Русская линия
Эксперт Елена Чудинова18.01.2012 

Кавказская пленница

Да здравствует наш советский суд — самый гуманный суд в мире! Эту фразу из бессмертной комедии мы можем повторить уже сегодня. Что из того, что суд давно уже постсоветский? Главное не в этом. Обвинение, предъявленное чемпиону мира по смешанным единоборствам Расулу Мирзаеву (он же — Мирзоев — горская вольница письменной традиции подвластна не чересчур), смягчено. 111-я статья УК РФ («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть потерпевшего») заменена на 109-ю («Причинение смерти по неосторожности»). Проще говоря — профессиональный, направленный удар в лицо приравнен к, допустим, случайному толчку. Ну как если бы Мирзаев, поспешая запрыгнуть в автобус, ненароком сшиб с ног Агафонова, плечом двинул. Или на велосипеде разогнался, не сумел притормозить. Коллизию убийства «по неосторожности» вообразить легко, еще легче увидеть, что «неосторожное избиение» — термин, заимствованный из области бреда.

В результате же такой замены одного обвинения на другое Мирзаев предстанет перед судом гарантированным от опасности сесть на пятнадцать лет. Конечно, прежнее обвинение не означало, что (с самыми-то дорогими адвокатами) он бы означенные пятнадцать лет получил, это тоже надо понимать. Адвокаты из кожи выпрыгивали бы, сбивая пятнадцать до тринадцати, тринадцать на двенадцать. Но это было бы нормально, на то и существуют адвокаты. Раченье их будет великое и сейчас — но речь на суде пойдет о том, получит ли Мирзаев два года (максимальная неприятность) либо не получит вообще ничего. Год условно, допустим. Или же отбывать наказание отправится в родной Дагестан — то есть, не будем наивны, в условия самые что ни на есть курортные.

Так или иначе, а нас уже спешат заверить, что для большого спорта боец отнюдь не потерян. То-то радости.

Нам, чье негодование вынудило должностных лиц все же воротить в тюремные стены выпущенного под залог убийцу, по сути, плюнули в лицо.

Переквалификация дела — решение чисто политическое. Иной разговор, что единственно безумец может проводить столь неадекватную внутреннюю политику. Но ведь подоплека видна даже малому ребенку: «Кавказ — дело тонкое», его не надо «раздражать», ну, а русское «население» перетопчется как-нибудь, с какой радости его слушать. У «населения» ведь нету «тэйпов», как нету и привычки чуть что взрывать людей, религия «населения» отнюдь не сопряжена с иными пределами. «Населению», опять же, некуда «отделяться». Как-то неловко себя чувствуешь, пытаясь объяснить то, что без того понятно решительно каждому. Даже и говорить тут особо не о чем.

Есть о чем говорить. На днях (а точнее — на Рождество) гость из Нальчика и мастер спорта Артур Наков (тайский бокс, дзюдо) убил в кафе «Канзас» молодого саратовца Дениса Анохина, а также тяжело ранил его друга Артема Ивыкина. Тоже не обошлось без девушки, к которой гости из Нальчика приставали грубо и нагло. Анохин с Ивыкиным за девушку вступились, продемонстрировав при этом хорошую способность дать гостям кулачный отпор. Далее возмущенный Наков неосторожно бежит в гардероб, неосторожно берет оттуда нож (по чистой неосторожности взятый с собою) и неосторожно наносит Анохину точный удар в сердце.

Само собою, ответственность за смерть Анохина должны бы разделить с Наковым те, кто переквалифицировал обвинение Мирзаеву. Ведь, невзирая на все общественное возмущение, с самого начала было ясным, что убийство сойдет борцу с рук. И ответственность за эту смерть, и ответственность за смерти, которые еще не случились. Но ни к какому ответу этих представителей СК никто, конечно, не призовет.

Интересно другое: причина, по которой каждый молодой спортивный гость из горных республик столь уверен, что ему, родному человечку, в случае конфликта с местными порадеют чиновные земляки? Только ли в приверженности кровным узам дело? И единственной ли причиною убийств является невозможность гостей смирять свой горский нрав? Думающий так не понимает Кавказа вовсе. Да, кавказцы вспыльчивее русских, но при необходимости они превосходно способны держать себя в руках. Скорее остается предположить некое безмолвное взаимопонимание между чиновными мужами и гастролирующим молодняком: делайте это, парни, мы в случае чего выручим!

Что же предлагается делать парням? Понять это помогает наличие на заднем плане конфликта изящной девичьей фигуры. Местные должны понять: нельзя флиртовать с девушкой, пришедшей с гостем (случай Мирзаева и Агафонова), нельзя вступаться за девушку, которую гости пытаются насильно усадить за свой столик (случай Накова и Анохина). Это смертельно для одних и не очень подсудно для других. Покуда у местных наличествует элементарное мужское начало, всякие замечательные хлопонинские программы будут тормозить. А серьезные люди решили промеж собою, чтоб оные были.

Я, конечно, далека от предположения, что кто-либо из внедряющих подобные схемы очерчивает их вербально. Все происходит как бы само, называть вещи своими именами нет ни малейшей необходимости.

Но кто сумеет мне доказать, что не идет своего рода террора, направленного на ломку глубинных человеческих инстинктов? Что не цель его — заставить завтрашних Агафоновых и Анохиных трусливо отводить глаза, жаться к стене?

Гость желает быть хозяином. У него немало шансов на то, покуда наша Фемида остается кавказской пленницей.


http://expert.ru/2012/01/17/kavkazskaya-plennitsa/?n=345


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru