Русская линия
Русская газета в Австралии «Единение»Иеромонах Иов (Гумеров)21.01.2012 

Пока люди учат, они учатся

Мы уже писали о том, что автор многих книг и публикаций иеромонах Иов (Гумеров), Иеромонах Иов (Гумеров) находясь в Австралии, встречался с прихожанами в храме в сиднейском районе Кабраматта. После этого отец Иов посетил Мельбурн, где любезно согласился ответить на вопросы редакции газеты «Единение».

 — Отец Иов, мы иногда публикуем в нашей газете Ваши ответы на вопросы священнику, которые размещаются на сайте pravoslavie.ru. На любой сложный или каверзный вопрос Вы находите простые и убедительные ответы, которые понятны и людям, не разбирающимся глубоко в вопросах церкви. Как Вам удается найти верные слова, какой литературой Вы пользуетесь, каким жизненным опытом?

- Я являюсь «вечным студентом». Изречение Луция Аннея Сенеки «Homines, dum docent, discunt» (Пока люди учат, они учатся) на мне исполнилось буквально. Моя учеба началась, когда мне было 7 лет. Господь направил мои познавательные интересы по тому руслу, которое меня привело к священству и богословию. В школе меня интересовала философия. Мы жили на окраине Уфы. Недалеко от нас находилась библиотека, в которой я обнаружил классические труды Р. Декарта, Г. В.Лейбница, Г. Гегеля и других философов. Эти книги я брал домой. Окончив среднюю школу, я хотел поступить на философский факультет Московского университета, но туда принимали только с трудовым стажем (не менее двух лет). Мама уговорила меня поступить на исторический факультет Башкирского государственного университета. Там я окончил четыре курса, перешел на пятый. Но мое желание оставалось неудовлетворенным. Неожиданно для меня ректор университета, который знал о моем увлечении философией, предложил попробовать перевестись на философский факультет Московского университета. Все прошло без затруднений. Я был принят на третий курс. Началась сверхнапряженная жизнь: декан факультета профессор В. Молодцов мне строго сказал: «Принимаем на третий курс, но в течение учебного года вы должны сдать все экзамены за два первых курса». Сдать все я успел, но чувствовал огромную усталость. После окончания университета — трехлетняя аспирантура.

Когда в сентябре 1989 г. я стал преподавать в Московской Духовной Академии и Семинарии, в мои 48 — 49 лет мне пришлось сдавать экстерном экзамены и зачеты сначала за Семинарию (окончил в мае 1990 г., а экзамены за Академию сдал в следующем учебном году).

Затянувшееся студенчество привело к тому, что удалось приобрести систематические знания как в области науки и культуры, так и в богословии (имею две ученые степени — светскую и богословскую). Это дало мне возможность отвечать на вопросы.

— Два противоположных по смыслу потока информации идут из России. В первом мы находим примеры падения нравов и морали в современном обществе, деньги становятся главным идейным интересом. А с другой стороны, в России происходит возрождение церкви, восстанавливаются храмы, монастыри, т. е. растет духовная часть жизни человека. Как совместить это, и какое направление, на ваш взгляд, возобладает в России.

- Здесь нет противоречия. Общество в России поражено тяжелыми недугами. Прежде всего — массовое неверие. Это наследие долгого периода воинствующего безбожия. Бездуховность ведет к нравственному оскудению. Церковь же воспользовалась внешней свободой для возрождения. Прошедшая 4 — 7 ноября 2011 года выставка в Манеже (Выставка-форум «Православная Русь — к Дню народного единства. Русская Православная Церковь — итоги двадцатилетия: 1991−2011 годы») показала масштабы проделанной работы за два десятилетия. Однако надо трезво оценивать положение: нравственные недуги нашего общества создают серьезные препятствия для внутренней миссионерской работы.

— При объединении Московской и Зарубежной ветвей Русской Православной Церкви часть священников считали, что существуют непреодолимые противоречия, препятствующие объединению, и некоторые даже вышли из РПЦЗ. Прошедшие годы показали, что объединение принесло немало пользы Православной церкви. Как Вы относитесь к объединению двух Церквей?

- Я воспринял это, как радостное и знаменательное событие. Восстановление единства предвидел великий святитель Иоанн (Максимович), который писал: «Русская Зарубежная Церковь духовно не отделяется от страждущей Матери. Она возносит за нее молитвы, хранит ее духовные и вещественные богатства и в свое время соединится с Нею, когда исчезнут причины разъединившие их» («Краткая история Русской Православной Церкви Заграницей»).

- На большие праздники в русские церкви у нас в Австралии приходят тысячи людей. В рядовые воскресенья — сотни. Количество воцерковленных среди тех, кто в душе считает себя православным, но регулярно не ходит в церковь сравнительно невелико. Какие пути Вы видите, чтобы привлечь больше людей в церковь. У протестантов и католиков в церкви можно услышать и музыкантов с гитарами. Они стараются вносить «развлекательную» часть. Что Вы думаете по этому поводу?

- Путь только один — духовный. Православный храм есть место благодатного присутствия Божия. Нужно, чтобы человек чувствовал в Церкви особую радость и покой души. Этому может помочь пастырская любовь священников, их благоговейное служение, благолепие богослужения.

— Вы приняли монашеский сан уже в зрелом возрасте. Расскажите о вашей жизни до этого, и что привело Вас в церковь и позже к вступлению в монашество.

- В течение 14 лет я работал старшим научным сотрудником во Всесоюзном научно-исследовательском институте системных исследований Академии наук СССР. Мой духовный наставник священник (сейчас — протоиерей) Сергий Романов, с которым я тогда общался не только в храме, но и нередко дома, мне однажды сказал (происходило это летом 1989 года): «Вам надо преподавать в Духовной академии». Такая мысль никогда не могла прийти мне в голову. Но поскольку я с полным доверием относился к своему духовному руководителю, то я согласился. Все произошло довольно быстро. В конце первого года преподавания архимандрит Георгий (Тертышников), которого многие знают по его исследованию творений святителя Феофана Затворника, сказал мне: «Вам будут предлагать преподавание Ветхого Завета в академии. Не отказывайтесь». Он занимал должность помощника инспекторов академии и семинарии. Сначала я читал лекции по Ветхому Завету на 1-м курсе академии, а потом и на 2-м. Также мне было поручено вести «Основное богословие» на 3-м курсе Семинарии.

В конце мая 1990 года отец Сергий Романов сказал, что мне надо подавать прошение о рукоположении в диакона. Я вновь без всяких колебаний и сомнений ответил: «Хорошо». В ближайшее время после этого я встретил в коридоре архиепископа Александра и попросил принять меня. Он спросил: «По какому поводу?» — «По поводу рукоположения». Он назначил день. Когда я пришел, он сразу же без вступительных слов произнес: «В день Святой Троицы». Затем прибавил: «Приезжайте дня за три. Поживите в Лавре. Помолитесь».

В сентябре начался второй год моего преподавания в Академии. Отец Сергий говорит, что пора подавать прошение на священника. И я с той же готовностью согласился. Прошло некоторое время. И вот однажды (это было в субботу около полудня) мне позвонил проректор по воспитательной работе, архимандрит Венедикт (Князев). Он сказал: «Приезжайте сегодня на всенощное бдение, завтра вас уже рукополагают». Я сразу же собрался и поехал. В воскресенье, в неделю перед Воздвижением, между двумя великими праздниками (Рождества Пресвятой Богородицы и Воздвижения Креста Господня) — 23 сентября, меня рукоположили. Так я по послушанию стал священником. Я вижу в этом волю Божию. Своей я не прилагал.

Когда дети стали взрослыми (оба сына священники, а дочь окончила медицинское училище сестер милосердия), я пожелал принять монашество, чтобы остаток дней провести в монастыре. Я спросил об этом матушку Елену и детей. Они меня поддержали. В 2005 году был мой постриг.

Беседовал Владимир Кузьмин, Сидней

http://unification.net.au/articles/read/1251


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru