Русская линия
Русская линия Владимир Суровцев16.01.2012 

Владимир Суровцев: «Заявление министра Авдеева — это большой, серьезный поступок»

Министр культуры Александр Авдеев после выборов президента, которые пройдут в марте 2012 года, прекратит свою деятельность на посту главы ведомства и займется «другой работой». «Это будет не моя отставка, а уход всего правительства. Это нормальное явление, заложенное в Конституцию, и, на мой взгляд, хорошее, потому что смена членов правительства и исполнительной власти и регулярное вхождение в него новых талантливых, зарекомендовавших себя людей — это положительное явление», — заявил Александр Авдеев.

Прокомментировать это заявление министра культуры мы попросили народного художника России, члена региональной общественной организации «Московский Союз художников» Владимира Александровича Суровцева.

— Насколько для вас стало неожиданным заявление Авдеева о его будущем уходе с поста министра культуры?

Все мы имеем свою линию карьерную, и у любого, даже хорошего дела бывает своё начало и своё завершение. И мне кажется, что всегда лучше, когда человек сам принимает какое-то краеугольное решение, чем ждёт, когда его начнут откуда-то «отжимать». Мое ощущение, что заявление министра Авдеева — это большой, серьезный поступок. К тому же, мы не знаем пока — там ведь помните формулировка какая — «в связи с переходом на другую работу» — на какую именно работу. Но мне кажется, Александр Алексеевич обладает таким авторитетом и таким опытом, что наверное у него есть какое-то достойное предложение, ведь такие заявления не делаются в сердцах, сгоряча. Оно и продумано и взвешено, и согласовано в какой-то мере с Администрацией Президента и главой Правительства. Так что, наверное, Александра Алексеевича, ждёт не менее интересная работа.

— Для российского общества это будет потеря?

— Если попытаться порассуждать, то, наверное, каждый человек, приходя на ту или иную должность, оставляет после себя какие-то позитивные дела, но главное, чтобы человек уходил без обиды и негатива. За время работы Александра Авдеева министром, мы можем вспомнить, сколько хороших и знаковых мероприятий совершено при нём. Я думаю, что наша аудитория согласится, что одним из таких событий является завершение строительства Большого театра. Можно себе представить, сколько это заняло времени, сил, волнений, нервов. Я думаю, что в арсенале нынешнего министра это огромнейший плюс, его заслуга, и с его именем в истории будет связана вот эта реконструкция и много других интересных, хороших и знаковых явлений. Но я могу сказать по своей творческой биографии, что по предложению премьер-министра В. Путина Александр Авдеев курировал проект по созданию в Париже памятника Русскому экспедиционному корпусу и это был, я бы сказал, душевный патронаж. И то, что мы в результате создали эту работу и открыли её во благо России, тут большая доля его энергии, его любви к Отечеству, его понимания необходимости такого рода исторических монументов. Мы с ним в этот период были в очень хорошем творческом контакте, и я вспоминаю с удовольствием и восхищением это время. Для меня оно было очень знаковым.

Это только я соприкоснулся частично с его деятельностью, а могу представить, сколько других деятелей культуры и проектов, которым он оказал поддержку, содействие, внимание. Наверное, нет ни в одной стране мира такого общественного деятеля или такого чиновника, в хорошем смысле этого слова, который мог бы решить все задачи своего ведомства, я, по крайней мере не знаю, таких ситуаций, всегда найдется то, за что можно покритиковать человека, но не в силу того, что он обладает какими-то негативными качествами, а просто время не пришло, финансовые возможности ограничены. Мы же знаем, что бюджет министерства культуры очень ограничен, и экономическая ситуация в нашей стране, да и в любой стране мира, сейчас не позволяет увеличивать эту статью расходов. Я слышал, как Александр Алексеевич много раз говорил, что «я выгляжу всегда плохим человеком, ко мне приходят уважаемые люди, просят оказать содействие в том или ином хорошем проекте, иногда я обещаю, рассчитывая на бюджет, а бюджет секвестрируется, и я выгляжу очень несимпатично в этой истории. Наверное, таких проектов тоже было достаточно много, и это слабое место, так сказать, любого человека, кто решится сесть в это кресло.

Я думаю, такая ситуация будет в нашей стране достаточно долго, до тех пор, пока не будет принят закон, во-первых, о творческих союзах, которые значительно стабилизируют ситуацию, а во-вторых, когда будет вновь принят закон о меценатах. Мы помним, что в дореволюционной России было свыше 6-ти тысяч благотворительных организаций, которые занимались поддержкой различных проектов. Вдумайтесь, шесть с половиной тысяч! И когда читаешь о русских меценатах, сколько они вкладывали сил, времени в создание приютов, театров (достаточно вспомнить частные оперы Мамонтова и мн.др. выдающихся людей). А этот золотой век русской живописи — Врубель, Репин и масса других замечательных художников, руды которых покупали, которым помогали, которых отправляли на творческие дачи, помогали Академии художеств. Это всё единый процесс. К сожалению, современные министры культуры лишены такого ресурса.

Министр, увы, не может дать всем по серьге. Конечно, тут какая-то определенная критика была и в прессе. Но откройте любую газету — там на любого лидера есть критика, какой бы высокий ранг он ни занимал. Мне кажется, что многие о деятельности нынешнего министра будут вспоминать с позитивной оценкой. Если вспомнить его деятельность на посту посла во Франции, сколько там было сделано позитивного для развития российско-французских отношений! И мне удалось выиграть несколько конкурсов, это тоже благодаря его инициативе. Память о наших партизанах на кладбище Пер-Лашез во Франции была увековечена памятником, создан Центральный воинский мемориал. Вы только вдумайтесь, пять тысяч наших партизан похоронено в местечке Нуайе-Сен-Мартен, это в 100 км от Парижа. Теперь и там есть специальный воинский мемориал. И если мы вспомним знаменитый Трептов-Парк в Берлине, то и там тоже похоронены пять тысяч русских солдат. Видите, какие цифры. А это партизаны, это не регулярные войска. То есть такой масштаб внимания оказывал министр, будучи широкообразованным, патриотически настроенным государственным деятелям. Александр Авдеев всячески инициировал и поддерживал такого рода масштабные проекты.

— Одно дело — министр, другое дело его подчиненные…

— Мне много раз доводилось работать с различными сотрудниками его аппарата, и у меня сложилось впечатление, что это люди очень адекватные, очень эрудированные и образованные. И потом, когда он пришёл на это своё рабочее место, заметьте, практически все старые кадры были сохранены, то есть не было такой жёсткой ротации, и это тоже говорит об умении сохранить всё ценное, что есть в этой структуре. Я вспоминаю ещё первые наши контакты, когда Александр Алексеевич поддержал инициативу Александра Николаевича Алекаева по созданию памятника генералу Маркову. Это было начало 90-х годов, когда о белом движении говорили с большой оглядкой, ещё было мало позитивных книг на эту тему, и всё время был водораздел между теми людьми, кто ушёл в эмиграцию, и теми, кто остался здесь. В это время у нас «красные командиры» и «комиссары в пыльных шлемах» были ещё идеалами. И Александр Авдеев один из первых, кто поддержал тогда инициативу А.Н.Алекаева, и благодаря его письму от МИДа (он тогда работал в министерстве иностранных дел), мы смогли этот памятник поставить в Сальске, на месте гибели генерала Маркова. И эта тема имела продолжение в памятнике Русскому Экспедиционному корпусу, потому что многие дети тех белых офицеров участвовали в церемонии открытия этого памятника и были благодарны России и Владимиру Путину за этот монумент. Тем самым мы возродили эту память и объединили эту историю.

Сейчас всё большее количество людей понимают, что история нашего государства начинается не с 1917 года, есть история гораздо более древняя. И вот этот год у нас 1150-летия российской государственности, и в конечном итоге все эти памятники об этом и говорят — о единстве, о продолжении истории, о перспективе, о развитии гражданских чувств, о понимании чувства Родины, ведь называя цифры, надо сказать, что до 30 миллионов наших соотечественников, живущих в разных странах мира…

Почему всегда возвращаюсь к теме памятников и говорю о своих работах, это то, что лично со мной связано, с моей деятельностью, с моим взаимодействием с этим выдающимся, безусловно, человеком, это то, что я могу подтвердить и сказать на любом форуме, на любом общественном обсуждении и на любом общественном суде. Мне это приятно, и я думаю, что мы тем самым сделали очень важные вехи в разных странах мира, которые говорят о нашей стране. И вот Александр Алексеевич в данном случае, один из тех, кто всемерно и постоянно помогал такого рода работе — исторической, собирательной, созидательной, государственной.

Я знаю, что много внимания сейчас уделяют программе 200-летия войны России и Франции. Причём, это все превращается в такой реальный праздник российско-французской, франко-российской дружбы. Я видел, какими дружественными были отношения у Александра Авдеева с министром культуры Франции Фредериком Миттераном, с премьер-министром Франции Франсуа Фийоном. Я говорю только то, что мне открыто, а диапазон того, что остается за кадром, за спиной, он невероятно велик. Хотелось бы пожелать, чтобы мы в скором времени узнали, куда же перейдет работать Александр Алексеевич, и я уверен, что на новом месте он сделает немало таких же добрых и позитивных дел, и хотелось бы пожелать ему оптимизма и крепости сил на новой работе.

— Кого бы вы могли представить на месте министра культуры России после ухода Александра Авдеева?

— Боюсь, что не смогу ответить на такой вопрос. Как мы знаем, свято место пусто не бывает, наверное, будет подобрана фигура достаточно знаковая, авторитетная. Если мы попытаемся вспомнить предыдущих министров, а я знал четырех, непосредственно с ними взаимодействовал, общался, это и М. Швыдкой, и Е. Сидоров, и Н. Губенко, — это всё сильные, знаковые, интересные, творческие люди. Наверное, и здесь будет фигура не менее уважаемая, хотя каждый человек понимает, что место министра культуры, эта должность — это крест, и он очень нелёгок. Долг министра культуры внести свой вклад в дело развития отечественной культуры, положить свой кирпичик в эту большую стену — это должен быть человек и большого мужества, и большой открытости, лояльности и понимания, человек выдержки, и, конечно, очень крупного административного опыта. Но страна наша богата, и людей эрудированных и грамотных, и главное интересных, у нас достаточно много.

http://rusk.ru/st.php?idar=52612

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru