Русская линия
Русская служба новостейПротоиерей Всеволод Чаплин10.01.2012 

Нужно дать более достойное место в жизни страны и нашему воинскому сословию, и русскому народу…

С.КЛИМАЧЕВ: Скажите, почему Вы решили обнародовать статью именно сейчас? Вам кажется, что ситуация в стране критическая? Почему Вы так считаете?

В. ЧАПЛИН: В этот длинный праздничный период, когда по телевизору показывают слишком много тупой расслабухи, не нужно забывать о том, что ситуация в стране действительно непростая и простой она не станет. Праздничные дни могут создать иллюзию того, что все возвращается на круги своя, к периоду полного политического штиля. На самом деле это не так и никогда уже мы не вернемся к тому периоду политического штиля, который имел место некоторое время назад. Сейчас общество ставит достаточно серьезные вопросы. Мне думается, что власть, если она не хочет быть загрызенной «хомячками», и народ, если он не хочет кормить чужую армию и чужой бизнес, должны сегодня очень серьезно подумать вместе, через диалог власти и народа о том, как должна развиваться жизнь страны, какой вектор должна иметь наша политика, наша экономика, наша общественная жизнь. Люди, бесспорно, продолжают страдать от несправедливости, которая была порождена многими процессами в 90-е годы. Мне думается, что сегодня наследие 90-х годов должно быть решительно преодолено. Я убежден, что вслед за Ходорковским должны отправиться виновные в том же, в чем виновен он.

Я убежден в том, что нам нужно другое телевидение, если говорить об общенациональных каналах. Я убежден, что на первой кнопке должно появиться настоящее общественное телевидение, которое нам обещал президент, причем это телевидение должно иметь во главе патриотичного настроенного и политически активного журналиста, и таких немало сегодня. Это навскидку только: Иван Демидов, Аркадий Мамонтов, Александр Крутов. Мне думается, что от диктатуры развлекухи и болтовни, гламура мы сегодня должны перейти к настоящей свободе дискуссий, к тому, чтобы в самое смотрибельное время люди могли обсуждать в телеэфире главные проблемы жизни страны, могли бы слышать серьезные разговоры, которых у нас на телевидении достаточно много, слава Богу, но они почему-то оказываются либо в дневных программах, либо глубокой ночью. Такие разговоры, которые идут, например, на РСН, могли бы стать в большей степени частью прайм-тайма и на общенациональных телеканалах.

Я думаю, что нужно подумать сегодня о мощном военном присутствии России во всех регионах, где люди просят защиты от оранжевых экспериментов, от разного рода «цветных революций». Даже если России нужно будет участвовать в боевых действиях, этого не нужно сегодня бояться: армии нужно наконец дать настоящую работу. Сетевых «хомячков» вполне можно было бы отправить в действующие войска. Те из них, кто выживут, наверное, станут людьми.

С. КЛИМАЧЕВ: А кого Вы подразумеваете под «хомячками»?

В. ЧАПЛИН: Людей, которые лучшее время своей жизни проводят в виртуальных войнах. Нужно давать людям в руки настоящее дело, чтобы они чувствовали, что жизнь не исчерпывается пространством Интернета, что окружающая жизнь достаточно сложна, и в ней нужно участвовать по-настоящему, а не бросаясь бренными словами в Интернете, изображая из себя героя, которым ты на самом деле далеко не являешься.

С. КЛИМАЧЕВ: Вы говорите о том, что «волю народа к политической активности необходимо поощрять», «но лидерам русских организаций не пристало стоять на одной трибуне с Немцовым, Каспаровым и Собчак». Получается, что Вы поддерживаете националистов, которые составляли компанию вышеперечисленным?

В. ЧАПЛИН: Люди, которые выходят на улицу — это очень разные люди, это не только сторонники Немцова, Каспарова и Собчак. Реакция на появление этих людей достаточно жесткая, она говорит о том, что как раз эти деятели вовсе не являются самыми популярными среди тех, кто пришел на митинги на Болотной площади или на проспекте Сахарова. Очевидно, что есть большое количество людей, которые озабочены неоправданно низким статусом и слабой ролью русского народа в политическом устройстве страны, расстановке политических акцентов. Эти люди, у которых есть собственные спикеры, должны, наверное, самостоятельно выражать свое мнение. Да, есть сторонники и у Каспарова, и у Касьянова, но мне думается, что этих сторонников в нашем обществе гораздо меньше, чем тех, кто озабочен состоянием русского народа, кто хотел бы больше видеть патриотического действия со стороны действующей власти, больше, чем сейчас. Можно называть этих людей националистами, как угодно, но очевидно, что значительная часть нашей молодежи и в целом народа сегодня недовольна положением именно русского народа. У этих людей должен быть свой политический голос, у них должны быть адекватные возможности для выражения своего мнения и в политике, и в СМИ. Я считаю ошибкой этих слоев общества то, что они дают возможность играть собой людям, которые совершенно не выражают их мнение. Это те самые Каспаров, Касьянов и Собчак, а также подобные им. Упомянутые люди достаточно сильно себя скомпрометировали. Я считаю, что патриотически настроенной части общественности должно быть стыдно стоять на одной сцене или быть в одном пространстве с теми же Немцовым, Каспаровым и Собчак. По крайней мере, господин Немцов и господин Каспаров достаточно сильно себя скомпрометировали откровенно русофобскими заявлениями и действиями.

С. КЛИМАЧЕВ: Вы говорите о поддержке. На мероприятиях на Болотной площади и на Сахарова были перечисленные Вами Немцов, Каспаров и Собчак, представители националистических движений, таких, как, например, Владимир Тор, и многие другие, например, Акунин или Парфенов. Исходя из текста Вашей статьи, непонятно, кого именно Вы имеете в виду, когда говорите о тех, чьи стремления разделяет русский народ. Или Вы конкретно имеете в виду Немцова, Каспарова и Собчак?

В. ЧАПЛИН: Прежде всего, именно их. На митингах были разные люди. Я с уважением отношусь к деятельности господина Парфенова, господина Акунина. Это достаточно ярко мыслящие люди. Но меня удивляет, что те, кто пришел на митинги, позволили оказаться рядом с собой таким скомпрометировавшим себя людям, как Немцов, Каспаров и Собчак. Я думаю, что патриотические русские движения, у которых есть свои спикеры: это и господин Тор, и многие другие — могут позволить себе выражать свое мнение без того, чтобы смешиваться с людьми, которые, будучи в свое время или у власти, или очень близко к власти, скомпрометировали себя действиями достаточно проблемными с точки зрения справедливости, совести, интересов большинства нашего народа.

С. КЛИМАЧЕВ: Позицию в этой статье можно ли считать официальной позицией РПЦ?

В. ЧАПЛИН: Это, конечно, личные размышления.

С. КЛИМАЧЕВ: Спасибо.

Продолжение интервью в программе «Все главное сегодня»:

Ю. БУДКИН: Тема, которую мы будем сейчас обсуждать — это статья Всеволода Чаплина «Непраздн (ичн)ые мысли». Протоиерей Всеволод Чаплин призывает не препятствовать политической активности народа. Сейчас господин Чаплин с нами на связи. Отец Всеволод, добрый вечер.

В. ЧАПЛИН: Добрый вечер, всех сердечно приветствую.

Ю. БУДКИН: Скажите, почему именно сейчас Вы решили опубликовать эти «Непраздн (ичн)ые мысли»?

В. ЧАПЛИН: Как раз именно в праздничные дни, когда слишком много людей считают, что все слишком спокойно, нужно было сказать ещё раз не только о том, что политическая активность — это естественные вещи, положительные вещь, но и о том, что должен измениться сам вектор нашей политики. Она должна стать более волевой, она должна стать более самостоятельной. Нам не нужно без конца оглядываться то на Запад, то на Восток, нам нужно сегодня снять те озабоченности, которые есть у людей, до сих пор испытывающих несправедливость тех экономических процессов, которые происходили в 90-е годы. Нужно дать более достойное место в жизни страны и нашему воинскому сословию, и русскому народу. Если власть не позаботится обо всем этом, если она не снимет озабоченность людей, окажется очень легко и эту власть ниспровергнуть и заставить наш народ кормить чужую армию и чужой бизнес, чего, к сожалению, очень многие бы хотели вне страны и, наверно, кто-то в стране тоже этого хотел.

Ю. БУДКИН: Получается, что Вы увидели некий вектор озабоченности в этой активности митингов в Москве, потому что только эта активность может успокоиться за праздники.

В. ЧАПЛИН: Не только. Вы знаете, за последний год — полтора высказывания людей в тех же звонках на радиоэфир, в Интернете, в некоторых СМИ действительно, показывали, что люди всё больше и больше всё-таки пытаются сказать о том, что многое в жизни страны ненормально. Ненормально, я считаю, наше телевидение, которое кормит людей совершенно отвратительными, тупыми шоу, особенно в эти праздничные дни. И у кого-то может сложиться впечатление, что эта жвачка развлекательная может снять озабоченность людей — нет, она не снимет этой озабоченности, и люди будут высказываться. Мне бы очень хотелось, чтобы на нашем телевидении, особенно на первой кнопке, появилось бы настоящее общественное телевидение, где больше времени уделялось в прайм-тайм, в самые смотрибельные часы настоящим политическим дискуссиям, в том числе дискуссиям о том, как исправить тот вектор развития страны, который был заложен в 90-е годы и который, по-моему, не устраивает большинство жителей России.

Ю. БУДКИН: То, как проходили выборы, тоже вызывает у Вас вопросы?

В. ЧАПЛИН: Об этом уже много раз было сказано. Мне думается, что ответ обо всей озабоченности, связанной с выборами, должен быть дан. Ведутся определённые расследования, ожидаются судебные дела. Нужно, чтобы они были доведены до конца, как и другие резонансные судебные дела. Тем не менее, сегодня Дума действует, и я думаю, что действовать она будет нормально. Но дискуссии о выборах — это только маленькая часть большого, общенационального дебата, который нам нужен. Иногда некоторые общественные деятели говорят: вот находится в тюрьме Ходорковский, и нужно максимально говорить об этом. Но у меня другой вопрос: почему не находятся в тюрьме люди, которые сделали ровно то же самое и в тех же масштабах, но тем не менее продолжают чувствовать себя якобы уважаемыми в обществе деятелями?

Ю. БУДКИН: Я объясню, почему я задал вопрос про выборы. Вы пишете: «Не нужно сдерживать волю народа к политической активности». Но политическая активность народа — это, как правило, именно выборы.

В. ЧАПЛИН: Не только. Это сегодня выступления людей в самых разных форматах. То, что сейчас предлагается — более легкая система регистрации политических партий — это неплохо. Я думаю, что сегодня появится большое количество партий. Будет ошибка, если патриотические силы опять начнут дробиться, что у них много раз происходило в истории. Но партии, которые бы сегодня выражали в большей степени не только интересы московской элиты или сетевых «хомячков», а интересы казачества, воинства, крестьянства, жителей отдалённых регионов, в том числе малых народов нашего Севера, нашего Дальнего Востока — такого рода партии сегодня должны появиться. К сожалению, очень велик разрыв между интересами всех этих людей и интересами московской элиты, которая, по-моему, считает себя пупом Земли и совершенно игнорирует то, что интересует большинство населения страны.

Ю. БУДКИН: Смотрите, отец Всеволод, как подают информацию о Ваших письмах средства массовой информации. Заголовок: «Чаплин призвал националистов активнее выражать свою позицию». Если это действительно так, то что Вы понимаете под словами «активнее выражать позицию»?

В. ЧАПЛИН: Я не знаю, что понимать под словом «националисты». Кто-то себя так называет, большинство — нет. Как бы этот ярлык приклеивают ко всем, кто говорит об интересах русского народа, об интересах большинства населения. Это не совсем корректно. Но у нас есть большое количество патриотически настроенных людей. Я думаю, что их большинство и гораздо больше, чем тех, кто смотрит на Запад и только на Запад. Вот эти люди, как объединённые в организации, так и не объединённые в организации, сегодня должны получить больше возможности и для политического действия, для легализации своих политических сил и для того, чтобы выступать в тех же средствах массовой информации. Почему мы так мало слышим того же Крупина, то же Крутова на телевидении? Почему такие деятели, как тот же Владимир Тор, с которым я не полностью согласен по некоторым вопросам, но который является ярким общественным явлением, — почему все эти люди у нас не имеют возможности активно участвовать в политическом процессе и участвовать в общенациональных дебатах? Это, я считаю, искусственно созданный перекос. Но меня заботят больше не организованные патриотические силы, которые, может быть, не так многочисленны. Меня больше заботит выражение позиции тех больших слоёв нашего народа, которые сегодня лишены возможности участвовать в политике: то же воинство, то же казачество. Их очень мало. Есть отдельные представители, но этого не достаточно. Нужно чтобы эти слои народа могли говорить в полную силу. И я думаю, что они сейчас нам скажут очень ясную вещь: Россия теряет свою политическую волю именно потому, что она не участвует в полную силу в мировых политических процессах. Мы сейчас отправили корабли к берегам Сирии — это хорошо, но это должно быть только начало. Во всех тех местах, где люди озабочены опасностью цветных экспериментов над теми или иными народами, Россия вполне может присутствовать, в том числе военным образом, полномасштабно, даже если это будет означать участие в боевых действиях. И вот в этих действиях должен участвовать, по крайней мере, весь мужской элемент нашего народа, включая тех самых несчастных «хомячков», которые, очевидно, могут исправиться только тогда, когда они столкнутся с реальной мужской работой, с военной работой.

Ю. БУДКИН: У многих возникает вопрос, потому что представители Церкви, особенно официальные представители Церкви, не очень часто высказываются по политическим вопросам или так кажется: это Ваша личная позиция?

В. ЧАПЛИН: Это не совсем так. За последнее время по вопросам, которые волнуют страну, высказывался несколько раз святейший Патриарх. Конечно, он, понимая свою ответственность, как предстоятель Церкви говорит достаточно взвешенно — иначе и быть не может. Если бы Вы были патриархом, Вы поступали бы точно также — я в этом совершенно убеждён. Но на этом фоне высказываются очень свободно, очень ярко многие священнослужители и некоторые монашествующие. Это происходит в контексте дискуссий на разных Интернет-сайтах: некоторые ругают власть, причём, как правило, ругают её с консервативных позиций, за одним — двумя исключениями, некоторые поддерживают власть. И это священники разных поколений, не только молодёжь. Меня это очень радует. Я думаю, что Церковь не только как совокупность официальных церковных учреждений или совокупность иерархов, но и как совокупность людей — как священников, так и мирян с разными позициями может и должна говорить по всем вопросам, которые волнуют народ, будь то вопросы политики или экономики, вопросы государственного устройства, прошлого, настоящего и будущего страны. Это естественно для Церкви, потому что Церковь и народ — это в значительной степени одно и то же, Церковь — это не только люди в рясах.

Ю. БУДКИН: Хорошо. Тогда я по-другому сформулирую вопрос, чтобы Вы смогли коротко ответить: это Ваша личная позиция в статье «Непраздн (ичн)ые мысли», или эту позицию Вы согласовывали с начальством?

В. ЧАПЛИН: Вы знаете, у меня достаточно полномочий, чтобы формулировать позиции, которые касаются официального отношения Церкви к тем или иным политическим и общественным вопросам, и эта позиция является официальной. Но в данном случае это, конечно, личный текст, причём я прямо сказал: может быть, именно поэтому я его и опубликовал в праздники. Это мой вклад как священника, христианина, человека в дискуссию, которая сегодня ведётся.

http://www.rusnovosti.ru/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru