Русская линия
Церковный вестникПротоиерей Михаил Рязанцев26.01.2012 

Храм Христа Спасителя — памятник доблести и святости наших предков

5 декабря 2011 года исполнилось 80 лет с того дня, Храм Христа Спасителякак в Москве был взорван Храм Христа Спасителя. Восстановление разрушенной святыни стало делом Церкви, общества и государства, так как было зримым свидетельством возвращения России к своим духовным истокам. Собор поражает каждого, кто сюда попадает, не только своим величием. Здесь возрождаются традиции уставного богослужения старой Москвы. Об устроении внутренней жизни храма и о трудностях сегодняшнего дня рассказывает ключарь кафедрального собора протоиерей Михаил Рязанцев.

— Отец Михаил, Храм Христа Спасителя сегодня — это огромный комплекс. Какие помещения он включает и чем отличается от того здания, которое было построено во второй половине XIX столетия?

— Центром комплекса является само здание храма, которое было разрушено и отстроено заново в первозданном виде. На месте собора собирались возвести дворец советов с огромной статуей Ленина наверху. Для этого был выкопан громадный котлован и положено бетонное кольцо в основание фундамента. Великая Отечественная война остановила эти работы. Котлован просуществовал до 60-х годов прошлого века, а потом из него сделали бассейн «Москва». Когда в 1994 году было принято решение воссоздать Храм Христа Спасителя, эту грандиозную и крепкую конструкцию решили использовать, раньше храм стоял на высоком берегу Москвы-реки, и, когда строительство развернулось во второй раз, грунт решили не насыпать, а использовать разницу в высоте.

Был построен так называемый стилобатный этаж, в котором разместился нижний храм Преображения Господня с двумя приделами в честь Алексия, человека Божия, и Тихвинской иконы Божией Матери. Это очень символично, поскольку раньше на месте Храма Христа Спасителя находился Алексеевский монастырь и главным собором монастыря был Преображенский. Кроме того, самым чтимым образом обители был список чудотворной Тихвинской иконы Божией Матери. Нижний храм служит напоминанием о святынях Алексеевского холма, срытого во время строительства дворца советов.

Всем известна легенда, что игумения Алексеевского монастыря предрекла, что на этом месте храм долго не простоит. С этим связаны и современные слухи о том, что собор может сползти в реку или разрушиться каким-то иным способом. Однако зная, какой основательный фундамент имеет возрожденное здание, поверить в это очень сложно.

— А история о проклятии игумении реальна?

— Если заглянуть в исторические свидетельства, то очевидно, что игумения Антония (Троилина), которая была старицей высокой духовной жизни, конечно, никаких проклятий изречь не могла. Тем более что перемещение монастыря и постройка храма делались по благословению ее духовного отца митрополита Филарета (Дроздова). Это была нормальная практика: старые постройки разбирали, на их месте устраивали новые здания, в том числе церковные. Так вот, мать Антония тогда произнесла следующие слова: «Бедный. Недолго ему здесь стоять». Так она предрекла драматичную судьбу храма.

— Какие помещения помимо храмов включает комплекс и как они используются?

— В помещениях, примыкающих к храму, — Зал церковных соборов и несколько трапезных палат, ведь многочисленных участников соборов или международных форумов необходимо где-то размещать и кормить, не вывозя в другие места. Трапезных залов всего пять, они разной вместимости, и в них устраиваются не только обеды, но и совещания, симпозиумы, встречи.

В Зале церковных соборов проходили заседание Поместного Собора и несколько Архиерейских Соборов. Кроме того, зал уже стал известной на всю Москву площадкой, где проходят концерты и торжественные акты, посвященные важным событиям церковной и государственной жизни. Средства от аренды этой площади идут на содержание всего храмового комплекса.

В непосредственной близости от верхнего и нижнего храма расположена подземная автостоянка и автомойка. Вокруг этого время от времени возникает какой-то нездоровый ажиотаж. Но я считаю, что тут нет ничего плохого, ведь эти технические службы расположены вне площадей храма. Напротив, очень удобно, чтобы человек, приехавший на службу, поставил свою машину в теплый гараж. Сегодня это особенно актуально, учитывая, какие проблемы есть с парковками в центре Москвы. Кроме того, плата за аренду машиномест тоже идет на содержание храма.

Под нижним храмом располагаются технические помещения. Они необходимы, чтобы обеспечить жизнеспособность всего комплекса. Например, там центр управления электропитанием и кондиционированием.

В целом могу сказать, что помещений много, но для церковных структур их не хватает. Когда проектировали комплекс, не учли того, что церковная жизнь развивается. Например, сейчас при храме действует воскресная школа, в которой учится около 100−150 детей и 150 взрослых. Число учеников постоянно растет, но из-за нехватки места школа работает в трех разных помещениях. Мы даже в трапезных залах иногда проводим занятия, поскольку другого места нет. Что-то достроить или перестроить невозможно. Так что приходится как-то выкручиваться. Если же мы хотим провести, например, детский праздник, конференцию, встречу или концерт, то за все это приходится платить, несмотря на то, что мы церковная структура. Никаких скидок на то, что мы являемся «своими», нет.

— Как принимается решение о том, кому и для каких целей предоставляются в аренду помещения?

— Все решения принимаются исключительно руководством фонда Храма Христа Спасителя, структурой, которая управляет всем недвижимым имуществом. Это светская и совершенно далекая от Церкви организация. Опасность того, что в зале могут проводиться какие-то сомнительные мероприятия, была. Совсем недавно в Зале церковных соборов кришнаиты хотели провести акцию, рекламирующую их деятельность, но мы вовремя успели предупредить руководство фонда об этом. Тогда вмешалась общественность и пресса.

Часто распознать, кто есть кто, руководству фонда бывает трудно. Чтобы таких ситуаций больше не возникало, мы убедили руководство фонда подписать соглашения с Синодальным отделом по взаимоотношениям Церкви и общества, чтобы в дальнейшем согласовывать с ними все мероприятия, которые планируется проводить в Зале церковных соборов.

— Дорого ли вам обходится аренда помещений?

— Судите сами. Например, когда мы хотели устроить торжественный акт для выпускников нашей воскресной школы и для этого собраться в одном из залов, нам выставили счет на 70 тыс. рублей за два часа, которые мы там намеревались провести. Мы стараемся договариваться, но для нас скидок не делают. Отношение, как и ко всем остальным организациям, арендующим помещения: хотите что-то делать — платите. Причем никаких документов, регламентирующих присутствие Церкви в Храме Христа Спасителя, не существует. Юридически мы никак здесь не обозначены. Когда храм построили, нам сказали: приходите и проводите службы. И земля, и здания принадлежат городу Москве. Оперативное управление комплексом осуществляет, как я уже сказал, фонд Храма Христа Спасителя, которому принадлежат все права. Дошло до того, что у нас над алтарем сдается помещение, в котором располагается офис адвокатской конторы «Ваш надежный советник».

— Церковь может как-то повлиять на сложившуюся ситуацию?

— Когда шло строительство храма, регулярно собирался наблюдательный совет, в котором участвовали известные предприниматели, политики, артисты. В 2000 году прошло последнее заседание этого совета, на котором были подведены итоги строительства. И с тех пор вот уже 11 лет храмом ведают только упомянутый фонд, а также финансовые и имущественные структуры правительства Москвы, которым он подотчетен.

Разговоры о том, что Церковь должна принимать более тесное участие в управлении Храмом Христа Спасителя, шли давно, но только в июле 2011 года состоялось учредительное собрание нового попечительского совета Храма Христа Спасителя, который возглавил Святейший Патриарх Кирилл, а сопредседателем стал мэр Москвы С.С. Собянин. В состав этой структуры частично вошли члены предыдущего наблюдательного совета. Двери совета открыты, и любой желающий, кто заинтересован в жизни Храма Христа Спасителя, может принять участие в его работе. Следующее заседание совета пройдет в начале 2012 года, и на нем будут конкретно разбираться вопросы существования храма, юридические и практические. Надеюсь, наше пребывание здесь получит какую-то документальную основу и взаимоотношения с фондом примут нормальные формы.

— Каков порядок богослужений в Преображенской церкви и храме Рождества Христова?

— В нижнем храме богослужения проходят ежедневно утром и вечером. В верхнем храме Рождества Христова по субботам служится всенощное бдение, по воскресеньям Литургия. По понедельникам до 13 часов санитарный день.

— Многие туристы и паломники интересуются музейной экспозицией, которая расположена в цокольном этаже. Как она там появилась?

— Вокруг нижнего храма есть обходная галерея, в которой по благословению приснопамятного Патриарха Алексия II разместился музей. Тогда, кроме Церковно-археологического кабинета в Московской духовной академии, у нас не было музейного пространства, где можно было бы разместить предметы церковного искусства и реликвии. Долгое время это экспозиционное пространство было филиалом Музея истории Москвы, и только перед самым своим уходом мэр Москвы Юрий Лужков вывел отсюда музей. Сейчас мы хотим разместить там музей церковного искусства, как это и было задумано. Я надеюсь, что уже скоро с благословения Святейшего Патриарха Кирилла создание музея будет оформлено юридически и мы сможем показать богатейшую коллекцию редких и старинных икон из собрания Святейшего Патриарха Алексия II и Святейшего Патриарха Кирилла.

Музей Храма Христа Спасителя уже полюбился многим москвичам, туристам и паломникам. Например, на рубеже 2005 и 2006 годов здесь проходила знаменитая выставка рождественских вертепов, которые привезли из различных областей Италии. Успех был настолько впечатляющим, что работу этой выставки пришлось продлить еще на месяц. Сейчас функционирует только четверть всего выставочного пространства, поскольку там удобно проводить «сменные» выставки.

— В строительстве храма участвовало множество благотворителей. Помогают ли они вам сейчас?

— Фонд узурпировал деятельность по привлечению благотворителей. Он собирает пожертвования и сегодня. Например, недавно у нас возникла необходимость в приобретении муки. Мы обратились на один из хлебозаводов, а там нам сообщили, что предприятие уже Храму Христа Спасителя муку пожертвовало. Когда мы стали выяснять, то узнали, что фонд обратился за помощью к этому заводу и им бесплатно выделяют муку, а она идет на то, чтобы выпекать булочки и продавать в киосках около храма. Так что когда мы к кому-то обращаемся, то часто слышим: извините, но мы храму уже помогаем.

Думаю, необходимо как-то отрегулировать этот вопрос. Ведь людям не объяснишь, что мы и фонд Храма Христа Спасителя — это не одно и то же. И хотя их пожертвования действительно, как правило, идут на благоустройство храма, но люди хотят жертвовать церковным структурам, а на самом деле жертвуют структуре коммерческой. Это очень щекотливый вопрос, который надо решить.

— А вы могли бы как-то договориться с фондом хотя бы в конкретном случае с мукой?

— С фондом договориться о чем-либо сложно. По каким-то вопросам мы находим общий язык, но когда касается денег, то тут все разговоры заходят в тупик. Например, недавно забрали табуретки, которые были у нас в пользовании, и теперь дети, приходящие на занятия в воскресную школу, вынуждены перекусывать стоя после Литургии. Такие мелочи зависят только от настроения исполнительного директора фонда, который далек от реалий церковной жизни.

— Ситуация не из простых, тем не менее Храм Христа Спасителя остается центром богослужебной жизни Москвы, да и, пожалуй, всей России. Расскажите, чем организация служения в кафедральном соборе отличается от обыкновенного приходского храма?

— Конечно, главным отличием является то, что здесь часто служит настоятель нашего храма Святейший Патриарх Кирилл. И на всех нас, клириках храма, лежит ответственность за то, чтобы в полной мере обеспечить патриаршее богослужение.

Если же снова вспомнить о мифах и легендах, которые сложились вокруг храма за эти годы, то часто можно услышать, что раз здесь проходят патриаршие богослужения, то собор открыт только для определенного круга лиц, войти сюда можно только по приглашениям и без проблем проходят только Президент и его окружение.

Действительно, на Рождество и на Пасху у нас бывают первые лица государства, и вот именно в эти дни на богослужения можно прийти по пригласительным билетам, но это делается исключительно ради того, чтобы ограничить доступ желающих. Потому как при всей своей громадности, а собор, как известно, вмещает около 10 000 человек, храм в эти дни не может принять всех. Надо дать людям возможность нормально помолиться на службе без давки.

Мы раздаем билеты в первую очередь нашим постоянным прихожанам. Часть билетов поступает на московские приходы, если их настоятели об этом просят, также приглашения расходятся по различным церковным структурам и социальным учреждениям. Мы приглашаем детей из детских домов или детей-инвалидов. Они очень радуются этому событию и с удовольствием приезжают на службу, исповедуются и причащаются.

На Рождество пригласительные билеты нужны только для прохода в центральную часть, в боковые приделы доступ свободный. На Пасху на службу вход исключительно по пригласительным билетам, так как в этот день приходит огромное количество людей и ограничение необходимо для безопасности самих же молящихся. Но такая система ограничений только два раза в год! В другие дни вход свободный для каждого, храм открыт на протяжении всего дня, причем как верхний, так и нижний. Во всем остальном у нас такой же приход, как и везде. В штате — пять священников и четыре диакона.

Про воскресную школу я уже упоминал. Единственное ее отличие в том, что детей сюда не приводят, а привозят издалека, поскольку в центре практически не осталось жилых домов. Но, несмотря на то, что детям и родителям приходится ездить из разных концов города, школа живет и разрастается. Дети у нас занимаются в основном не из церковных семей, они иногда шумно ведут себя в храме, но потом, оглядываясь на старших и на сверстников, часто меняются на глазах.

Одна из наших певчих, Галина Алонзова, организовала детский хор, который принимает участие в Литургиях. Сейчас мы готовимся к тому, чтобы детский хор спел Литургию целиком.

— Много ли у вас просьб о крещении, венчании или отпевании?

— На самом деле не очень, многие и не подозревают о том, что в величественном кафедральном соборе может быть что-то, кроме официальных мероприятий. Например, в день могут совершаться максимум по пять венчаний. Зато мы никогда не проводим венчания нескольких пар сразу.

Со временем люди становятся более грамотными. Те, кто хоть немного осведомлен о церковной жизни, без смущения приходят в Храм Христа Спасителя помолиться так же, как и в любой другой храм.

К подготовке к таинствам крещения или венчания духовенство храма подходит серьезно. Мы начали проводить катехизические беседы еще задолго до того, как они стали обязательными для всех приходов. Кроме этого, мы всегда беседуем с теми, кто желает вступить в брак.

Не так давно у нас появились помощники, группа мирян-катехизаторов, которые дежурят в храме постоянно по одному или по два человека. Всего их пока восемнадцать.

— Как приходящие в Храм Христа Спасителя реагируют на то, что к ним с разговорами подходят незнакомые молодые люди?

— Наши катехизаторы проходят длительную подготовку. Как правило, люди сами ищут, к кому в храме можно обратиться, кому-то проще подойти к дежурному священнику, кому-то — к мирянину. Когда видно, что человек чем-то обеспокоен или смущен, то к нему может катехизатор подойти и сам, спросить, чем можно помочь.

Сам факт, что кому-то не все равно, уже положительно действует на человека. Клирики храма, например, после совершения крещения всегда оставляют свои телефоны, чтобы человек мог не терять связи с церковной общиной. Протоиерей Андрей Овчинников ведет взрослую воскресную школу, которая существует уже восемь лет. Они беседуют, изучают Евангелие, наследие святых отцов. И все наши катехизаторы как раз выросли из воспитанников этого кружка.

Да, в нашем храме бывает много случайных туристов и трудность служения священников и катехизаторов заключается в том, что приходится часто повторять одно и то же, потому что вопросы одинаковые. Тут нужна большая выдержка и терпение, умение убедительно выразить свою мысль. Найти простой ответ на непростой вопрос.

— Кто ваши прихожане?

— Основное ядро нашей общины — около 200 человек. Многие из них ходят сюда с момента, когда еще велось строительство. Я помню, что поначалу было всего около 50 человек, тогда в нижнем храме прошли первые богослужения. Нужно было все отмыть от строительной пыли, приготовить утварь и все остальное. Когда строительство закончилось, к первым энтузиастам присоединились и другие, кроме постоянных прихожан. На богослужении присутствуют в основном или люди, попавшие суда первый раз, или туристы. Конечно, людей не так много, как хотелось бы, но мы рады, что люди здесь остаются. Значит, наши скромные труды не проходят даром. Чтобы быть обычной приходской общиной, нам нужно завоевывать сердца людей.

— Расскажите, как проходят практику в вашем храме только что рукоположенные священники.

— Это очень большая честь для нас. В Москве есть четыре места, где священники проходят «боевое крещение»: это Храм Христа Спасителя, Богоявленский кафедральный собор, храм Большое Вознесение у Никитских ворот и церковь Мартина Исповедника.

Но не обходится и без проблем. Казалось бы, священников рукополагают из диаконского чина, и человек, который готовится стать пастырем, должен был бы внимательно изучить богослужение в деталях, но тем не менее многие теряются, когда впервые служат.

Поэтому мне жаль, что сорокадневная священническая практика сейчас несколько сокращена: они служат ежедневно в течение 25 дней, а потом 15 дней проходят послушания в Синодальном отделе по церковной благотворительности и социальному служению у владыки Пантелеимона. Конечно, 25 дней это мало. Многие молодые священники рассказывают, что только-только они начали спокойно служить без излишней суеты и страха, понимать, что и как надо делать, как все заканчивается. Как мне кажется, сорокоуст — это оптимальное время для того, чтобы приобрести необходимые навыки. Конечно, всех премудростей за этот срок не постигнешь, но уверенность получить можно, и когда он придет на приход, то сможет спокойно влиться в жизнь общины.

 — А какое социальное служение осуществляет главный храм России?

— Несколько лет назад мы начали с того, что отвечали на письма заключенных. Раньше таких писем приходило очень много. Люди просили прислать им не только книги, но и какие-то вещи, деньги. Мы сразу определили для себя, что никакие продукты посылать не будем, только какие-то предметы одежды, туалетные принадлежности, письменные приборы, литературу. Отсылаем Новый Завет и простые для восприятия просветительские книги. Также посылаем утварь в несколько церквей, которые были открыты при колониях, богослужебные книги, облачения. Потом наше служение стало постепенно расширяться. Мы наладили связь с 32 военно-морским госпиталем, с госпиталем им. Н.Бурденко. В детскую республиканскую больницу мы привозим лекарства, которые необходимы, но не предусмотрены централизованными поставками, иначе родителям больных детей приходится доставать их за свой счет. Окормляем и детские дома. Кроме того, очень много заявок поступает на проведение экскурсий по храму. Обращаются школы, детские дома. Экскурсии проводят преподаватели нашей воскресной школы и ребята из молодежного клуба общины. В фонде Храма Христа Спасителя есть экскурсионное бюро, но они все делают за деньги, это доступно не всем.

— Духовенство храма тесно сотрудничает с Синодальным отделом по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями. Как строится эта работа?

— Иначе и быть не может, ведь Храм Христа Спасителя — это памятник воинам-освободителям. У нас сложилась давняя традиция: каждый год первого сентября около храма принимали присягу воспитанники Московского суворовского училища. Когда командиром училища был генерал-майор Вячеслав Рощин, он был хорошо расположен к Церкви, даже построил на территории училища небольшую часовню. На протяжении пяти-шести лет торжественные линейки проходили у Храма Христа Спасителя, а потом служился молебен на начало учебного года. Потом начальник училища сменился и торжественные акты прекратились, впрочем, ненадолго. Теперь первого сентября к нам приходят ребята военно-дирижерского факультета Московской консерватории. Они проходят торжественным маршем перед храмом, а потом показывают свое умение в исполнении произведений, сочетая его с приемами строевой подготовки. Все это очень красиво и привлекает немало зрителей. На молебне поет военный хор, с которым предварительно занимается наш регент. Кроме того, здесь принимают присягу и несколько раз служили благодарственный молебен после успешного окончания учений воспитанники Московского высшего военного командного училища.

Очень важно, чтобы молодые офицеры действительно осознавали свою миссию, а сделать это можно только через духовное воспитание, просвещение, через прикосновение к святыням. Приобщение к церковному бытию для них необходимо, к сожалению, не все военноначальники понимают это.

— Богослужение в Храме Христа Спасителя является в некотором смысле эталонным. Благодаря тому, что много лет пасхальные и рождественские службы транслируются по центральным телеканалам, вас видит и на вас ориентируется почти вся Русская Церковь. Как бы вы могли охарактеризовать богослужебную традицию храма?

— Я вырос в семье московского протоиерея и с самого детства впитал в себя стиль и манеру служения Богу как моего отца, протоиерея Иоанна Рязанцева, так и других маститых московских священников. Кроме того, в течение 11 лет я был иподиаконом Святейшего Патриарха Пимена, богослужения которого, на мой взгляд, были эталоном не только для московского духовенства. После окончания Московской духовной академии я был назначен штатным священником в Успенский храм Новодевичьего монастыря, где совершает свое служение митрополит Ювеналий. Все это было для меня хорошей школой, и, когда меня назначили ключарем Храма Христа Спасителя, я постарался приобретенный опыт перенести и на наш кафедральный собор. Таким образом, богослужебная деятельность Храма Христа Спасителя складывалась по образцам Богоявленского собора, Успенского храма и тех московских храмов, где мне приходилось бывать.

Надеюсь, что, несмотря на свою относительную «молодость», кафедральный соборный Храм Христа Спасителя продолжает те замечательные традиции, которые всегда были характерны для московских храмов, а именно уставное богослужение, сопряженное с чистотой, уютом, теплом и благолепием, способствующими молитвенному настроению.

— В чем, по вашему мнению, главная миссия Храма Христа Спасителя сегодня?

— Уникальное сооружение производит на людей неизгладимое впечатление, ведь это памятник доблести и святости наших предков. Храм сам по себе воздействует на человеческую душу. Я часто наблюдаю, как это происходит, когда кто-то, кто раньше не бывал в церкви, оказывается под его сводами в первый раз. Почти у всех вырывается вздох: какой масштаб, какая красота! А вторая мысль у людей, и они мне тоже часто об этом говорят: и как же такую красоту можно было разрушить? А потом люди остаются на богослужение, встречают заботу и понимание и уже начинают все чувствовать по-другому.

Нельзя забывать и о том, что Храм Христа Спасителя — памятник всем воинам, положившим жизнь за Отечество в 1812 году, мраморные доски с именами героев той войны свидетельствуют нам об этом. Если пройти по галерее и почитать не только их имена и фамилии, но и краткие сведения, которые там есть, о военных действиях, то можно приблизительно восстановить ход Отечественной войны 1812 года. Некоторых привлекает именно это, и, будучи нецерковными людьми, они тем не менее приходят в храм, чтобы вспомнить историю или рассказать о ней своим детям. Можно сказать, что у нашего храма духовно-просветительская миссия.

Зная о том, сколько туристов попадает к нам на богослужение, мы стараемся сделать службу как можно более красивой и запоминающейся. У нас поет большой замечательный хор. Люди смотрят на живопись, росписи, иконы, и, конечно, служба должна соответствовать этому величию — мы строго следим, чтобы чтение в храме всегда было внятным и выразительным. Священноначалие старается подобрать грамотных и образованных священников, чтобы каждый приходящий в храм мог обратиться к пастырю и получить мудрый совет.

Национальная идея в камне

Храм Христа Спасителя был торжественно заложен на Алексеевском холме 23 (10) сентября 1839 года. Закладка, совершенная святителем Филаретом, митрополитом Московским, была приурочена к празднованию 25-летней годовщины окончания Отечественной войны и взятию Парижа в марте 1814 года. Храм был воздвигнут в благодарение Богу за спасение России и ее победу над Наполеоном. Его освятили 26 мая 1883 года. Специально ко дню освящения Петр Чайковский написал увертюру «1812 год», исполненную храмовым хором.

Это была сугубо русская традиция — ставить в честь великих побед благодарственные храмы-памятники. До наших дней в Москве уцелели церковь Всех Святых на Кулишках, поставленная в память о Куликовом поле, храм Покрова Божией Матери на Рву — в честь взятия Казани, Казанский собор на Красной площади — в честь победы над польско-шведской интервенцией в Смуту, церковь Иоанна Воина на Большой Якиманке — в честь Полтавской битвы.

Главный престол храма Христа Спасителя освятили в честь Рождества Христова, так как именно к концу декабря 1812 года на территории России не осталось ни одного наполеоновского солдата. И по указу императора с 1813 года после Рождественской литургии во всех русских церквях служили благодарственный молебен в память о спасении России от нашествия иноплеменных.

Строительство храма-памятника Россия восприняла с воодушевлением. Лучшие российские архитекторы, скульпторы, художники стремилась воплотить в камне одну из главных национальных идей, получивших особое значение для того времени, в которой патриотизм соединялся с осознанием особой роли Православия в судьбе страны. Идея потребовала и особых архитектурных форм. Это стало причиной победы проекта архитектора Константина Тона на конкурсе. Николаю I была близка традиционность и величественность облика будущего храма. И место для него выбрали символическое, по словам художника Александра Иванова, «где случилось решение Бога быть России». В 1612 году здесь находился штаб князя Пожарского: отсюда он с воинами переправился в Замоскворечье и там бился с гетманом Ходкевичем, стремясь не допустить его армию на помощь к осажденным в Кремле польским интервентам. А знаменитый келарь Троице-Сергиевой Лавры Авраамий Палицын совершил тут молебствие «о побеждении на враги».

Храм Христа Спасителя по проекту Константина Тона был построен в русско-византийском стиле, то есть в древнерусских традициях церковного зодчества, уходившего корнями в архитектуру Византии, у которой Русь приняла Православие и унаследовала историческую роль.

В плане крестово-купольного пятиглавого храма, увенчанного короной в знак царственности Христа, лежит равноконечный крест — символ подвига Иисуса Христа и крестного пути всех тех, кто, следуя Ему, положил жизнь за Веру и Отечество. Храм имел 12 дверей, по три на каждом фасаде: по числу врат Небесного Иерусалима и по числу апостолов Христа. Каждое из четырех крыльев храма последовательно раскрывают идею устроения русской цивилизации: восточное посвящено земной жизни Господа и основанию Церкви, южное — придел святителя Николая, посвященный Вселенской Церкви до крещения Руси, северное — придел святого Александра Невского, посвященный русскому государству, и западное, в котором прославлена Русская Православная Церковь со времен Крещения Руси. Здесь изображены русские святые, созидавшие в России Православие, ее хранители от войн и молитвенники о России на небесах.

Храм Христа Спасителя наряду с Кремлем и Красной площадью стал архитектурной доминантой города. И хотя по московскому обычаю запрещалось строить в городе сооружения выше Ивана Великого, для благодарственного храма, посвященного Господу, было сделано исключение. Храм высотой более ста метров, расположенный на высоком холме был виден даже с окраин города.

После окончания строительства многие критиковали Константина Тона, за «патриархальный» византийский стиль, за воплощение казенной теории официальной народности. В народе говорили, что храм похож то ли на самовар, у которого чаевничает какой-нибудь замосквореченский купец, то ли на гриб, то ли на чернильницу — эпитеты менялись в зависимости от времени критики. А советские власти и вовсе объявили, что храм не представляет художественной ценности, построен недавно, является отражением идеи самодержавия и поэтому может быть беспрепятственно разрушен, что и было сделано 5 декабря 1931 года. Мрамор из взорванного храма был использован при строительстве станции «Площадь Свердлова» (ныне Театральная) и гостиницы «Москва». Каменной крошкой из плит с именами героев войны 1812 года были посыпаны дорожки в парках.

История возрождения

В 1990 года Святейший Синод обратился в Совет министров с ходатайством о восстановлении разрушенного храма Христа Спасителя. В 1991 году на месте алтаря храма была построена временная часовня во имя иконы Божией Матери «Державная», которая впоследствии была разобрана и перенесена ближе к набережной Москвы-реки.

В сентябре 1994 года правительством Москвы было принято решение о воссоздании храма в прежних архитектурных формах (за исключением видоизмененного стилобата). Храм был построен за неполные шесть лет. Первые строительные работы начались 29 сентября 1994 года. На Пасху 1996 года под сводами храма была совершена первая Пасхальная вечерня. 19 августа 2000 года в день Преображения Господня Святейший Патриарх Алексий II совершил Великое освящение храма Христа Спасителя.

Общее руководство восстановлением храма осуществлял Общественный наблюдательный Совет под руководством Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и мэра Москвы Юрия Лужкова.

Для финансирования работ был создан Фонд поддержки воссоздания Храма Христа Спасителя. По его данным, по состоянию на 18 июня 2001 года было потрачено немногим более четырех миллиардов деноминированных рублей. Сюда входят все затраты — от подготовки строительной площадки и демонтажа бассейна «Москва» до эксплуатационных затрат. Затраты на художественное убранство храма составили около одного миллиарда рублей. Финансирование строительства осуществлялось без привлечения бюджетных средств, за счет добровольных пожертвований физических и юридических лиц.

Высота храма та же, что и в прошлом веке — 103 м, толщина стен 3,2 м, площадь росписи 22 тысячи кв. м, площадь пола 4 тысячи кв. м, высота иконостаса 27 м. Храм рассчитан на 10 тысяч человек.

В новом храме есть и некоторые старые части — мраморные памятные доски из обходных коридоров и фрагменты главного иконостаса. В алтаре сохранилось шесть полотен художника В. Верещагина, которые уцелели после разрушения храма в 1932 году. Перед взрывам их свернули в рулоны и они оказались в Казанском Соборе в Ленинграде. Также из Ленинграда вернулся чудом сохранившийся трон — кресло на горнем месте, так как в свое время его подарили Патриарху Алексию I.

В храме находятся частица Ризы Господней, частица Ризы Богородицы, чтимая Смоленская икона Божией Матери, икона «Спас Нерукотворный», находившаяся в Храме до его закрытия (художник Сорокин), икона святителя Николая, писанная в городе Бари. В мощевике собора есть частицы мощей святителей Василия Великого, Иоанна Златоуста, Григория Богослова, святого равноапостольного князя Владимира, святого благоверного князя Александра Невского и других почитаемых святых. Из Сергиева Посада принесена рака с мощами святителя Филарета митрополита Московского.

http://www.e-vestnik.ru/interviews/protoierey_mihail_ryazantsev_4129/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru