Русская линия
Отрок.uaПротоиерей Андрей Ткачев31.12.2011 

Мир в ожидании Рождества
Понять христианство невозможно, если не знаешь главного, — от чего нас спас Христос. Чтобы ответить на этот вопрос, стоит представить себе, каким был наш мир накануне Рождества Спасителя.

Христос родился в еврейском народе и в Римском государстве. Рождество Христово И то и другое есть дело Промысла, совершенно необходимое для последующего распространения христианства. Но прежде всего евреям предстояло стать гражданами мира. Это произошло благодаря Вавилонскому пленению.

«Благодаря» — какая горькая шутка. Народ, опозоренный, уходил в плен, оставляя за спиной трупы родных и тлеющие святыни. И всё же благодаря плену избранный народ изменил свою отчуждённую жизнь в пределах Палестины на всемирное гражданство. В плен уходили невольные миссионеры, а когда плен закончился, лишь малая часть народа вернулась обратно. Остальные рассеялись на пространствах Сирии, Вавилона, Египта. И это ещё было не всё.

Через двести лет после того, как Кир Персидский сокрушил Вавилон и позволил иудеям вернуться на родину, в конце IV века до Р. Х. на мировую арену ворвался юный македонский царь Александр. Этот юноша должен быть близок и понятен нам, ведь он был первым настоящим глобалистом, а наша эпоха именно такова. Александр хотел основать единое всемирное государство и возглавить его. Он принимал царские титулы всех покорённых народов и звание верховного жреца всех религий. За ничтожные десять лет он захватил невообразимые территории от Греции до Индии. И он не только воевал, но и смешивал культуры. В его обозе всегда были греческие философы, приносившие в самые отдалённые уголки мира эллинскую мудрость. Сам Александр был воспитанником Аристотеля. Благодаря его деятельности греческий язык стал тем, чем сегодня является язык английский, — языком международного общения, политики и торговли.

Античный мир продолжает смешиваться и объединяться. Бывшие земледельцы, евреи теперь только в земле Израиля ходят за плугом. В местах рассеяния они торгуют. При Августе, том самом, «единоначальствующем на земле» (стихира Рождества), в Риме насчитывается до восьми тысяч иудеев. Иногда их становится так много, что императоры вынуждены их насильно изгонять. Они везде: в Армении, в Северной Африке, в Афинах и Коринфе, в Фессалониках, в Александрии. На всяком месте своего жительства они занимаются доходными видами деятельности. Так, в Александрии они держат всю хлебную торговлю, а в Риме их много среди учёных, актёров и певцов.

Как говорит Филон, они не похожи на другие народы, «ибо не заперты в границах своей страны, но обитают по всему миру и расселились по всем материкам и островам».

Везде, где есть евреи, есть синагоги. Храм может быть только один, и только на однажды указанном месте. Это Храм Иерусалимский. А в рассеянии религиозная жизнь вращается вокруг синагог, мест молитвенных собраний. Там вершится гражданский суд общины, там читается Писание и произносятся поучения. Туда впоследствии пойдут апостолы Иисуса Христа.

Посещая любой из городов империи, они будут находить иудейскую синагогу и обращаться к евреям с проповедью об исполнении пророчеств и о пришествии Мессии. Не храмовая служба с кровавыми жертвами, а синагогальное богослужение с пением, чтением и проповедью даст со временем толчок для возникновения христианского богослужения. И главную Книгу мира переведут на греческий язык за несколько столетий до Рождества.

Это произошло в Александрии, кипевшей богатством и славившейся культурной и умственной жизнью. Языческий мир, хотя бы сначала только в лице интеллектуалов, получил возможность ознакомиться с Законом Единого Бога. Со временем появляются люди, интересующиеся верой евреев. Они, не принадлежа к Израилю по крови, желают принадлежать к нему по вере, и это им позволяется. Прозелиты (обращённые) делились на два разряда: пришельцы врат и пришельцы правды. Первые только верили в Бога и соблюдали «Ноев закон», а вторые обрезывались и обязывались жить по всей строгости обрядов. О том, насколько это явление было распространённым, говорит тот факт, что вторая жена Нерона, императрица Поппея Сабина, была прозелиткой.

Греческий язык, оживлённая торговля, культурный взаимообмен на огромных просторах, иудейское рассеяние. И кроме этого — римская власть.

Эта последняя черта чрезвычайно важна. Если греки были путешественниками, изящными художниками и мыслителями; если египтяне думали о загробной жизни больше, чем о земной, — то римляне были творцы государства. Они были мужественны, последовательны и суровы. В философии и поэзии они подражали грекам. Но в государственном строительстве и в юридическом складе ума им не было равных. Здесь они были творцы. У них можно было выиграть сражение. Но невозможно — войну. Так о них говорили, и это была сущая правда.

Один германец в рукопашном бою мог задушить, как котят, трёх римских солдат. Но уже в сражении войск сто легионеров, построенных в боевой порядок и возглавленных офицером, гнали, кололи и резали, пленяли и убивали три, четыре, пять сотен варваров.

Рим был силён дисциплиной. Рим был аскетичен, и поэтому захватил мир. Мы помним разврат Калигулы и оргии Нерона, но забываем, что-то был уже закат, закат, рождённый пресыщенностью. А могущество пришло к Риму через воздержание и гражданскую доблесть. Спать на соломе, пить простую воду и храбро умирать за Отечество умели многие поколения римлян, и оттуда пришла к ним великая власть.

Римляне чувствовали мистическое отвращение к восточному разврату и греческим сексуальным вольностям. За первые 520 лет республики в Риме не было ни одного (!) развода, что лишь потом, в годы империи, стало привычным. Самые мудрые из них боялись разврата и изнеженности больше, чем войск Ганнибала, и были сенаторы, предлагавшие не разрушать Карфаген, чтобы соседство с заклятым врагом прогоняло вялость и успокоенность!

Да, Рим был твёрд, как грецкий орех, и со временем сделался властителем мира. От Британских островов до Северной Африки и от Гибралтара до Дуная в воздухе победно реяли орлы легионов. По идеально вымощенным дорогам из конца в конец империи маршировали солдаты, ехали почтовые повозки, шли путники. Скоро по этим дорогам пойдут апостолы, посещая города, проповедуя на площадях, терпя побои в преториях и являясь во дворцы пред лицо наместников.

Внутри Римской империи продолжилось и усилилось то грандиозное круговращение идей, верований, искусства и торговли, которым характеризуется беспокойное время перед Пришествием Спасителя.

Вслед за великой властью пришла великая тоска.

Богов стало много, но сердце осталось неуспокоенным. Богатства стало много, но душа осталась голодной. Пессимизм в философии, разврат в быту и искреннее незнание, зачем жить, заняли своё господствующее место. И это тоже было делом Промысла.

Радость спасения должна росой упасть на иссохшую душу. Иначе радость не воспримется и даже не ощутится. Прежде чем наполниться, нужно опустошиться. Успехи цивилизации родили в людях великую жажду, и множество душ почувствовали себя пустыми.

Законы мудры, и армия сильна, но не для этого живёт человек. Зрелища кровавы, и хлеб бесплатен, но даже плебею этого мало, если в нём жива совесть. Без высшей идеи и подлинного смысла вся жизнь — труп без души.

Мы не знаем, кто первый это сказал, но со временем взоры людей стали обращаться к Востоку. Оттуда стали ожидать Царя, Который вдохнёт в мир новую жизнь. В одной из эклог Вергилий воспел Младенца, Который сойдёт с неба и даст мир. Тогда лев утратит свирепость, а с вола снимут ярмо. Это было преломлённое в языческом поэтическом сознании, невесть как попавшее туда, пророчество Исаии о Младенце. Младенец родился нам — Сын дан нам; владычество на раменах Его, и нарекут имя Ему: Чудный, Советник, Бог крепкий, Отец вечности, Князь мира (Ис. 9, 6). Это при Нём волк будет жить вместе с ягнёнком, и барс будет лежать вместе с козлёнком, и телёнок, и молодой лев, и вол будут вместе, и малое дитя поведёт их (Ис. 11, 6).

Вера в Мессию искала себе пути и, как вода, проникала в самые малые щёлки. Стрелки на незримых часах двигались к той черте, за которой Август отдаст приказ переписать подвластную вселенную, и среди прочих людей в путь отправятся Иосиф и Святая Дева.

Она будет на последних днях беременности, и когда в Вифлееме Ей не хватит места, Она с мужем заночует в пещере. Там и родится от Неё «Отроча младо — Предвечный Бог». А рядом, над полем, которое сейчас называют полем пастушков, ангельский хор запоёт «Слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение».

http://otrok-ua.ru/sections/art/show/mir_v_ozhidanii_rozhdestva.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru