Русская линия
Татьянин деньАрхиепископ Верейский Евгений (Решетников)24.01.2012 

Сотрудничество представителей светского и церковного студенчества — важная сторона церковной миссии

В преддверии Татьянина дня публикуем интервью Архиепископ Верейский Евгенийс архиепископом Верейским Евгением, ректором Московских духовных школ, председателем Учебного комитета Русской Православной Церкви. О том, какие воспоминания связывают владыку с храмом святой Татианы при МГУ и Московским университетом, об общении студентов и студенток Университета и семинаристов и о том, что нового ожидается на Татьянин день в этом году.

— Владыка, с чем Татьянин день ассоциируется у Вас?

- Конечно, прежде всего 25 января, Татьянин день, связан с Московским университетом, потому что именно в этот день императрица Елизавета Петровна подписала указ об основании Университета, поэтому до революции в России этот день отмечался как студенческий праздник. Сейчас этот праздник, конечно же, связан с домовым храмом Московского университета, в котором ежегодно по благословению Святейшего Патриарха мы совершаем Божественную литургию.

В этом году также есть благословение приехать и служить, и надеюсь, что в нынешний Татьянин день будет так же хорошо, как и всегда, и на Литургию приедут и Святейший Патриарх Кирилл, и ректор Московского университета Виктор Антонович Садовничий.

Ожидается и небольшое дополнение: в Татианинском храме состоится презентация книги по истории Московской духовной академии. Это большой коллективный труд, который на протяжении нескольких лет готовили преподаватели Академии, а также специалисты из МГУ, ПСТГУ. Из Московского университета нам помогали два доцента исторического факультета — доктор исторических наук Андрей Юрьевич Андреев и кандидат исторических наук Владимир Иванович Кузнецов. Издание состоит из двух томов: первый (в двух книгах) посвящен исторической перспективе развития духовного образования, в основном, это научные труды; второй, более красочный, иллюстрированный, касается по большей части современности.

У нас была задумка создать некий фундаментальный труд по истории академии, и могу сказать, что раньше ничего подобного в Академии не создавалось.

— И получилось сделать задуманное?

- Незадачливому студенту не хватает одной ночи, чтобы подготовиться к экзамену. Вот и нам так же. Конечно, хочется что-то еще доделать. У нас осталось множество неиспользованных материалов, которые, думаю, непременно должны быть использованы и опубликованы.

Вообще говоря, мы планировали издать оба тома к Покрову, и вдруг узнали, что в Историческом музее открылась выставка, посвященная истории Славяно-греко-латинской академии. И мы решили, что лучше не торопиться и задержать выпуск первого тома, чтобы включить в него дополнительные материалы. А потом оказалось, что первый том из-за добавленных материалов должен получиться слишком объемным, и тогда решили выпустить его в двух книгах. Две книги — два переплета, удорожание и так далее. Но в итоге у нас получился двухтомник в трех книгах.

— Где можно достать эти книги?

- У нас в Академии.

— Владыка, какие воспоминания остались у Вас от служения в Татианинском храме?

- Известно, что в советское время храм был закрыт, а я увидел его уже после открытия, в середине 90-х годов, вскоре после моего назначения на должность ректора Московской духовной академии. Очертания храма тогда только-только вырисовывались.

В разные годы после открытия храма на Татьянин день мы служили по-разному. На Татьянин день совершается Литургия в Успенском соборе Московского Кремля, и в первые годы Святейший Патриарх (тогда еще покойный Патриарх Алексий II) служил в Успенском соборе, а в университетский храм заезжал перед Литургией или приезжал после богослужения, например, на молебен. А потом уже Предстоятель Русской Церкви стал возглавлять Литургию в храме святой Татианы. И вот в последние два года в Татьянин день мы служили со Святейшим Патриархом Кириллом.

Осталось в памяти, что с каждым годом в храме происходили какие-то изменения, и можно было наблюдать, как постепенно храм обустраивается, благоукрашается, все больше возвращается к своему первоначальному виду, что, конечно, требует больших финансовых вложений.

— Храм в Университете действительно нужен?

- Присутствуя в Университете, храм ненавязчиво показывает студенчеству некую связь Церкви с образованием. Мне кажется, эта роль Татианинского храма очень важна. Причем ведь и его настоятель, протоиерей Максим Козлов, — выпускник Университета.

Важно, что на богослужении присутствует руководство Московского университета во главе с ректором. Думаю, это дает пример остальным вузам. Все-таки провинция всегда смотрит на Москву, это касается всех сфер жизни, в том числе, и образования: «Что там в Москве?». А в Москве в главном вузе страны, как называют Московский университет, есть свой храм, и в день основания Университета, в самый университетский праздник в нем совершается богослужение, на котором обязательно присутствует ректор. Эти моменты очень значимы в том числе и для воцерковления людей — и студентов, и преподавателей.

Часто человеку, который воспитывался не в церковной среде, бывает сложно преодолеть некий барьер. И даже если у него появился какая-то искорка веры, войти в храм, вступить в церковную жизнь бывает очень сложно.

— Почему?

- Сколько людей, столько и особенностей этого барьера. У одних он почти не заметен, и они входят легко, а другим сложно переступить даже через очень простые вещи, например, преодолеть стереотип, согласно которому в храме стоят одни бабушки и молодому человеку неудобно там показаться. На самом деле, это раньше молодой человек в храме был как белая ворона, потому что большинство прихожан действительно были пожилые женщины. Сейчас уже не так, но стереотип остается, и этот стереотип порождает внутренний барьер.

Скромный, стеснительный боится, что в храме как-то не так себя поведет, зайдет, куда не надо, и за это его будут ругать, это тоже многим мешает.

Бывает, человеку трудно переступить через себя или же преодолеть возможную негативную реакцию со стороны близких и коллег.

Один доктор медицинских наук мне говорил: «Я достиг того-то и того-то, и вдруг мне дали почитать церковную книгу, и неожиданно я увидел, что ценности, которые всю жизнь были для меня приоритетными, обесцениваются, оказываются на втором плане, а то, что я считал унизительным — смирение, покаяние и так далее, — является важным моментом в духовном становлении».

Человеку нужна помощь, чтобы начать церковную жизнь, и то, что он придет в храм и увидит, что здесь молятся и студенты, и преподаватели, может быть очень важно для того, чтобы он воспринял Церковь не как какое-то непонятное и чуждое пространство, но как что-то свое или, по крайней мере, что-то, куда не страшно, а может быть, даже и интересно заглянуть. Возможно, чтобы там и остаться.

— А бывает, что какой-то барьер вдруг возникает у человека, который уже поступил в духовную школу? Например, если студент духовной школы, имеющий высшее светское образование, вдруг начинает переосмысливать свою жизнь, возвращаясь к системе ценностей, которая основана на полученных в светском вузе знаниях и на каком-то опыте светской жизни? Бывает, что студент духовной школы, если можно так выразиться, делает такой вот шаг назад?

- Обычно в духовную школу приходят люди если не окончательно состоявшиеся, то, по крайней мере, определившиеся с направлением своей жизни. Испытания, искушения бывают. За мою бытность ректором было два случая, когда студенты и отчислялись только исходя из того, что не считали себя готовыми к ответственному священническому служению, осознавали себя недостойными.

Тому и другому я задал вопрос: «Вы уходите из Церкви или из семинарии?». Они уходили именно из семинарии, и считаю, что поступили очень честно.

В основном, испытание совести происходит до прихода в семинарию.

Но я-то говорил о людях из совершенно светской среды, у которых вдруг загорается маленький огонек веры, который требует некоего питания. Это могут быть вовремя предложенная кем-то книга или какое-то сильное впечатление, или встреча, или просто совет. Но, в любом случае, рано или поздно должна произойти встреча с храмом и начало общественной молитвы. Святые отцы говорят, что у человека должна быть личная, частная молитва, и общественная, церковная, когда мы молимся «едиными устами и единым сердцем». Эта встреча с храмом, момент, когда человек переступает порог, не всегда бывает простым. И в этом плане Татианинский храм, в котором собирается молодежь, в том числе, студенты Университета, может быть очень хорошим местом для того, чтобы молодому человеку начать церковную жизнь или знакомство с Церковью.

Вечером 25 января бывает Торжественный акт в главном здании Московского университета. По благословению я от имени Святейшего Патриарха приветствую ректора, преподавательскую корпорацию и студентов университета.

— Давно?

- С 1995 года.

— В прошлом году в Татьянин день была озвучена идея о том, что было бы хорошо развивать сотрудничество и общение между студенчеством Московского университета и Московской духовной академии. Как Вы лично относитесь к этой идее?

- Только положительно! Контакты у нас налаживаются, студенты Московских духовных школ приезжали в университетский храм, а студентки Университета — к нам в духовные школы.

Само по себе сотрудничество — важная сторона жизни Церкви, в данном случае сотрудничество представителей студенчества церковного и студенчества светского — очень важная сторона церковной миссии.

Вот мы говорили о барьерах. А что может увидеть молодой человек в храме? Стоят взрослые люди, делают что-то не очень понятное, единомышленников вроде как нет, как происходит общение — непонятно. А тут вдруг появляется возможность пообщаться со студентами их возраста, которые закончили обычную школу, может быть, имеют первое высшее образование, но которые почему-то избрали иной путь, церковный. Светские молодые люди могут задать им вопросы, как-то пообщаться, увидеть, чем интересуются их церковные сверстники, что изучают. Это почва, на которой может возникнуть общение, дружба, а возможно, для кого-то — и церковная жизнь. Ведь неслучайно Святейший Патриарх обратил внимание на необходимость такого сотрудничества и очень положительно отозвался об идее начать такое общение. И лично я — только «за».

— У Вас есть какие-то предложения?

- Я бы не давал конкретных предписаний. Лучше, если предложения будут выходить из вашей, молодежной среды. Думаю, в этом случае «коэффициент полезного действия» выше. Личная инициатива, как правило, приносит лучшие результаты. А мы будем всячески содействовать.

— Но ведь иногда хорошо, когда появляется какой-то человек, за которым хочется идти.

- Тоже верно.

— Может быть, многим в Университете было бы интересно пообщаться с архиепископом, ведь мало у кого есть возможность лично встретиться с церковным иерархом.

- Студенты видят Патриарха по телевидению.

— По телевидению — это не то. Ведь совсем другое дело — просто пообщаться, послушать, задать какие-то вопросы, да просто побыть рядом.

- Ну…. все возможно (улыбается).

— Можно попросить Вас о пастырском пожелании к Татьянину дню"?

- В первую очередь, поздравляю всех Татьян с Днем Ангела!

Хочется пожелать, чтобы храм святой Татианы при МГУ и дальше еще более активно занимал эту свою нишу, был связующим звеном между светским и духовным образованием, объединял молодых людей, причем не столько в учебном процессе, сколько в совместном общении и делании! Редакции интернет-издания «Татьянин день» желаю продолжать публиковать интересные материалы, которые будут актуальны и для церковной, и для светской молодежи!

http://www.taday.ru/text/1 432 336.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru