Русская линия
Православная газета г. Екатеринбург18.01.2012 

Фрегат «Богоявление»

Русские моряки не по слухам знали о свойствах Крещенской воды. У них на глазах не раз проявлялась благодать Божия. И не удивительно, что, ощущая море купелью Божией, они назвали учебное судно, на котором гардемарины постигали азы мастерства, «Богоявлением». У этого фрегата своя замечательная судьба…

К КОНЦУ XVIII века морской кадетский корпус остался без собственного учебного корабля. Гукор «Надежда» по ветхости был разобран на дрова, и кадеты с гардемаринами мелкими группами отправлялись в практическое плавание на «всяких» судах, как в свое время определил Петр I. Такое положение дел не устраивало Адмиралтействколлегию. Флоту нужны были хорошо обученные специалисты: совершенствовалась морская тактика, возросла роль артиллерии.

Судном, отвечающим всем требованиям учебного назначения, стал 38-пушечный фрегат «Богоявление», спущенный на воду летом 1798 г.

Основные размерения фрегата: длина между штевнями 39,6 м, ширина 9,74 м, глубина трюма 3,35 м, водоизмещение 720 т, площадь парусов 895 кв. м.

Летом 1799 г. фрегат вышел в первое плавание по Финскому заливу и Балтийскому морю с кадетами на борту. После очередного зимнего стояния в Ораниенбауме в последнее лето уходящего ХVIII в. судно совершало учебные плавания, как и было намечено, по Балтийскому морю. До их начала гардемарины совершенствовали свое умение в обслуживании парусной оснастки, продолжали ставшие уже привычными парусные учения. Начинающие моряки шли от простого к сложному: сперва учились привязывать паруса к рею, убирать отвязанные паруса в кладовые, познавали другие премудрости, учились быстро подниматься на мачты, бегать по вантам и бесстрашно расходиться по реям. Будущие капитаны боевых кораблей смотрели далеко вперед, в прямом и переносном смысле, — в будущее своей страны.

Каждый день пребывания на полюбившемся ученикам судне приносил что-то новое. И это новое приходило не из потрепанного учебника или учебного альбома, а из повседневной жизни на живом корабле. Овладев терминологией и началами парусного мастерства, ученики переходили к освоению более сложных действий, сами учили судно совершать повороты оверштаг и через фордевинд, ложиться в дрейф и выходить из него. Боевой штат фрегата насчитывал 136 человек — офицеров и нижних чинов, но с прибытием на судно 40 учеников для практического плавания штат нижних чинов сокращали, так что общее число обитателей «Богоявления» оставалось неизменным. При этом последовательно выдерживался принцип, согласно которому фрегат даже в новом качестве учебного судна обязан был в основном сохранять боеспособность. Отсюда ясна задача, стоявшая перед командованием корабля. Ему нужно было в короткий срок из новобранцев подготовить равноценную замену морякам, сошедшим на берег, и научить действовать, как требовал когда-то Петр I, «в бою как солдаты, в ходу как матросы». Гардемарины получали ружья и амуницию. Они считались на корабле как бы гвардейскими морскими солдатами и одновременно исполняли все обязанности морских унтер-офицеров.

В начале XIX века правительства России и Швеции договорились о предстоящем заходе русских учебных кораблей в Стокгольм. Фрегат «Богоявление» и бриг «Ласточка» готовились к походу. Зима пролетела быстро, остались позади и экзамены, определившие окончательный список участников плавания.

В апреле 1800 г. суда красили, прикрепляли к реям паруса, всю зиму пролежавшие в корабельных кладовых или на береговых складах. Поход начался в середине июня, когда залив полностью очистился ото льда.

Для тренировки кадетов и гардемаринов суда несколько суток стояли на Большом Кронштадтском рейде.

Команда «Богоявления» была составлена из опытных, много прослуживших офицеров, унтер-офицеров, рядовых. Молодым было у кого учиться.

При этом серьезное и комичное соседствовали на палубе.

ТАК, существовало занятное правило: «Фендрикам на корабле более двух не собираться. Понеже ослушаются, то их надобно разгонять и бить батогами, ибо о деле говорить не сумеют, а бесчинство учинить не замедлят!», что следовало понимать так: «Вертись на виду у старших, набирайся опыта и сноровки». Через десять суток рейдовой стоянки кадеты и гардемарины могли свободно заменять судовых специалистов на руле, у орудий и на мачтах, обрели навыки и обращения с навигационными инструментами, и в артиллерийских расчетах.

И вот корабли оставили Кронштадт и вышли в плавание. Зайдя в Ревель для принятия свежей воды и провизии, отряд устремился к Стокгольму.

В июле корабли подошли к входу в шхерный фарватер, ведущий в столицу Швеции. Им навстречу на небольшой галере вышел представитель шведского флота для согласования порядка и программы посещения порта, визитов, салютов и условий движения кораблей по фарватеру.

Снявшись с якорей, русские корабли отсалютовали шведской крепости Сандхамн. Впереди следовала шведская галера с лоцманом, за ней «Богоявление» и бриг «Ласточка».

Несмотря на то, что визит учебных кораблей не был официальным, это посещение было оформлено обеими сторонами на самом высоком протокольном уровне применительно к рангам кораблей и чинам должностных лиц.

Жители Стокгольма заполнили набережные порта и гавани. Встречи русских моряков со шведами, казалось бы, помогли соседям по морю понять, что можно жить без войн.

НО СЛЕДУЮЩАЯ встреча «Богоявления» со шведами была более драматичной. Судно оказалось участником событий войны со Швецией 1808−1809 гг. В мае 1809 года учебный русский фрегат встретил два шведских 48-пушечных фрегата (96 пушек врага против 38 пушек «Богоявления»). Русское учебное судно попыталось сначала избежать неравной схватки, повернуло и стало отходить. Воспользовавшись маловетрием, фрегат на веслах начал удаляться от противника, но ветер засвежел и шведы нагнали «Богоявление» у входа в Вазасский пролив. В течение 3 часов русские гардемарины отбивались от превосходящего по всем параметрам боевого противника. Один из шведских фрегатов подошел вплотную к борту «Богоявления», но не смог нанести значительных повреждений благодаря умелым действиям русской команды. К тому же русские заставили сильно маневрировать второй шведский фрегат, вследствие чего противник сел на мель. Командир «Богоявления» Ф. А. Мендель не только смог отбиться от преследователей, но и решил сам атаковать первое судно врага, и лишь серьезные повреждения не позволили выполнить задуманный маневр. С наступлением темноты наш фрегат стал на якорь, и экипаж приступил к исправлению повреждений, чтобы с рассветом атаковать шведа. Но ночью вражеский корабль помог сняться с мели второму судну, и оба противника бежали в море, счастливо избежав столкновения с отчаянными гардемаринами.

ПОДОБНОЕ ревностное служение русских моряков было бы невозможно без священнослужителей, основной миссией которых было религиозно-нравственное воспитание воинов, совершение религиозных обрядов во флотских условиях. Во время битв священники нередко физически помогали чем могли команде корабля, а после отпевали убитых, молились о раненых. На «Богоявлении» служил священник-монах.

Практика назначения на флот монашествующих утвердилась в России еще с 1719 г. Сначала право назначения иеромонахов для службы на флоте фактически принадлежало Александро-Невской Лавре. С 1721 г. эти права перешли к Святейшему Синоду. Он предписывал преосвященным разных епархий высылать необходимое количество иеромонахов для комплектования военно-морского духовенства. На практике дело было поставлено так, что отдельные священники назначались только на более крупные суда — корабли и фрегаты, а мелкие суда имели одного священника на нескольких.

Морской устав 1720 г. предлагал поставить во главе всего флотского духовенства одного начального священника. Но так как на флоте служили иеромонахи, то и управление ими было поручено начальному иеромонаху, или обер-иеромонаху. В помощь ему в период царствования Петра I во все эскадры назначались особые начальствующие иеромонахи, в первые годы называвшиеся также префектами. Только в случае проведения компаний или боевых действий Священным Синодом назначался полевой обер-священник (на флоте — обер-иеромонах), которому на это время подчинялись священники частей, а в обычной жизни они опять поступали в ведение епархиальной администрации и сливались с епархиальным духовенством.

ИСТОРИЯ не сохранила для нас имени священника фрегата «Богоявление». Служил ли он на корабле до конца жизни судна или, как прочие моряки, мог быть ранен и списан с корабля или убит во время шведской баталии? И на борт фрегат вполне мог принять за время своей службы не одного монаха… Ведь судно «Богоявление» честно служило делу морской учебы молодых военных моряков 18 лет.

Путь фрегата закончился в Кронштадте, где после списания корабль был разобран на дрова в 1816 г., как многие из его не менее славных собратьев.

По публикациям СМИ

http://orthodox-newspaper.ru/numbers/at52210


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru