Русская линия
Русский дом Николай Леонов23.01.2012 

Гей, славяне!

В мире постоянно бушуют противоречивые тенденции и течения. Сейчас со всех сторон только и слышно о том, что-де ничто не в состоянии остановить всемогущий и неотвратимый процесс глобализации с постепенным размытием государственных границ, формированием единого международного языка, возникновением единой валюты, утратой национальной самобытности и т. д.

В конечном счёте процесс должен закончиться формированием единого всемирного правительства. Но с другой стороны, мы являемся свидетелями отчаянных и небезуспешных попыток народов сохранить свою национальную идентичность. Посмотрите, с каким упорством китайцы во всех странах мира, куда занесла их судьба, стараются сохранить своё лицо, свою «самость». Они как муравьи создают «чайна-тауны», хранят свои обычаи и образ жизни, сохраняют национальную одежду, привычную пищу и пр. Уже давно замечено, что очень сплоченны и замкнуты еврейские диаспоры со своей собственной внутренней жизнью.

Не менее крепки армянские национальные анклавы в различных уголках земного шара. За последние десятилетия в старых государствах Западной Европы, исторически сформировавшихся на мононациональной основе, возникли многочисленные анклавы из эмигрантов. Эти анклавы спаяны иной религией, иными культурами и нередко конфликтуют с принявшей их средой. Это явление хорошо знакомо и нам — гражданам России. Мы также отмечаем процесс зарождения в нашей привычной среде крупных инородных этнических тел, стремящихся скорее не к адаптации к новой культурной ситуации, а к национальной изоляции.

Этот феномен дал основание политологам говорить о возможной перспективе межцивилизационных войн в будущем, когда в конфликты будут вступать не отдельные государства и даже не блоки государств, сколоченные на идеологической основе (капиталисты против коммунистов), а война примет межцивилизационный характер. Такой взгляд на будущее вынуждает нас вспомнить, что мы — русские — не только принадлежим к одной из великих мировых цивилизаций, называемой «славянско-православной», но и являемся её историческим костяком, становым хребтом.

Славянско-православная цивилизация имеет своей западной границей условную линию, проходящую от Гданьска на побережье Балтийского моря до Триеста на Адриатическом море. На востоке её ареал простирался до тех пределов, до каких доходила Российская империя (позже СССР). Духовной опорой славянских народов, в основном населявших эту огромную территорию, было Православие, рождённое и распространённое Византией.

Со средних веков возникли и основные враги нашей цивилизации. Первыми проявили себя западноевропейские католики, которые в лице немецких религиозных рыцарских орденов (Ливонского и Тевтонского) попытались в 1242 году проверить на прочность государственную и духовную независимость новгородцев. Русская рать под водительством благоверного князя Александра Невского нанесла им тяжёлое поражение в 1242 г. на льду Чудского озера и надолго отбила охоту к посягательствам на наши земли.

Прошло полтора века, и немцы снова предприняли «Дранг нах Остен» (Натиск на Восток). В 1410 году их полчища встретились при Грюнвальде с объединённой польско-литовско-русской армией. В её составе было 26 полков, представлявших русские и белорусские земли. Сражение закончилось полным поражением немцев. Славяне спасли свою цивилизацию, объединив свои силы.

Вскоре на юге появился и другой опасный враг. Турки, пользуясь преступным бездействием Западной Европы, штурмом взяли Константинополь в 1453-м и затем быстро распространили свою власть на все земли южных славян. Наша страна в те годы едва набирала сил для ликвидации ордынского ига. Мы не могли оказать помощи нашим братьям по крови и по вере. Эгоистичная Западная Европа озаботилась ростом могущества Оттоманской Порты только тогда, когда турецкие войска подступили к стенам Вены уже в XVII веке. Отбившись от османов, в последующие годы Западная Европа стала, по существу, постоянным союзником Турции в противостоянии со славянско-православной цивилизацией. Вроде бы христианские страны — Австрия (Австро-Венгрия), Германия вкупе с Францией и особенно Англией — неизменно выступали на стороне Турции против России.

Действительно, странно: христианская Европа и мусульманская Турция, как правило, действовали заодно против православной России и православных славян Балканского полуострова и Восточной Европы. Пожалуй, это обстоятельство и стало одним из основных препятствий на пути к славянскому единству на долгие годы.

Идея панславизма возникла и окрепла в XIX веке в результате побед России в войнах против Турции в эпоху Екатерины II, сокрушения русскими наполеоновской Франции и превращения Российской империи в великую мировую державу.

Примечательно, что идея объединения всех славян первоначально родилась в головах славян Чехии, Польши, в те годы находившихся под иностранным гнётом Австро-Венгрии и Германии. Честь родителя самого термина «панславизм» принадлежит чеху Яну Геркелю, пустившему его в оборот в 1826 году. Сама идея захватила широкие массы славян, стала очень популярной. В 1848 году в Праге собрался первый съезд панславистов из разных стран. Среди делегатов широко обсуждалась мысль о создании славянской федерации, свободной от Турции и Австро-Венгрии. Популярность России и её тогдашнее влияние в Европе были таковы, что было принято решение о так называемых панславянских цветах будущих государственных знамен, причём за основу были приняты цвета российского флага: белый, синий, красный. Если вы сейчас посмотрите на знамёна славянских государств (Польши, Чехии, Словакии, Сербии, Словении и т. д.), вы увидите, что все они несут на себе только эти три цвета, а некоторые почти идентичны российскому флагу.

Неудачная для России Крымская война оказалась ушатом холодной воды для идеи панславизма. Военное поражение и политическое унижение России были шоком для славян. Понадобились внутренние распри в стане врагов России, чтобы мы вновь расправили крылья. Именно в те годы канцлер Горчаков произнёс вещие слова: «Россия не сердится, она сосредоточивается!» В 1871 г. вспыхнула франко-прусская война, в результате которой Франция была разгромлена. Россия воспользовалась благоприятно сложившейся ситуацией, чтобы в одностороннем порядке освободиться от всех ограничений, наложенных на неё после Крымской войны. Воспрянули духом и южные славяне.

В апреле 1876 г. в Болгарии, почти 500 лет томившейся под игом османов, вспыхнуло восстание против турецкого деспотизма. Турки подавили выступление с невероятной жестокостью. Я до сих пор живу под впечатлением отдельных эпизодов, попавших в литературу того времени. Помню рассказ о том, как два турецких башибузука, увидевших на улице беременную болгарку, стали спорить о том, кто у неё во чреве: мальчик или девочка. Для разборки они просто зарубили несчастную женщину и вспороли ей чрево. Вся Россия полыхала ненавистью и гневом. Даже Европа содрогнулась от турецких зверств. В такой обстановке Россия объявила войну Турции, наша армия перешла Дунай и начала освободительный поход в южнославянские земли. Не так часто в истории России бывали случаи, когда весь народ поддерживал правительство. Наши знаменитые медики Боткин, Пирогов выехали в действующую армию, Толстой и Тургенев однозначно выступили за освобождение славян. А чего уж говорить про тех, кого называли славянофилами, — Константин Аксаков, Алексей Хомяков, князь Владимир Черкасский и др. Российская армия в той войне насчитывала около 1 млн солдат и офицеров. Это почти столько же, что она имеет и сейчас, только генералы были повыше качеством во всех отношениях.

Особую славу снискал Михаил Скобелев, названный «белым генералом», потому что во всех военных перипетиях он неизменно появлялся в белом мундире и на белом коне, демонстрируя презрение к опасности. Его отчаянная смелость, острый военный ум, любовь подчинённых вели его от победы к победе. Он стал любимцем не только болгар, но и всего тогдашнего российского общества.

Русские войска в той войне покрыли себя славой на Шипкинском перевале, под Плевной и подошли к пригородам Стамбула. Всполошившиеся англичане направили свою эскадру к Босфору. Австро-Венгрия стала концентрировать войска для нападения на Россию. Пришлось идти на мировую. Западная Европа спасла тогда Турцию. «Белый генерал» М. Скобелев в мирных условиях нашёл себе благородное занятие: он стал ездить по Европе, пропагандируя идею единства славян, что вызвало яростное неприятие со стороны правительств западноевропейских стран.

Вскоре при загадочных обстоятельствах генерал М. Скобелев был найден мёртвым в номерах гостиницы в теперешнем Камергерском переулке в Москве. Последним его видели в компании с заезжей еврейкой-австриячкой, служительницей самой древней профессии на Земле, которая тут же исчезла из Москвы. Версия отравления осталась наиболее правдоподобной.

На народные средства ему был поставлен конный памятник на площади, названной его именем. Теперь это Тверская площадь с Юрием Долгоруким, занимающим не своё место. Его давно следовало бы перенести в Кремль, где он и заложил Москву. Памятник М. Скобелеву был самым первым, который был снесён после 1917 г., и, несмотря на все усилия московской общественности, прежние власти белокаменной категорически отказывались даже рассматривать вопрос о его восстановлении. Им была противна сама идея панславизма. Они наотрез запретили поставить памятную доску на месте гибели Скобелева. Вот и верь после этого людям, называющим себя патриотами.

Покатились годы. Запад активно обрабатывал пограничные с ним славянские народы, втягивая их в шестерёнки своей экономической и духовной жизни. Поляков и чехов усиленно окатоличивали, болгар «осчастливили», посадив на царский трон немецкую династию, других стравливали друг с другом для ослабления славянского духа. Печально памятны Балканские войны, когда болгары воевали с сербами и т. д. Нельзя сказать, что панславянское движение умерло, оно продолжало жить, собирались конгрессы, издавались журналы, читались лекции, но то, что продолжало жить в сердцах славян, умерло в казённых душах властей. Их привлекала политическая, экономическая, а иной раз и просто личная выгода.

Когда в России разразилась революция 1917 года и поток эмигрантов хлынул в Европу, то первым пристанищем для изгнанных русских стали славянские страны Европы. Югославия приняла большую часть армии Юденича, в Чехословакию уехали в основном представители интеллигенции, Болгария дала убежище многим священнослужителям и т. д. Это было стихийным проявлением панславянских связей и симпатий. Но тогдашняя Советская Россия, бредившая категориями мировой революции, никак не была заинтересована в оживлении самой идеи единства славянских народов.

Шанс для возрождения вековой мечты славян появился в результате Второй мировой войны, когда Россия в лице Советского Союза разгромила фашистскую Германию и вновь, как в конце XIX века, силой освободила европейские славянские страны от чужеземного ига. Теперь уже на СССР не могло быть оказано давление со стороны традиционных противников, слишком велика была его военная мощь и велик международный авторитет. Какое-то время И. Сталин, по-видимому, задумывался над возможностью использования идеи панславизма. За полтора месяца до конца войны, 28 марта 1945 года, он заявил в одном из своих выступлений: «Мы, новые славянофилы-большевики, стоим за союз славянских народов. Вся история жизни учит, что этот союз необходим для защиты славянства». Однако дальше этих слов дело не пошло. Эта мысль исчезла из политического употребления.

Интерес Кремля сконцентрировался на формировании блока восточноевропейских стран на идейной марксистско-ленинской основе. Было создано «не мытьём, так катаньем» содружество социалистических стран, в фундаменте которого изначально было много трещин. Вскоре, уже в конце 40-х годов ХХ века, они дали о себе знать в виде вспышки советско-югославских противоречий. Югославский руководитель Иосип Броз Тито отказался подчиняться Москве, и таким образом славянский мир оказался разорванным. Затем последовали в 1968 г. известные события в Чехословакии, где тамошние коммунисты решили построить иное коммунистическое общество с «человеческим лицом». Дело кончилось вводом войск Варшавского пакта для наведения порядка, что, безусловно, топило глубже и глубже идею единства славян.

Прошло ещё с десяток лет, и похожие события потрясли Польшу, где родился профсоюз «Солидарность», бросивший вызов коммунистическим властям. Снова пришлось прибегать к военной силе в виде объявления военного положения, чтобы хотя бы на несколько лет удержать власть в руках коммунистической партии. На этот раз у Советского Союза уже не хватало сил для интервенции и традиционного «наведения порядка», он сам по уши завяз в афганской трясине.

В 1990 году прекратил своё существование Варшавский блок — военный союз, в который входило большинство славянских стран. Это была последняя скрепа, которая хотя бы формально держала славян вместе. Начался всеобщий разнос. Сильная Россия могла бы остаться привлекательным центром для панславистов, а обессилевшая и распадающаяся она даже ускорила процесс деградации идей панславизма. Ныне славянские страны Европы наперебой стучатся в двери Евросоюза и военного блока НАТО. После соответствующей «санобработки» их допускают в качестве второсортных членов этих структур, где верховодят Германия и Франция.

Нынешние панслависты продолжают размышлять о путях реанимации идей единства славян. Они считают, что все предыдущие попытки не привели к успеху по той причине, что их осуществление связывалось с политической ролью государств как носителей самого проекта. По их мнению, сейчас надо сделать упор на геокультурном содержании самой категории «Панславянский союз». Проще говоря, не следует делать упор на политику — это тупиковый путь, на нём слишком много сильных врагов. Надо создавать инфраструктуру для укрепления и углубления культурных связей между славянами разных стран. В конце концов, нас связывают более всего сейчас общность или близость языков, во многом единая культура, единая вера, нередко общая история. Вот эти элементы единства и надо собрать в пучок. Нынешняя система связи позволяет делать это быстро и эффективно, без крупных затрат.

При всём уважении к неугасимой деятельности панславистов надобно признать, что у них должен быть свой «спонсор», который помогал бы усилиям энтузиастов — так, как это делает, скажем, Всемирный еврейский конгресс по отношению к активистам сионистского движения. В России всегда был Институт славяноведения Академии наук, действует Международный Фонд славянской письменности и культуры, время от времени собираются Славянские конгрессы. Дело за небольшим — не хватает внимания со стороны российских властей и Русской Православной Церкви.

Как бы трудно ни складывались внешние обстоятельства для укоренения идеи славянского братства, отказываться от неё нельзя. Мы не должны позволить погаснуть очагу одной из величайших мировых цивилизаций. Приливы и отливы пассионарности народов приходят и уходят, меняются времена, а с ними и судьбы народов, и наш долг как хранителей славянско-православной цивилизации сделать всё для её выздоровления и обеспечения её безсмертия.

http://russdom.ru/node/4634


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru