале достаточно научить всех прихожан быть вежливыми и более благожелательными к тем, кто впервые переступил порог храма.

Хорошая практика, когда под каждой храмовой иконой размещается молитва изображенному святому. Часто люди говорят, что не знают, как молиться своими словами. Не знаешь? Ничего страшного, для начала просто читай молитву.

Особое внимание должно быть уделено церковным лавкам. Часто бывает так, что в лавке можно купить черствую просфору, ознакомиться с огромным выбором свечей, приобрести ладан или серебряный крестик. Но в редком храме можно встретить хорошую духовную литературу. Думаю, не стоит объяснять, почему так происходит. К сожалению, серебро раскупается лучше, чем книги. И вместо того чтобы поднимать культурный уровень прихожан, мы предлагаем им красивые крестики и многочисленные акафисты и каноны.

Внешняя миссия еще более разнообразна. Священник, идя по городу в облачении, уже становится безмолвствующим миссионером. Христианин, проезжая мимо храма в троллейбусе или садясь за стол в светском обществе, перекрестившись, уже является проповедником.

Но самая главная форма любой миссии — быть христианином. Английский писатель Честертон верно заметил: «Самым сильным доводом против христианства являются сами христиане».

3. Тот, кто считает себя христианином, вне зависимости от его положения в Церкви и обществе. Это тот человек, который хочет исполнять слова Христа, обращенные лично к нему: «Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам». Почему-то у нас принято считать, что эти слова относятся к духовенству. Но ведь это неправда, обязанность проповедовать Христа лежит на каждом из нас.

4. Высокий. Мне кажется, что правильно, когда проповедник имеет и духовное, и светское образование. К сожалению, зачастую семинарии воспитывают будущих пастырей и миссионеров в тепличных условиях. Им не нужно ни о чем заботиться. Им дают жилье, их кормят, стирают белье. Они привыкают жить в определенном чисто церковном обществе среди своих собратьев. Окончив семинарию и попав на приход, появляются первые трудности. Надо идти в школу, в университет, искать общий язык с шахтерами, лесорубами, сотрудниками милиции, главой администрации, интеллигенцией, сектантами и язычниками.

Хорошо, когда, закончив семинарию, молодой человек может оперировать данными и фактами, почерпнутыми из трудов Василия Болотова, Евсевия Кессарийского, Оригена, Тертуллиана, Афанасия Великого и других историков и учителей Церкви. Но будет также неплохо, если он разнообразит свой багаж трудами Сергея Аверинцева, Юрия Лотмана, Андрея Козаржевского, Дмитрия Лихачева.

Главное — понять, что не может быть такого понятия как «достаточное образование». Образование никогда не может быть полным. Нужно постоянно читать и продолжать заниматься самообразованием. Не зря существует такая поговорка: интеллигенты книг не читают, они их перечитывают.

5. Одинаковой. Не нужно противопоставлять одного члена общины (священника) другому (прихожанину). У каждого есть свои преимущества. Есть заведения, куда не пустят мирянина (например, закрытая воинская часть ФСБ), но могут сделать исключение для священника. С другой стороны, я знаю университеты, куда не пускают священников, но вполне свободно проповедуют верующие профессора.

6. Будьте добрее, и люди к вам потянутся!

http://www.vocerkovlenie.ru/index.php/gizncerkvi/2581−2012−01−31−07−36−51.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru