Русская линия
Православие.Ru Елена Лебедева21.12.2002 

СВЯТЫНИ СТАРОЙ МОСКВЫ
ХРАМЫ ВО ИМЯ ЗАЧАТИЯ ПРАВЕДНОЙ АННЫ

Одна из древнейших сооруженных в Москве церквей, дожившая до нашего времени, во имя Зачатия праведной Анны, «что в Углу» — ныне единственная в первопрестольной освященная в честь этого праздника. Она находится на Москворецкой набережной перед зданием гостиницы «Россия», построенная в старину за пределами Кремля в торговом посаде, получившем потом имя Китай-города.
Ее название связано с тем, что после возведения здесь, за Кремлем крепостной стены Китай-города (сохранившийся участок которой и ныне находится в Китай-городском проезде) древняя посадская церковь оказалась в углу между восточной и южной сторонами стены.
Один дореволюционный москвовед писал, что ради сохранения чтимой церкви средневековым мастерам пришлось здесь выдвинуть стену выступом на 4 сажени вперед.
И ныне эта церковь находится на углу, образуемом Китай-городским проездом и Москворецкой набережной — чудом уцелевший памятник старомосковского Зарядья.
Неизвестно точно, когда впервые тут появился храм. Достоверно, это произошло в XV веке, задолго до постройки Китай-городской стены. Некоторые дореволюционные историки считали ее древнейшей, едва ли не после кремлевского храма Спаса на Бору. Иногда основание этой церкви относят ко времени правления великого князя Василия II Темного и к его супруге Марии Ярославовне, самолично повелевшей возвести здесь Зачатьевский храм.
И именно он сгорел уже в печально знаменитом московском пожаре 1493 года, когда Москва загорелась от копеечной свечки в арбатской церкви св. Николая на Песках. Быстро распространяясь, пламя охватило и Зарядье вплоть до церкви Всех Святых на Кулишках. Тогда же, в летописном повествовании об этом пожаре и упоминается впервые в московской истории Зачатьевский храм. Позднее, в другом месте, говорится, что церковь загорелась от «огня небесного» — видимо, имелся в виду удар молнии во время грозы.
И считается, что храм действительно был основан незадолго до этого пожара, потому что ранее нигде о нем говорится, — а пожары в Москве были очень частым явлением.
В старину, до возведения стены Китай-города посадская Зачатьевская церковь еще называлась «на Востром конце» по особенностям местного ландшафта, потому что была выстроена в урочище (местности) у реки, углом или «концом выдававшемся в Васильевский луг.
На раннее время основания церкви указывает ее придел во имя св. великомученицы Мины. На день памяти этой святой — 11 ноября по старому стилю и 24 ноября по новому в 1480 году пришлось знаменитое бегство хана Ахмета от реки Угры и падения на Руси монголо-татарского ига. В этот же день празднуется память св. Феодора Студийского, и как мы уже писали, в его честь и в ознаменование спасения России, у Никитских ворот была основана сперва часовня, а потом и Студитская церковь.
А в новоустроенном Зачатьевском храме в честь этого счастливого дня в русской истории был основан деревянный придел и в честь св. великомученицы Мины.
Вновь отстроенная после пожара 1493 г. белокаменная Зачатьевская церковь снова сгорела в 1547 году, но частично и была сразу же востановлена повелением Ивана Грозного. И тогда в нее с благоговением перенесли чудотворный образ Божией Матери, называемый „Одигитрией“, из находившихся рядом и сгоревших в том пожаре палат подьячего Третьяка Теплова: его дом сгорел, но саму икону, как, и покои, где находился этот образ, огонь не повредил. Поначалу царь забрал этот образ к себе в Кремль, но когда Зачатьевская церковь была восстановлена, он передал его в этот храм.
К этому времени, ко второй четверти XVI века официально относят возведение ныне существующего здания Зачатьевской церкви, построенного на месте прежней — эта дата была определена во время его советской реставрации.
Раньше рядом с церковью еще стояла ее колокольня, выстроенная в древнем стиле, однотипная с колокольней древнейшей московской церкви св. Трифона в Напрудном — что тоже является свидетельством раннего времени ее возведения.
На этой колокольне находился иностранный колокол, возможно, пленный, который попал сюда из Европы в 1566 году, во время иконоборческих гонений в Нидерландах.
Однако, есть еще предание, что этот колокол, названный Амстердамским, пожертвовал в Зачатьевскую церковь сам князь Д.М.Пожарский на поминовение своих родителей.
Достоверно известно, что князь действительно участвовал в устроении этой церкви и восстановил в ней в камне придел св. Мины — на этот раз в честь избавления Москвы и всей России от польско-литовских захватчиков в 1612 году.
А в середине XVII века, в 1658—1668 гг. г. повелением царя Алексея Михайловича в Зачатьевском храме был устроен северный придел во имя св. великомученицы Екатерины — в честь рождения у него дочери.
Первые Романовы вообще очень любили эту древнюю китай-городскую церковь. И Михаил Федорович, и Алексей Михайлович часто благолепно обновляли ее и ездили сюда в храмовые праздники слушать обедню. И тогда в Китай-город на богослужение в Зачатьевскую церковь посылал духовенство сам Патриарх. А ее священнослужители состояли на государевом денежном и продовольственном,"хлебном», содержании.
Церковь была закрыта в советское время, колокольня снесена, но само здание состояло на государственной охране как памятник истории. Свой современный вид она обрела во время реставрации в 1955—1958 гг., исполненной под руководством архитектора Л.А.Давида.
Еще древнее этой церкви в Москве был Зачатьевский монастырь на Остоженке, почти полностью уничтоженный после революции — от него осталась только надвратная Спасская церковь конца XVII века.
В 1360 году св. митрополит Алексий построил на Остожье, где находились заливные луга и скошенное в стогах сено, деревянную церковь — по преданию, то пожелали его родные сестры, монахини Евпраксия и Иулия — и основал здесь монастырь, названный Зачатьевским по соборной церкви. Известно, что его игуменья Иулия, скончавшаяся в 1393 году, была здесь погребена.
В 1514 году старый Зачатьевский монастырь сгорел, и великий князь Василий III повелел на его месте построить двухпрестольный храм во имя Алексея Человека Божия в честь святителя Алексия и Преображения Господня — так в Москве появился печально знаменитый Алексеевский монастырь.
На Чертольский холм, где потом на его месте построили Храм Христа Спасителя, монастырь попал с Остоженки в 1547 году — когда сгорел там в случившемся в тот год московском пожаре. А на его прежнем месте осталась «малая обитель», потом возобновленная опять в Зачатьевский женский монастырь, названный по главной церкви.
Уже в 1584 году царь Феодор Иоаннович повелел вновь обустроить там обитель и заново возвести два храма — соборный Зачатьевский с приделом св. Феодора Стратилата и трапезный Рожедства Богородицы с приделом св. митр. Алексея. Так молился бездетный царь вместе с супругой Ириной Годуновой о даровании потомства.
Средневековый Зачатьевский храм простоял более двух столетий. Только в 1807 году на месте специально разобранного собора архитектор Матвей Казаков выстроил его новое здание. Однако главный престол был уже освящен в честь Рождества Богородицы, а во имя Зачатия устроили придел. Зачатьевский придел существовал и в соборной церкви Алексеевского монастыря.
Зачатьевский монастырь, ограбленный большевиками в апреле 1922 г. спутся два года был «упразднен», в том числе и по факту сокрытия ценных вещей во время их изъятия. А в 1930-х годах разрушили его соборный храм, не взирая на имя построившего его мастера.
Ныне существующая Спасская церковь бывшего Зачатьевского монастыря была сооружена в 1696 году стольником Петра I Андреем Римским-Корсаковым, и до революции числилась обычной приходской, что было тогда большой редкостью.
На день празднования Зачатия преподобной Анной Пресвятой Богородицы приходится и праздник иконы Божией Матери «Нечаянная Радость».
Этот очень чтимый в православной Москве образ есть почти в каждом храме города.
На нем изображен молящийся на коленях человек перед иконой Пресвятой Богородицы. По легенде, один разбойник любил подолгу молиться перед образом Божией Матери, прося оказать ему помощь в его делах.
Каждый раз он начинал свою молитву архангельским приветствием: «Радуйся, Благодатная!» Однажды во время молитвы на него напал внезапный сильный страх, и он увидел, что Богородица и Младенец предстали перед ним живыми. У Христа открылись раны на руках, ногах и на боку, и из них начала струиться кровь, как и во время Распятия. Разбойник пришел в ужас и воскликнул: «О, Госпоже! Кто сделал это ?» Богоматерь ответила ему: «Ты и прочие грешники; вы своими грехами снова распинаете, как древние иудеи, Сына Моего». Изумленный разбойник начал молить Божию Матерь помиловать его.
Тогда на его глазах Она стала просить Христа простить ему грехи, но Он отказывал. Тогда Пресвятая Богородица сошла со своего трона и хотела пасть к ногам Младенца. «Что Ты хочешь делать, о Матерь Моя!» — воскликнул Сын. «Пребуду у ног Твоих вместе с этим грешником, — отвечала Она, — пока Ты не простишь ему грехов». Христос промолвил: «Закон повелевает всякому сыну почитать свою мать; а справедливость требует, чтобы законодатель был и исполнителем закона. Я — Твой Сын, а Ты — Моя Мать. Я должен почитать Тебя, исполняя то, о чем ты умоляешь Меня. Будь же по Твоему желанию. Ныне же прощаются сему человеку грехи для Тебя. А в знак прощения пусть он облобызает Мои раны». Тогда потрясенный грешник встал и прикоснулся губами к язвам Христа, открытым на иконе. С этим видение кончилось, и оно не прошло даром для человека: с того времени он исправился и стал жить богоугодно.
Наиболее известны чтимые образа «Нечаянной Радости» находятся в церкви св. Феодора Стратилата близ Чистопрудного бульвара и в соседней Меншиковой башне, в церкви Воскресения Словущего на Успенском вражке, в Успенской церкви в Гончарах на Таганке, где перед иконой поместили красивого серебристого голубка, в Воскресенской церкви в Сокольниках и в Ильинской церкви на Остоженке, где у левого клироса находится чудотворный образ Божией Матери «Нечаянная радость».
Эта икона изначально находилась в храме Похвалы Пресвятой Богородицы близ храма Христа Спасителя, снесенной вместе с ним. После разрушения церкви она была передана в церковь св. Власия в одном из пречистенских переулков, а затем оказалась в храме Воскресения в Сокольниках. Тогда туда передавали все наиболее чтимые и чудотворные иконы из разрушенных московских церквей. В Ильинский храм икона была передана после ликвидации обновленческого раскола в обмен на копию, которая и сейчас стоит в сокольнической церкви.
Притекают к этой иконе и совсем отчаяшиеся люди с молением о чуде и обрадованные с благодарностью о нем. Есть легенда о том, что от иконы «Нечаянная радость» чудесно получил помощь на фронте Патриарх Пимен.
В Москве есть и единственная действующая церковь, освященная во имя иконы «Нечаянная Радость». Знаменательно, что она не закрывалась в советское время, хотя была основана незадолго до революции и в то время не представляла из себя «исторической ценности». Храм этот находится в Марьиной Роще на Шереметевской улице.
Красивой и печальной легендой окружила молва эту местность. По преданию, здесь, в старинном селении близ рощи жили когда-то возлюбленные — девица Марья и жених ее, певец по имени Услад. В роще они назначали друг другу свидания. И когда Услад узнал, что ему придется уехать далеко, Марья здесь, в этой роще обещала ждать его.
После его отъезда в том же селении появился богатый купец, который сосватался к Марье. Прошло немало времени, прежде, чем она согласилась стать его женой — а Услад все не возвращался. А когда вернулся, узнал, что его невеста вышла замуж.
Они все-таки снова встретились в роще, но после этого девушка пропала — в этой роще и нашли ее тело. И мать несчастной, и сам Услад умерли вслед за ней.
Возлюбленных похоронили в их роще, и над могилами построили часовню. Так и осталась в памяти Москвы эта роща Марьиной. Жуковский.
Исторически местность «Марьина Роща» появилась на севере Москвы в середине XVIII столетия. В 1742 году здесь прошла линия Каммер-Коллежского вала — окраинной границы таможенной старой Москвы, охватившей Пресню, Лефортово, Рогожку, Сущево, Данилово, Девичье поле, Преображенское…
Тогда же был расчищен под рощу лес близ деревни Марьино, которая вошла в черту города и дала имя новой роще — излюбленному месту народных гуляний XVIII века. Только в 1880-х годах она была вырублена и застроена деревянными домами.
И здесь, на одной из улиц Марьиной Рощи, Шереметевской, по инициативе военного Серигево-Пантелеймоновского братства в 1899—1904 гг. г. была построена в русском стиле небольшая, празднично-нарядная церковь иконы «Нечаянная Радость».
Замечательно, что землю на ее возведение безвозмездно подарил граф А.Д.Шереметев, внук того самого графа Николая Шереметева и его Прасковьи Жемчуговой. В том роде из поколения в поколение передавалась эта черта — его дед с бабушкой устроили в Москве Странноприимный дом с Троицкой церковью, его отец восстанавливал после пожара 1812 года старинную и бесценную Знаменскую церковь близ Воздвиженки, а их потомок участвовал в возведении в Москве новой церкви, во имя «Нечаянной Радости». Может быть, и за них, этих русских людей, судьба пощадила московский храм: в советское время было только запрещено звонить его колоколам.

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru