Русская линия
Вера-Эском Валентина Попова31.12.2011 

Наше возрастание

На днях пришлось наблюдать очередь в сберкассе. Спокойно и терпеливо стояли в ней старые женщины с палочками, инвалиды. Но как томился и нервничал молодой парень! Он дёргался, вздыхал, переваливался с ноги на ногу, пытался пролезть вперёд. В очереди насмешливо заворчали: «Мы старики, а ты молодой, что, тебе всех трудней?»

А ему действительно всех трудней — непривычный он. Пожилым же, выстоявшим длиннющие очереди в военные и послевоенные годы, да ещё в годы перестройки, ведом опыт стояния.

Но и самый тяжёлый опыт не даст никакого душевного превосходства, если человек вынес из него только ропот, зависть и раздражение. Это значит, что в школе земной своей жизни он ничему не научился, все уроки прошли впустую. И вот теперь он тяготится своим возрастом, завидует молодым… А ведь что такое возраст? Это производное от «возрастание».

Да. Многих пугает приближающаяся старость. Многие пытаются её обмануть и избежать. Многих она застаёт врасплох. Бесчисленны уловки человечества, пытающегося перехитрить возраст. Это мы видим на каждом шагу: на экранах телевизоров, где с юности знакомые бабушкам-дедушкам актёры сияют вечной молодостью; в романах, где «любви все возрасты покорны»; на улицах, где наряду с юными в новых «прикидах» иногда щеголяют и пожилые. На этом всеобщем фоне юность чувствует себя действительно победоносно.

ХХI век — век культа молодости. Это отложило отпечаток на весь быт жителей мегаполисов. «Как вы хорошо выглядите», «Вы в прекрасной форме» — наиболее приятные комплименты почти всем старым людям. Рецепты здоровья, вечной молодости — на тысячах этикеток. Молодость шагает властелином жизни, её хозяином: «Старость — убога, скучна, неинтересна!» И та прячется. Суетясь, стараясь идти в ногу с молодыми, пытается приспособиться к новому образу жизни. И нет ничего жальче такого приспособленчества.

А ведь благородная — т. е. родившаяся из благих дел — старость есть поистине цвет и украшение рода. Тот плод, что подсекается созревшим, годным для будущей, райской, жизни. Плод духовного труда, жертвенности, христианской жизни. Как же он отличается от принципов современной жизни, девиз которой прямо противоположен заповедям Христа!

Вспоминается, как на соборовании в храме плакала перед священником 80-летняя старушка.

- Что ты, милая? — спросил священник.

- Бог забыл меня, батюшка, скорбей не посылает.

Он ласково улыбнулся:

- Всё! Кончились твои скорби, утешься.

Подумалось: какой же духовной высоты достигла старушка, когда сами скорби, от которых мы стремимся обычно убежать, воспринимает как великую милость Божию!

О старости таких верующих людей и говорить-то стыдно. Всякий, кто хоть чуть соприкасался с их духовным деланием, знает, какая это интенсивная, не знающая времени жизнь, какое напряжение, постоянный поиск, какая юношеская радость от победы над самим собой. Ибо благодать не знает ни времени, ни возраста.

Может, мне не повезло, но мне нигде не встречалось гимна старости, кроме, пожалуй, песни «Мои года — моё богатство». Люди столь однобоко стали смотреть на возраст, что старость — время созревания, время сбора «урожая жизни» — часто осмеяна, принижена. Её отпихивают на задворки жизни и, в лучшем случае, снисходительно похлопывают по плечу. Словно напрочь отсекается мысль о неизбежности для каждого этого времени.

Если в итоге жизни у человека от страданий ожесточилось сердце, от болезней осталось одно стенание, от бедности — только зависть к богатым, вместо благодарности — обида… то старость для него поистине лишь тяжкое наказание. Страшно! Получается: плотские радости уже невозможны, а других, духовных, нет.

Братья и сёстры! Цените старость. И готовьтесь к ней всей жизнью — тогда она будет в радость!

http://www.rusvera.mrezha.ru/650/14.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru