Русская линия
Эксперт Елена Чудинова03.02.2012 

О хамстве

Автор этих строк ни в одном глазу не экономист. Очень надеюсь, что по вопросу, который не дает покоя мне, экономисты выскажутся также. Убедительнее моего объяснят, что в XXI вроде бы весомые ценности нашего дня оборотятся гнилушками, между тем как запасы пресной воды, незаселенные экологически чистые территории, леса и прочая таковая будут неуклонно возрастать в статусе ценности безусловной. Что народ, все это имеющий, будет делаться богаче с каждым днем и часом.

Я не экономист. Но я налогоплательщик в своей стране. Мне не все равно, что происходит, в том числе и в экономической сфере, на глазах переплескиваясь при этом в сферы социальную и геополитическую. Посему я, как и всякий прочий честной обыватель, имею право прийти в оторопь от информации, особого шума даже и не вызвавшей. Итак, Россия предложит нескольким странам — членам АТЭС — Вьетнаму, Сингапуру, Таиланду и Японии — около 200 000 гектаров земли Дальнего Востока в аренду, для, так сказать, сельскохозяйственного освоения. О чем и поведал на минувшей неделе замминистра экономического развития г-н Слепнев. Такое вот развитие. Есть доходы нефтяные, станут земляные.

Пусть, опять же, специалисты напишут о том, например, что там, откуда все эти симпатичные желтые люди, завершивши аренду, уходят, обыкновенно не может вырасти уже ни травинки, земля напоминает знаменитую Белую Лошадь Альбиона, правда безо всякого эстетического эффекта и в несколько ином количестве.

Опять же не хочу напоминать и сказочку о лисичке со скалочкою. Может статься, и не образуется никакой мертвой зоны, ибо никуда они попросту не уйдут. Чего им уходить-то? Этим самым китайцам, которых намерены привлечь для помянутых сельскохозяйственных работ, как выясняется. Они обживутся, обстроятся, завяжут всяческие сопряженные с занятием основной массы бизнесы, радостно народят детей, с которыми дома напряженно.

Опять же, я не обо всем об этом.

Директор Независимого института социальной политики г-жа Зубаревич заявила по сему поводу дословно следующее: «Российская рабочая сила Приморского края и Амурской области — это очень сильно маргинализированное население с высокой степенью алкоголизации и не очень эффективными трудовыми навыками. На фоне китайцев она очень дорогая».

Как мы видим, г-же Зубаревич (о, кабы это было мышление одной Зубаревич, но как раз оно присуще почти всем власть имущим!) даже в голову не приходит одной простой мысли: сколь бы неприятными ни были жители тех богатых и сулящих изобильные урожаи областей, но это их земля. В первую очередь их, во вторую — общая наша. Правительство же и прочие сановники существуют (из нашего кармана, моего в частности) единственно того ради, чтобы распоряжаться землею и прочими угодьями к вящей пользе их естественных владельцев.

В эту землю легли предки жителей Приморского края. Легли те, кто сделал эти земли достоянием России. Хотят ли их правнуки, чтоб завтра их заменили китайцами?

Логику г-жи Зубаревич (и легиона с нею вместе) я сравнила бы с логикой крепостника либо американского плантатора, но не сравню. Не сравню нипочем. Слишком обидно, слишком несправедливо было б такое сравнение для последних. И русский крепостник, и американский рабовладелец несли ответственность за свою человеческую собственность. Вообразим, как некий Джон Уильямс говорит за стаканом джулепа соседу Уильяму Джонсу: «Чернокожие из такой-то местности лучше подходят для сбора хлопка, чем мои. Прикуплю несколько тысяч новых». «А с теперешними как распорядишься, соседушка?» «Да никак. Покупать их никто не хочет, скоро, говорят, вообще это дело запретят, поэтому просто перестану кормить и выгоню из хижин». Нет ни малейшего сомнения в том, что Джон Уильямс сделался б нерукопожатным не только для Уильяма Джонса, но и для всей округи.

Ключевое слово в приведенной выше баснословной цитате — это «население». Нас пугали «грядущим хамом», и уже через пять лет мы отметим столетие его прихода. Почти столетие прошло, как люди из подданных превратились в «население», предназначенное лишь для того, чтоб унавозить своими телами грядущую утопию. В последние двадцать лет «население» так и осталось «населением». Трудно забыть, как гайдаровская команда называла пенсионеров «балластом», который чем скорее вымрет, тем лучше. Ничего не поменялось и ныне.

Вам не нравится тамошний народ? А кто сделал их «маргинализированными и алкоголизированными», кто не дал им обрести «эффективные трудовые навыки»? Кто уже девять десятков лет все это делает?!

Сто лет назад Владивосток рос как на дрожжах. Его называли «русским Сан-Франциско».

Объявить себя правопреемником предыдущего государства — означает не единственно вступление во владение всякой его приятной собственностью, но и ответственность то, что это предыдущее государство с народом сотворило.

Г-н Слепнев сравнил девственные земли с углеводородными месторождениями. Понимает, стало быть. А вот понимает ли то, что первый владелец этой золотой жилы — непрезентабельный местный житель? Ох, едва ли такое даже приходило ему в голову.

Быть может, мощное развитие края японцами и даст замечательную выгоду. Но рабочая китайская сила будет теснить, безжалостно теснить местных изо всех сфер жизни. Когда местным станет нечем платить за жилье, пойдет череда выселений. Люди станут околевать на улицах. Люди «маргинализированные и алкоголизированные», но те самые, слугою коих является власть.

Хамство все это. Хамство в том самом библейском, глубинном смысле.

Я не экономист. Но это и не вопрос экономики.

http://expert.ru/2012/02/1/o-hamstve/?n=345


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru