Русская линия
Нескучный сад30.01.2012 

Библия как бестселлер и лонгселлер

По итогам 2011 года главным книжным бестселлером в Норвегии стала. Библия. В первый же день продаж этой книги в новом переводе на современный норвежский язык был раскуплен весь 25-тысячный тираж. За три месяца продалось 117 тысяч экземпляров. У нового перевода много противников, но факт остается фактом — продажи Библии побили все рекорды. Возможна ли такая ситуация в России и как вообще продается в нашей стране Книга книг?

В России тоже недавно была издана Библия в переводе на современный русский язык. Точнее было бы говорить даже о двух новых переводах: по мнению библеиста Андрея Десницкого, если Новый завет («Радостная весть») в этом издании ориентирован на то, чтобы «сказать принципиально иначе, на разрыв с традицией». то Ветхий завет, наоборот, выполнен как «продолжение традиции». Долгое время в кругах библеистов шли споры о том, стоит ли эти два радикально различных по своим принципам перевода объединять под одной обложкой. В итоге книга все же вышла.

Российское библейское общество, выпустившее этот вариант Библии, продало с 1 июня 2011 года больше 50 тысяч экземпляров, что, по словам Тимура Неверова, заместителя директора РБО, «превзошло все ожидания»: «Сначала мы выпустили 19 тысяч экземпляров, а потом пришлось допечатывать пять дополнительных тиражей». Покупать «новую» Библию приезжали и люди в цивильном, и священники в подрясниках, и протестантские пасторы. Многие увозили книгу коробками.

И все же эти цифры и факты на фоне норвежского «библейского бума» заставляют скорее задаваться вопросами, нежели ликовать. Почему в 140-миллионной России за полгода продается 50 тысяч экземпляров нового перевода Библии — и это кажется чудом? А тем временем в соседней стране с населением пять (!) миллионов за вдвое меньший срок спокойно уходит тираж в два с половиной раза больший.

Можно, конечно, списать все на слабую рекламную компанию РБО. Но на самом деле и это не ответ, а скорее повод для нового вопроса. Отчего выход нового перевода Книги книг практически не вызвал общественного резонанса, не заинтересовал ни СМИ, ни интернет-пользователей? Может, все дело в качестве перевода и, окажись он очевидным шедевром, дело обстояло бы совсем по-другому?

Эксперты самых разных взглядов в отрицательном ответе на этот вопрос практически единодушны: уровень перевода в данном случае мало на что влияет. «Да, некоторые наши соотечественники читают Библию, — говорит протоиерей Димитрий Смирнов, — но единицы. Это очень сложный текст, современному человеку не под силу. Для этого должен быть выше культурный уровень, священную историю нужно преподавать в школе, чтобы это был отправной пункт для тех, кому интересна собственная духовная жизнь». «В российском обществе практически отсутствует культура самостоятельного чтения Библии, — вторит отцу Димитрию исполнительный директор РБО Анатолий Руденко. — У нас многие считают, что самому изучать Библию — это вроде как „крыша поехала“. Как у Лескова в „Однодуме“ — „до Христа дочитался“. Поэтому сравнивать Россию с Норвегией не совсем корректно. Там Библия занимает иное место в жизни людей, там совершенно другое отношение к новым переводам, и, соответственно, другой уровень заинтересованности в них».

Религиовед Юрий Табак называет несколько причин такого положения дел: «В православных странах, в том числе в России, никогда не было такого массового „низового“ интереса к чтению и изучению Библии, как в протестантском мире. Там люди по собственной инициативе объединялись в библейские кружки, полная Библия всегда лежала на прикроватном столике в любой гостинице. У нас же скорее будут читать жития святых, молитвенники, наставления богословов. Во-вторых, Писание большинством православных понимается — и, наверное, всегда понималось — как в первую очередь комплекс новозаветных книг. Они читаются, особенно Евангелие. А в западной традиции Ветхий завет имеет совершенно иной статус, там он — органичная часть Писания, тогда как здесь — скорее „довесок“. Наконец, в протестантской культуре, с ее традицией библейской критики, общество готово к тому, чтобы осознать перевод Библии как не только религиозную, но и историко-филологическую проблему. Новый научный перевод, с осовремененным языком, там становится медийным и общественным событием, это всех интересует. У нас же даже подавляющее большинство воцерковленных людей не понимает, зачем им следить за новыми переводами библейских текстов, если существует синодальный перевод».

Картина, казалось бы, вырисовывается безрадостная. Однако есть и другая сторона медали. Девушка, торгующая книгами в лавке храма св. Татианы при МГУ, соглашается, что Библия пользуется сравнительно небольшим спросом. «Чаще всего у нас покупают популярную православную литературу, труды святых отцов, детские рассказы, а вот за Евангелием, полной Библией, Псалтирью заходят редко», — говорит она. И неожиданно добавляет: «Может быть, потому, что у всех есть эти книги». В коммерческой успешности Библии в России уверен и Борис Куприянов, генеральный директор «культового» книжного магазина «Фаланстер»: «У меня нет никаких цифр, но я уверяю вас, что Библия в России продается хорошо, и она доступнее любой другой книги, так как есть в любом храме».

Эти две реплики заставляют взглянуть на дело с другой стороны и вновь обратиться к статистике. За 2011 год РБО реализовало около 200 тысяч экземпляров Библии в синодальном переводе. Правда, в это число входят и детская Библия, и разного рода подарочные издания, но тем не менее на любого, кто представляет себе российский книжный рынок, эта цифра не может не произвести впечатление. Такими продажами могут похвастаться очень немногие из современных авторов бестселлеров: Акунин, допустим, чуть более успешен, но уже Пелевин или тем более Улицкая дотягивают не всегда.

В словах Куприянова, кстати, содержится и ответ на вопрос, отчего при таких суммарных продажах книгопродавцы зачастую оценивают Библию как не самый ходовой товар. Дело в том, что она безусловный бестселлер, но бестселлер, так сказать, «размазанный» или, выражаясь красивее, «дисперсный». Библия продается в большем количестве точек, чем любая другая книга. В поселке под Благовещенском, в уральском селе вы едва ли купите тех же Пелевина с Улицкой. А Библия, пусть и небольшими «порциями», продается везде, где есть храм или монастырь.

Еще одна особенность бытования Библии (и — шире — вообще религиозной литературы) на книжном рынке состоит в том, что она, в отличие от других книг, продается не только и не столько через обычные (то есть «светские») книжные магазины. Для большого числа читателей этой книги естественнее купить ее как раз таки в храме или в монастырской лавке. Например, в одном из самых крупных книжных магазинов столицы, «Москва», за 2011 год были проданы 1174 экземпляра Библии (опять же включая детские и подарочные издания) — показатель не то чтобы плохой, но и далеко не сверхъестественный. Поэтому Библия, как правило, не попадает во всевозможные книжные рейтинги и не осознается как бестселлер.

Действительно, для традиционной системы книгораспространения феномен Библии — это феномен типичного лонгселлера, то есть книги, не вызывающей ажиотажного спроса, продающейся долго, но зато стабильно. Ажиотажный спрос на Библию был удовлетворен еще в позднесоветские годы, при Горбачеве, когда после государственных торжеств по поводу тысячелетия Крещения Руси Священное Писание перешло из подполья на прилавок. Сейчас продажи Библии структурно близки к продажам не только священных книг других религий, например Корана, но и «Дон-Кихота», шекспировских драм или «Фауста» Гете — они продаются и переиздаются без особых всплесков, но постоянно, каждый год. Допустим, сериал по «Идиоту» может на несколько недель поднять роман Достоевского в топ списков бестселлеров, но надолго он там все равно не задержится. Напишет Юлия Шилова новый детектив — и прощай, классик! Зато про Шилову, тем более про конкретный ее роман через несколько лет никто не вспомнит. А Достоевский будет переиздаваться, пусть и сравнительно небольшими тиражами, и через десять лет, и через сто, и через двести.

И это, кстати, отнюдь не только книжный феномен. Например, по информации издания «Кинобизнес сегодня», восьмое место среди всех отечественных фильмов, шедших в зарубежном прокате в прошлом году, занял. «Броненосец „Потемкин“». Да-да, тот самый, эйзенштейновский. Конечно, «Высоцкий. Спасибо, что живой» в 2011 году собрал валюты в семь раз больше. Но где будет эта поделка через год-другой? А «Броненосец „Потемкин“» как идет в мировом прокате с 1926 года, так и будет идти, пусть даже всего в четырех американских кинотеатрах и в четырех английских. Но свои 60 тысяч долларов шедевр Эйзенштейна будет собирать ежегодно.

Итак, что мы имеем в сухом остатке? С одной стороны общественный интерес к Библии сравнительно невелик. Появись завтра самый замечательный новый перевод библейских текстов на русский язык — информация об этом едва ли дойдет до тех, кто привык узнавать о новостях из телевизора или из газет. Даже признанные интеллектуалы зачастую оказываются людьми в библейской истории малоискушенными, примеров чему немало. Обратите внимание, как плывут самые замечательные эрудиты в телевикторинах, стоит спросить их, как звали военачальника, которого послал на смерть царь Давид, влюбившийся в его жену?

С другой стороны и того интереса, который есть, хватает для того, чтобы обеспечивать Библии из года в год уровень продаж, дающий основания называть ее бестселлером. Даже многотомные и «усложненные» варианты Библии продаются и продаются неплохо. Владимир Степанов, главный редактор издательства «Книговек», рассказывает, что их Библия в 12 томах (синодальный перевод с комментариями А.П. Лопухина) пользуется вполне стабильным спросом. «У Библии есть свой читатель, но это такая книга, от которой нельзя требовать, чтобы она продавалась так же, как книги раскрученных авторов. Это все равно, что сравнивать объем продаж колбасы и зубной пасты». И с этим трудно не согласиться.

Текст: Михаил ЭДЕЛЬШТЕЙН, Диана РОМАНОВСКАЯ

http://www.nsad.ru/index.php?issue=13§ ion=10 014&article=1948


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru