Русская линия
Русская линия Дмитрий Соколов17.01.2012 

Призванные революцией
Организация и деятельность частей особого назначения в Крыму 1921−1924 гг.

На заре своего становления начавшийся утверждаться на территории бывшей Российской империи режим коммунистической диктатуры создал большое количество охранительных институтов, формирований и структур. Одними из них являлись части особого назначения (ЧОН) — военно-партийные отряды, создававшиеся при заводских партячейках, районных, городских, уездных и губернских комитетах РКП (б) и организационно не входившие в Красную армию.

В задачи ЧОН входило подавление заговоров, мятежей и других актов противодействия власти. Первые отряды частей особого назначения возникли в Петрограде и Москве, а затем были сформированы в других губерниях РСФСР, на Украине, в Белоруссии, в Казахстане и Средней Азии.

Основу кадрового состава частей особого назначения составляли рядовые коммунисты — рабочие фабрик, заводов, производственных артелей, которые без отрыва от производства должны были пройти начальную военную подготовку и по первому же зову партии с оружием в руках выступить на защиту ее интересов. Помимо коммунистов, в отряды ЧОН привлекались комсомольцы и наиболее лояльные режиму беспартийные рабочие, рекомендованные заводскими парторганизациями.

Как правило, формирования ЧОН действовали в тесном контакте с органами ВЧК, составляя боевую ударную силу еще недостаточно окрепшего советского репрессивного аппарата. В ряде случаев отряды ЧОН выполняли не только карательные функции в советском тылу, но и направлялись в качестве элитных частей из наиболее проверенных бойцов в состав действующей армии на самые опасные участки фронта.

После военного поражения белых армий и ликвидации фронтов Гражданской войны, на основании решения X съезда РКП (б) ЦК партии 24 марта 1921 г. постановил реорганизовать войска ЧОН и включить их в состав милиционных частей Красной Армии. Личный состав ЧОН был разделен на кадровый и милиционный (переменный). В сентябре того же года были учреждены командование и штаб ЧОН страны. Численность кадрового состава ЧОН к концу 1921 г. составляла около 40 тыс., а милиционного — около 323 тыс. человек. Войска ЧОН имели в своем составе все рода войск — пехоту, артиллерию, кавалерию и бронечасти.

В Крыму первые ЧОН были созданы только 17 июня 1921 г.

Объяснялось это, в первую очередь, тем, что на протяжении предшествующих нескольких лет, знаменовавших собой разгар Гражданской войны, полуостров находился под властью антибольшевистских правительств. Режим коммунистической диктатуры устанавливался в крае лишь дважды — в 1917—1918 и 1919 гг. Однако в обоих случаях красные по разным причинам не сумели организовать должным образом систему органов власти и ее репрессивного аппарата.

Как и в других регионах страны, части особого назначения в Крыму использовались для борьбы с повстанческим «бело-зеленым» движением, сбора разведывательной информации, охраны важных объектов, городов и сел. При этом наиболее важным направлением деятельности ЧОН на территории полуострова являлась именно борьба с антисоветскими вооруженными выступлениями.
Уже в декабре 1920 г. (т.е. спустя всего месяц после захвата полуострова войсками Южного фронта) общая численность повстанцев насчитывала примерно 8−10 тыс. человек. В последующие месяцы количество «бело-зеленых» продолжало неуклонно расти. Главной причиной этому стала осуществляемая советскими чрезвычайными органами во главе Крымревкомом политика продовольственной диктатуры, выразившаяся в запрете частной торговли, массовых реквизициях, конфискациях и изъятиях.

«Становилось непонятным, как можно было в подобной обстановке вести хозяйство, и объяснялось, что хозяйство — преступление, и всякий хозяин — буржуй, явный враг советского строя» — так охарактеризовал в своем рассказе «Линия убийцы» исполненную страха и безысходности, жестокую атмосферу тех лет признанный классик русской и советской литературы, С.Н. Сергеев-Ценский.

Социальную базу повстанчества составили уцелевшие офицеры и солдаты армии Врангеля, недавние союзники красных — махновцы, а также недовольные политикой власти крестьяне и жители городов.

Не имея единого руководящего центра, будучи глубоко разобщенными, повстанцы, тем не менее, представляли собой серьезную опасность для власти, особенно на исходе 1920 — в первые месяцы 1921 г., когда ее положение было еще достаточно шатким.

Пользуясь поддержкой местного населения, повстанцы нападали на советские учреждения, по мере сил срывали планы продразверстки, убивали коммунистов и их сторонников, налаживали связь с антисоветским подпольем.

В мае — июне 1921 г. активность «бело-зеленых» достигла таких размеров, что почти полностью прекратилось авто-гуже сообщение между уездами. Давая оценку крестьянскому повстанческому движению (частью которого являлись вооруженные выступления против режима на территории Крыма), Ленин говорил:

«Эта мелкобуржуазная контрреволюция, несомненно, более опасна, чем Деникин, Юденич и Колчак вместе взятые».

В свете вышеизложенного, возникновение в системе репрессивного аппарата в Крыму еще одного «органа подавления» — частей особого назначения — являлось закономерным. Принципы боевого использования ЧОН состояли в том, что привлекать их к боевым действиям можно было лишь с разрешения соответствующего партийного комитета, Организационно взаимодействуя с Красной армией, ЧК и милицией, части особого назначения привлекались исключительно для решения наиболее сложных задач по защите «революционного порядка».

На основании секретного «Положения о Советах частей особого назначения», утвержденного ЦК РКП (б), в октябре 1921 г. в округах (до октября 1921 г. называвшихся уездами) стали создаваться Военные Советы ЧОН в составе секретаря окружного комитета РКП (б), командующего ЧОН округа, представителей окружного военкомата и ЧК.

Главной задачей Военного Совета ЧОН в округе было наблюдение за боевой готовностью ЧОН и несением ими службы. Он должен был собираться не менее двух раз в месяц и не вмешиваться в техническую (оперативную) сторону управления ЧОН.

Наряду с окружными Советами частей особого назначения был создан Военный Совет ЧОН Крыма, осуществляющий аналогичные функции в масштабах полуострова.

4 августа 1921 г. части особого назначения Крыма были переформированы в Коммунистический полк особого назначения, который, в свою очередь, 15 августа 1921 г. был развернут в 6-ю Крымскую Коммунистическую бригаду особого назначения шестибатальонного состава. 5 декабря 1921 г. 6-я Крымская Коммунистическая бригада особого назначения была переименована в 4-ю Крымскую Коммунистическую бригаду особого назначения, а 10 апреля 1922 г. эта бригада была переформирована в ЧОН Крымской АССР. В составе частей особого назначения в этот период находилось 5 отдельных батальонов, 4 роты и артиллерийская батарея. Каждое подразделение ЧОН имело собственный район действий и пункт сбора.

Возглавлял ЧОН командующий, при нем существовал штаб, в ведении которого находились боевая, разведывательная и агентурная работа; организация, формирование и мобилизация ЧОН; боевая подготовка и служба кадров; комплектование, прохождение службы командного и административного состава; снабжение всеми видами довольствия и вопросы образования и хранения мобилизационных запасов имущества.

Как отмечено выше, личный состав частей особого назначения разделялся на кадровый и переменный. Кадровый состав состоял на службе в Красной армии, а переменный набирался из комсомольцев и коммунистов в возрасте от 17 до 55 лет; комсомольцы 14−17 лет числились на особом учете для ведения разведки и организации связи. Женщины привлекались для военно-вспомогательных задач. Переменный состав в обязательном порядке проходил общий курс военного обучения и специальную подготовку, периодически призываясь для учебных сборов или для выполнения боевых заданий.

Обучение чоновцев (также именовавшихся коммунарами) осуществлялось преимущественно внеказарменным способом. Регулярные занятия велись в свободное от основных работ время 2 раза в неделю. Дни и часы занятий устанавливались партийными комитетами.

Специальные сборы происходили с переводом коммунаров на казарменное положение на 24 дня. В тех же условиях осуществлялись контрольно-проверочные занятия сроком на 10−12 дней.

В зависимости от успехов бойцам-коммунарам присваивался один из трех разрядов военной подготовки, при этом самым почетным для чоновца считалось получение 1-го разряда.

Говоря о численности частей особого назначения и их вооружении, необходимо отметить следующее. В апреле 1922 г. в отрядах ЧОН, ведущих вооруженную борьбу на Украине и в Крыму, состояло 4851 человек. По состоянию на 1 июня 1922 г. в частях особого назначения Крыма насчитывалось 1075 членов РКП (б), 89 кандидатов в члены РКП (б), 185 комсомольцев. На вооружении ЧОН Крыма в тот момент находилось 2 429 винтовок и карабинов, 120 револьверов, 311 гранат, 100 ручных бомб, 31 пулемет, 2 легких орудия, 230 шрапнелей, 4 тачанки. (Приведенные данные не являются полными, поскольку здесь не учтен боесостав Евпаторийской отдельной роты).

В дальнейшем численность личного состава ЧОН Крымской АССР продолжала расти. Так, если в марте 1923 г. части особого назначения насчитывали 2899 бойцов, то год спустя, в марте 1924 г. — 4030.

Первые месяцы деятельности частей особого назначения в Крыму проходили в крайне тяжелой обстановке. Если в июле 1921 г. после проведения властями комплекса военных и социально-политических мер (замены продразверстки продовольственным налогом, разрешения свободной торговли, начала процесса наделения крестьянства землей, подписания мирных соглашений с командирами «зеленых» отрядов), повстанческое движение резко пошло на убыль, то уже осенью 1921 г. антисоветские вооруженные выступления на территории Крыма приняли прежний размах. Причиной возобновления конфронтации на этот раз стал приближающийся массовый голод. Как следствие, помимо сведений возросшей активности организованных повстанческих групп, отчетные материалы советских карательных органов пополняются информацией о стихийных народных выступлениях. Так, в ноябре 1921 г. случаи волнений крестьян были зафиксированы в Керченском уезде и на Южном берегу Крыма.

Высокая активность повстанцев наблюдалась весь следующий год. Только за первое полугодие 1922 г. на территории полуострова ликвидировали 19 повстанческих групп. Несмотря на то, что к концу 1922 г. с организованным повстанческим движением было покончено, отдельные его рецидивы были отмечены и в дальнейшем.

Во всех перечисленных случаях части особого назначения играли весомую роль в борьбе с антисоветскими выступлениями, добывая информацию о состоянии оперативной обстановки по всему полуострову, отражая нападения «бело-зеленых» и совершая карательные рейды в места предполагаемой дислокации повстанческих групп. В отдельных случаях деятельность ЧОН отличалась исключительной эффективностью. Так, когда в ночь с 11 на 12 января 1922 г. повстанцы захватили Бахчисарай, взвод ЧОН уже на следующий день выбил их из города.

Характерно, что если социальную базу повстанчества в значительной мере составляло крестьянство, то кадровую основу ЧОН Крыма представляли преимущественно жители городов, занятые на крупных промышленных предприятиях.

Так, в Севастополе «костяк» ЧОН составляли рабочие Морского завода. Аналогичная ситуация наблюдалась в Керчи, где часть особого назначения комплектовалась членами комсомольской организации металлургического завода. О деятельности последней известно, что помимо участия в карательных экспедициях против повстанцев, ей также проводились реквизиции продовольствия и материалов у «буржуазии».

В дальнейшем в ряды ЧОН стали привлекаться и представители сельского (преимущественно татарского) населения, среди которых были и добровольно перешедшие на сторону советской власти участники «зеленых» отрядов.

Качество кадрового состава ЧОН при этом оставляло желать лучшего, что официально признавали даже ведущие представители руководящих партийно-советских инстанций. Так, в циркулярном письме от 14 января 1922 г. за подписью секретаря Областкома Израиловича и командира 4-й Крымской бригады особого назначения Лепина, адресованном местным органам Областкома РКП (б), констатировалось, что «части особого назначения в Крыму не спаяны, не дисциплинированы, посещение занятий дошло до минимума, кадр ЧОН не обеспечен необходимым — все это отражается на боеспособности».

Вопросы дисциплины, боеспособности, организации обучения комсостава и бойцов продолжали сохранять актуальность до самого расформирования ЧОН. Подтверждением этому служит опубликованная историком А.В.Ишиным выдержка из доклада штабу ЧОН Украинского военного округа начальника штаба ЧОН Крымской АССР от 4 февраля 1924 г., в котором констатировалось, что «из всех вопросов, обговоренных на заседаниях Совета ЧОН, доминирующим вопросом является обучающий — подготовка коммунаров, все другие вопросы тесно связаны с этим вопросом.» А в годовом докладе о деятельности ЧОН Крымской АССР за период с 1 марта 1923 г. по 1 марта 1924 г. и вовсе отмечалось, что кадровый комсостав частей особого назначения Крыма не удовлетворял «всем требованиям современного командира».

Вследствие стабилизации социально-политической обстановки на полуострове летом 1924 г. (достигнутой не столько репрессиями, сколько позитивными изменениями в экономической сфере, обусловленных отказом от военно-коммунистических методов управления общественной и хозяйственной жизнью) ЧОН Крымской АССР были расформированы. Точку в существовании военно-партийных отрядов в Крыму поставил приказ их командующего от 15 июля 1924 г., в соответствии с которым имущество и личный состав ЧОН были переданы 3-й Казанской дивизии. В то же время, бесспорно, что служба в ЧОН стала для многих бойцов-коммунаров хорошим трамплином в дальнейшей партийной и советской карьере.

Литература

1. Гражданская война и военная интервенция в СССР: Энциклопедия. — М.: Сов. Энциклопедия, 1987.
2. История городов и сел Украинской ССР. Крымская область. — Киев, 1974.
3. История Крыма с древнейших времен до наших дней — Симферополь: Атлас-компакт, 2007.
4. Ишин А.В. Красный террор в Крыму в 1920—1921 годах и его последствия // Культура народов Причерноморья. — 1, 1997. — с. 112−113
5. Ишин А.В. Организация и деятельность органов Советской власти, осуществляющих борьбу с вооруженным антибольшевистским движением на Крымском полуострове в 1920—1922 годах // Культура народов Причерноморья. — № 3, 1998. — с. 158−165
6. Ішин А.В. Частини особливого призначення (ЧОП) Криму: Організація і діяльність // Ученые записки Таврического национального университета им. В.И. Вернадского. Серия «История». Том 14(53). № 1, 2001. — с.95−98
7. Кротов В.Л. Чоновцы. — М.: Политиздат, 1974.
8. Кузьмичев И.В. Стальной кулак пролетариата // Сержант, № 10, 1999. — с. 13−15
9. М.В. Фрунзе: Военная и политическая деятельность. — М.: Воениздат, 1984.
10. Пащеня В.Н. Крымская милиция в XX веке (1900 — 1991 гг.) — Симферополь: ДИАЙПИ, 2009
11. Севастопольский морской. Очерк. — Симферополь, Издательство «Таврия», 1976.
12. Сергеев-Ценский С.Н. Линия убийцы // Крымский архив, № 2. — Симферополь: 1996. — с. 113−116
13. Соколов Д.В. Крымская Вандея против большевиков // Первая Крымская, № 44 (200) — 16−22 ноября 2007.
14. Соколов Д.В. Пламя догорающего пожара. Антибольшевистские вооруженные выступления в Крыму в 1920—1923 гг. //Информационно-аналитическая газета «Крымское эхо» // http://kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=7459

Впервые опубликовано: информационно-аналитическая газета «Крымское эхо»

http://kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=7514

http://rusk.ru/st.php?idar=52623

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru