Русская линия
Православие и современностьСвященник Дионисий Каменщиков26.01.2012 

Два полюса одного служения

Церковь сегодня существует в условиях совершенно особых. Перед нами открыты многие дороги. Социальная, просветительская, миссионерская деятельность — все эти сферы выходят сейчас на первый план и ждут своих тружеников. Однако часто приходится слышать мнение, будто перекос во внешнюю деятельность затмевает, вытесняет жизнь духовную, мистическую. Сторонники подобных суждений говорят о том, что такая внешняя активность для Церкви нечто инородное, ей не свойственное. Так ли это? Попробуем разобраться.

Взаимоисключение или взаимодополнение?

…Вера без дел мертва
(Иак. 2, 26).

При первом рассмотрении кажется, что вопрос о сочетании внешней деятельности христианина с его молитвенной, сокровенной, духовной жизнью — это вопрос нашего времени, сегодняшних церковных реалий. Однако это не так. Обсуждение данной проблемы мы встречаем в трудах святых отцов древности, в частности святителя Григория Богослова, который жил еще IV веке. Судьба святителя складывалась так, что, будучи по своему внутреннему устроению более созерцателем, нежели деятелем, он всю жизнь стремился к уединению, к тихой жизни в монастыре, но Господь судил ему потрудиться в епископском сане, в самой гуще общественной жизни. Поэтому для святителя Григория этот вопрос тоже стоял довольно остро. По святоотеческому учению существует два типа христианской жизни — уединенно-созерцательная и общественно-деятельная. По мысли святителя, каждая из этих двух форм христианского служения имеет свои достоинства и свои недостатки. Жизнь уединенная, созерцательная, воспитывая в человеке молитвенную сосредоточенность, замыкается на самом человеке, не распространяется на ближних. Жизнь же общественная, закаляя добродетели, отвлекает от внутреннего, молитвенного делания. И только при взаимодополнении, гармоничном сочетании созерцательной и деятельной жизни служение христианина, по мысли святителя, будет полноценным, целостным.

Сильные доводы

Вы — свет мира
(Мф. 5, 16).

Противники активной внешней деятельности Церкви часто приводят доводы, с которыми трудно не согласиться. Один из них заключается в том, что если мы будем истинными христианами, если будем добродетельны, то никакая внешняя деятельность не понадобится — мир сам потянется к нам, будучи поражен нашей жизнью. Час­то после такого утверждения приводится пример преподобного Сергия Радонежского и его учеников, которые бежали от мира, а мир следовал за ними. Да, действительно, некоторые русские города в то время вырастали вокруг монастырей. Кто-нибудь из учеников преподобного Сергия, ища сугубого уединения, уходил в самую глухомань, имея в мешке за спиной лишь Евангелие, добротный плотницкий топор да горсть сухарей. Отшельник поселялся в пещере или рубил себе келью и жил много лет в суровых трудах и подвигах. Постепенно к нему начинали тянуться люди, желающие такого же постнического жития или ища духовного совета и утешения. Разрастался монастырь, вокруг него строился посад, а затем зачастую и город. Обитель становилась настоящим духовно-культурным центром региона и играла в его общественной жизни огромную роль. С этим примером невозможно не согласиться. Но те, кто на его основании говорят о ненужности миссионерской или социальной деятельности, забывают о том, что на подвиг такого сурового жития способны единицы, а быть для мира солью и светом призван каждый христианин. Вспомним, что и Свой Страшный Суд Господь будет вершить преимущественно по делам любви и милосердия, которые доступны каждому из нас. Кроме того, в истории Церкви есть масса примеров, когда какой­нибудь подвижник покидал возлюбленную пустыню, если видел, что мир нуждается в его служении. Яркий пример тому — святитель Филипп, митрополит Московский, который оставил выпестованную им Соловецкую обитель, и отправился в Москву, на митрополичий престол, чтобы среди ужасов тирании царя Иоанна Грозного и его опричников в святительском сане служить Богу и людям.

Есть у противников внешней церковной деятельности еще один сильный довод. Зачем, спрашивают они, куда-то идти, когда люди сейчас сами приходят в храм, а мы им не можем уделить должного внимания? Зачем священнику или миссионеру вести работу в социальных или образовательных учреждениях, когда в храме на богослужении стоят люди, которые ждут, когда на них обратят внимание, расскажут о жизни Церкви или просто введут в приходскую общину? Вопрос, что называется, не в бровь, а в глаз. На приходе, действительно, работы непочатый край. Действительно, при нынешней острой нехватке священнослужителей, батюшка зачастую просто не может уделять достаточного внимания своим прихожанам и захожанам. И если размышлять вот так по-человечески, рационально, то приводящие этот довод правы на все сто. Если бы не одно но. Если бы не было евангельских слов: Итак, идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа (Мф. 28, 19); .идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари (Мк. 16, 15); Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного (Мф. 5, 16). Как примирить наши рациональные рассуждения и эти евангельские слова? Лишь только еще одним удивительным изречением Спасителя: сие надлежало делать, и того не оставлять (Мф. 23, 23).

Экзотермическая реакция

Вы — соль земли
(Мф. 5, 13).

Общественную деятельность христианина можно образно сравнить с экзотермической реакцией. В физике под этим термином понимается процесс, когда при соединении двух веществ в окружающую среду активно выделяется теплота. Так же и христианин, соприкасаясь с социумом, проникая в него, должен малой закваской заквашивать все тесто, должен быть катализатором общественных процессов, в результате которых климат в нашем обществе становился бы теплее. Однако не все вещества при слиянии выделяют тепло. Чтобы реакция пошла и теплота выделилась, по крайней мере, одно вещество должно иметь соответствующий состав. Можно с уверенностью сказать, что внешняя деятельность христианина почти всегда обречена на провал, если она не имеет своим источником жизнь сокровенную, молитвенную, евхаристическую. Кроме того, чтобы говорить о жизни Церкви, нужно этой жизнью жить, а не быть лишь сторонним наблюдателем. Действительно, когда миссионер, который в Церкви без году неделя, выходит на аудиторию и начинает говорить о посте и молитве, сам не зная, что сие такое, это выглядит, по меньшей мере, странно. В таких случаях мне всегда вспоминается пушкинский Фарлаф — «крикун надменный, в пирах никем не побежденный, но воин скромный средь мечей». Как бы прекрасно и правильно ни была организована наша общественная деятельность, она останется лишь красивой вывеской, за которой ничего нет, если люди, ее осуществляющие, не будут работать над своим сердцем. Как-то, лет семь назад, когда я делал в Церкви еще первые шаги, в руки мне попал диск с записями проповедей архимандрита Иоанна (Крестьянкина). Мне ничего не было известно об этом человеке. Придя домой, я поставил диск и сел слушать. Слышно было очень плохо. Писали в храме на диктофон, какие-то люди постоянно разговаривали между собой, заглушая слова проповеди. Но с первых слов, даже тех, что мне удалось разобрать, я понял, что обрел подлинное сокровище. Это были не просто слова, это было раскрытое сердце, окно в удивительный и таинственный мир Церкви. Тогда я услышал не проповедь, а живое свидетельство о Христе.

«Кривой стартер»

…Дни лукавы
(Еф. 5, 16).

Конечно, работа над своим сердцем должна предшествовать внешней деятельности христианина. Дела любви и милосердия вообще являются плодом духовных трудов. Так, может быть, лучше подождать, подготовить высококвалифицированных и духовно зрелых специалистов, накопить силы, а потом выходить на служение? Ведь, скажем прямо, специалистов сейчас остро не хватает. Но кто нам может с уверенностью сказать, что через год или два перед нами не закроют многие дороги? К тому же дела милосердия не терпят отлагательств, ведь многим людям нужна помощь именно сейчас. Как же быть? Наверное, каждый, находясь в пути, хотя бы один раз в жизни наблюдал такую картину: на обочине стоит заглохший грузовик, а водитель у переднего бампера крутит какой-то изогнутой металлической штукой. Это приспособление называется «кривой стартер». Если машина не заводится ключом, то это вещь незаменимая. Так вот общественная деятельность христианина может стать таким «стартером» к его жизни внутренней, молитвенной. Конечно, неподготовленному интеллектуально и духовно человеку заниматься миссионерством, думаю, не стоит, но ведь есть много других сфер, где нужны труженики. Например, нашему епархиальному Обществу милосердия постоянно требуются волонтеры по уходу за малышами-отказниками и для прогулок с детьми в Доме ребенка. Важно выбрать ношу по своим силам и способностям. Однако, повторимся, занимаясь внешней деятельностью, необходимо не оставлять и жизнь сокровенную, непрестанно памятуя слова Спасителя: сие надлежало делать, и того не оставлять (Мф. 23, 23).

Редакция газеты считает затронутую в статье тему очень важной и актуальной. Мы приглашаем авторов и читателей принять участие в ее обсуждении. Ждем Ваших отзывов по адресу электронной почты: pravvera@yandex.ru или info-sar@mail.ru, а также на форуме сайта Саратовской митрополии «Православие и современность».

Газета «Православная вера», № 1 (453), январь, 2012 год

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=59 101&Itemid=3


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru