Русская линия
Радонеж Игорь Белобородов03.02.2012 

Почему у звезд не рождаются дети?

И.А. Снижение рождаемости — это общая беда всех европейских наций. Несмотря на все различия между Россией и Европой, мы в этом отношении одинаковы. Но в каждом национальном сознании имеются какие-то архетипы в ментальности.

Лично мне очень импонирует одна социальная реклама. В рамках благотворительного фонда защиты семьи, материнства и детства мы в свое время озадачились — как бы найти наш национальный код, хотя бы в социальной рекламе? С группой опытных дизайнеров, специалистов по рекламным технологиям мы стали решать задачу. Была развернута рекламная кампания под названием «Они родились третьими». Идея достаточно простая. Эту идею одобрил лично Президент. Вот в чем она состоит. Знаменитости, о которых каждый знает с детства, которыми гордится наше общество — Чехов, Ахматова, Некрасов, Гагарин — были третьими детьми в своих семьях. Мы намеренно не шли дальше, потому что можно было показать Менделеева, который родился 17-м, Мечникова, который родился 5-м, и многих-многих других людей. В принципе раньше большинство людей рождались именно в многодетных семьях — третьим, пятым ребенком, и так далее, потому что на рубеже между XIX и XX веками коэффициент рождаемости был свыше 7 детей на одну женщину — ни одна страна в мире в тот период не рождала больше детей, чем Россия. Почему мы замкнули эту серию на третьем ребенке? Потому, что основная проблема демографии — это третий ребенок. Если бы мы сейчас стали агитировать за четвертого-пятого — нас просто не поняли бы. Сейчас 65% семей имеют одного ребенка. По итогам последней переписи населения цифра изменится даже в худшую сторону. Естественно, задача — добиться хотя бы какой-то лояльности к третьему ребенку. Это черта, которую люди боятся перейти. Если семья решается на третьего — очень вероятно, что впоследствии появится и четвертый. Отношение изменится, когда люди сами убедятся, что этот маленький человечек никого не объест, не разорит, у них меняется психология, появляются стимулы для карьерного роста. Люди становятся более свободными. Это подтверждают психологи. Когда сегодня говорят: мало средств у населения, чтобы рожать детей — я предлагаю оценить, но не в семьях православных, воцерковленных -там таких проблем нет, а в обычных, сколько тратится на сигареты, алкоголь, разные развлечения.

И.А. — На домашних животных, а известно, что домашние животные — это сублимация репродуктивной потребности.

И.Б. — то увидим, что если сэкономить расходы на эти ненужные, пустые или просто вредные вещи — то, в средней российской семье на эти деньги можно достойно — подчеркиваю — достойно воспитать минимум четверых детей. В средней российской семье. Я не беру в расчет слой общества, который располагается выше среднего — таких в Москве и Московской области миллионы людей. Почему-то у них не наблюдается бума рождаемости. Значит, проблема не в этом. Если мы возьмем обитателей элитных коттеджных поселков, и посмотрим, какая рождаемость у них, какая стабильность семьи, каково отношение к абортам, к супружеской верности, какова межпоколенная гармония — то увидим по всем параметрам наихудшие характеристики. Ну почему наши звезды разводятся помногу раз, почему у многих из них даже нет детей?

И.А. — Ну, звезды-артисты — это вообще отдельная тема.

И.Б.- Но ведь это- элита общества, и общество во многом на них ориентируется. Допустим, не звезды — предприниматели, политики разных мастей. Как с ними? И они демонстрируют далеко не лучшие образцы демографического поведения. Если же возьмем среднюю российскую семью — то даже там, на уровне обычного российского неблагополучия, ситуация лучше — и разводов поменьше, и рождаемость выше. Но наилучшая ситуация-в семьях людей, имеющих морально- нравственные ориентиры. Причем независимо от конфессии — у православных христиан, правоверных мусульман, ортодоксальных иудеев. Если посмотрим на людей, у которых в душе есть Бог — то демографические показатели будут совершенно другие.

И.А. — Я хочу вернуться к той цифре, которую вы озвучили. Что однодетность у нас в стране составляет 65%. Это в целом. А есть ли какая-то связь с возрастами? Я вижу, чем моложе пары — тем естественнее для них иметь двоих и более детей. Я сам, когда гуляю со своими маленькими детьми, разговариваю с другими родителями, и многие из них не хотят останавливаться на одном, хотят рожать дальше. Мне кажется, что в группе молодых людей от 20 до 30 лет, должен быть выше процент желающих иметь более двоих детей.

И.Б. — Учитывая, что мы с вами находимся на православном радио, и вы — его сотрудник, у вас и круг общения должен быть соответствующий.

И.А. — Нет-нет-нет! Я это слышу возле дома, на площадке. Люди, совершенно не имеющие отношения к тому, о чем вы говорите.

И.Б. — Тогда должен сказать, что такие наблюдения несколько диссонируют с тем, что мы фиксируем во время соцопросов. Чем моложе возраст сегодня — тем больше установки на карьеру, какие-то потребительские псевдоценности, даже модели антисемейного поведения. Растет число тех, кто не хочет вообще иметь детей или живет во внебрачном сожительстве. Если взять подростков — то здесь картина еще хуже: все они хотят иметь меньше детей, чем их родители. И проблема снижения рождаемости еще и в том, что этот процесс не имеет конечного пункта. Она может упасть до нуля. Если в Германии сегодня 20% бездетных женщин, то никто не гарантирует, что впоследствии эта цифра не опустится до 50%, то никто не гарантирует, что в России при этих антидетных установках и том образе семьи и родителей, которые часто агрессивно программируется СМИ, рождаемость вообще не опустится до нуля. Никто не гарантирует, что эта потребность не будет замещаться домашними животными, или, как сейчас в Москве стало модно, реборны — точная копия младенца, стоит около тысячи долларов, молодые бизнес-леди и вообще женщины различных профессий, таскают эту куклу с собой как некий аксессуар. Будучи при этом бездетными сами.

И.А.- Кошмар какой! Такой большой тамагочи.

И.Б. — Да, это извращение человеческой природы. Ну, а если учесть еще, что пропагандируется гомосексуализм, то докатиться можно до чего угодно. В конце концов, Римская империя распалась именно по этим причинам.

Есть в социологии понятие «Социально одобряемые ответы». Если мы сегодня проведем какое-то исследование в центре города, и опросим группу молодежи «Сколько вы имеете детей? Сколько хотели бы? Сколько собираетесь? Сколько идеально для вас и общества в целом?» — то получим более завышенные ответы, чем люди хотят иметь и имеют. Потому что когда говорим о детях, о семье — затрагиваются базовые традиционные ценности. И ни один респондент не признается вам в том, что он не хочет иметь детей вообще. Это либо убежденный сторонник идеологии чайлд-фри (таких уже много, они в социальных сетях выступают), но в принципе считается правильным на этот вопрос ответить так: «У меня один ребенок, но если мне дать квартиру где-нибудь, с видом на море.». На самом деле это все очень хорошо проверяется, когда в анкету вставляются т.наз. вопросы-маркеры, вскрывающие истинные мотивы. И тогда мы сразу видим, что больше двух детей никто, в принципе, не хочет. Да и двухдетная потребность слабо реализуется, потому что есть такое понятие, как интенсивность потребности. Т. е. в рамках двухдетности люди могут хотеть второго ребенка очень, могут — временами, а могут хотеть для других. Если случится, как мы это называем, контрацептивная осечка — тогда да, а вообще-то нам и так хорошо, и вот этого, единственного, не знаем куда деть. Так что здесь, к сожалению, я не могу подтвердить, что есть изменения в лучшую сторону. Неоткуда им взяться.

И.А. — Что-то грустный какой-то у нас с вами разговор.

И.Б. — Естественно, разговор о демографии — всегда грустная тема, радоваться особенно нечему.

И.А. — А просветы какие-нибудь есть?

И.Б. — Просветы? Вот в связи с принесением Пояса Богородицы. Я недавно общался со своим английским коллегой. Он заявил: «Я не ожидал, что в России в постсоветское время будут такие очереди к святыне. Вы показали всему миру, как надо относиться к вещам, несущим святость. У нас этого нет. У нас образ России несколько другой». Сколько молодых людей пришло искренне приложиться! Три миллиона человек. В России идет, как бы это ни пугало кого-то, некий религиозный ренессанс. Исключительно с этим фактором я связываю надежды, пока небольшие, на демографическую стабилизацию. Не везде, правда, есть регионы безнадежно запущенные. Если разобраться, то мотивация высокой рождаемости — трехдетная и более- может быть только одна. Это религиозная мотивация. Кроме религиозных, абсолютно никаких других мотивов для современного человека нет, чтобы он рождал бы даже единственного ребенка. Это факт определенной жертвенности, это всегда ведет к расходам в семье, к лишению комфорта. Только в религиозных сегментах наблюдается рост населения. В перспективе мы столкнемся с ситуацией, возможно, через несколько десятилетий, когда в мире вообще возрастет число людей верующих различных конфессий. Атеисты, люди, поглощенные массовой культурой, безбожно аморальной, антиморальной — они постепенно вымрут. Механизма для продолжения рода атеистическая контркультура еще не предложила. А в православии это естественное следствие пребывания в пределах нашего исторически выстраданного учения. И потом. Сам факт, что удалось добиться пусть слабых поправок к «Закону об охране здоровья», добиться паузы — «Недели ожидания», я считаю положительным событием. Считаю, очень хорошо, что российским врачам дано право отказаться от аборта по религиозным, этическим мотивам. В общем, такое право было и раньше, если взять «Этический кодекс медицинского работника», международный, просто предполагалось, что если врач отказывается делать подобную процедуру, он обязан передать пациента своему компетентному коллеге. Интересно, что в Италии некому делать аборты, большинство врачей отказываются по нравственным убеждениям. Если удастся сформировать у врачей моду на сбережение жизни, охрану материнского здоровья, позитивный демографический императив-перелом возможен. К сожалению, этим же Законом было узаконено суррогатное материнство, что явно представляет величайшую демографическую угрозу, вплоть до того, что, как в США, будет возможен заказ суррогатного ребенка для гомосексуальных пар. Чем думали наши законодатели, когда его принимали? Если исключить заказной, коррупционный характер — я не нахожу логичного ответа.

Спасибо за беседу.

http://www.radonezh.ru/analytic/15 826.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru