Русская линия
Воцерковление.ruИгумен Нектарий (Морозов)30.12.2011 

Евангелие: правда о вечной жизни

Евангелие в православном вероучении занимает главное место. Чтение Евангелия на ЛитургииЭто Книга Книг для христианина. Даже строители коммунизма в первой половине двадцатого века использовали в своем кодексе переиначенные выдержки из Благой Вести, не говоря уже о простом народе. Про бревно в глазу, верблюда и игольное ушко знают все, но не все знают, что это — из Евангелия.

На цитаты из Евангелия опираются священники во время произнесения проповедей. На огласительных беседах батюшки просят крещаемых прочитать хотя бы Евангелие от Марка, самое короткое.
А что мы? Мы стараемся, в лучшем случае, пробежать «по диагонали» рекомендуемый отрезок и наутро уже не помним его содержания. Многие же просто спрашивают: «А зачем?».
Портал «Воцерковление.ru» предпринял очередную отчаянную попытку ответить на этот вопрос, переадресовав его настоятелю храмов в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали» и святых апостолов Петра и Павла игумену Нектарию (Морозову):

— У многих людей, искренне считающих себя православными, нет привычки читать Евангелие. И, правда, они всерьез недоумевают: зачем? Есть, мол, много другой — более современной, более доступной — литературы о Православии, там все разжевано, разложено по полочкам. Что можно им ответить на это?

В современном секулярном мире люди, как правило, имеют весьма поверхностное представление о том, что такое Священное Писание. И когда спрашиваешь невоцерковленного человека, читал ли он Евангелие, то ответы зачастую бывают очень расплывчатые. Например: «Читал когда-то Библию, а Евангелие нет», «Новый Завет читал, а Евангелие не начал.».

Все эти ответы свидетельствуют о том, что человек даже не понимает сущности вопроса. Между тем Евангелие — та Благая Весть, которая нам возвещает о пришествии в мир Бога, Который стал Человеком, чтобы спасти нас от греха, и его нельзя заменить какими-то рассуждениями об общечеловеческих ценностях, нельзя заменить даже святоотеческими творениями! Евангелие — основа нашей веры. Евангелие — это слово Божие, обращенное как к человечеству в целом, так и к отдельному человеку. Более того — это и есть тот самый Божественный Закон, в соответствии с которым необходимо жить, для того, чтобы наследовать жизнь вечную…

Но давайте лучше поговорим не столько о людях неверующих, нецерковных, сколько о тех, кто ходит в храм и даже регулярно исповедуется и причащается. О тех, кому в какой-то момент — с большим опозданием — священник задает вопрос: «А вы Евангелие-то читали?». И оказывается, что нет. И тогда возникает сомнение — сознательно ли человек принимал крещение? Сознательно ли называет себя христианином? Сознательно ли живет Церковной жизнью?

Потому что, принимая крещение, мы даем обет жить, сочетавшись со Христом, по Его закону и по Его воле, даем обет отречься от дел диавольских. А что это такое, этот обет — человек не знает, если не прочитал Евангелие. И получается, что он обманывает и Бога, и самого себя. Более того, бывают ведь и такие случаи… Приходит человек креститься, беседуешь с ним перед крещением и сообщаешь ему некоторые, самые простые Евангельские заповеди, и вдруг человек говорит: «Спасибо, что вы мне об этом сказали. Я так жить не хочу — я не буду креститься». Да, конечно, это отрицательный результат, но он основан на правде. Человек честно заявил, что он не готов, не хочет жить по законам Божиим. Было бы гораздо хуже, если бы человек, не хотящий жить по-христиански, крестился и, как сказано в Апокалипсисе, носил бы имя, словно он жив, а на самом деле был бы мертв (Откр. 3;1).

Но и с теми людьми, которые хотя бы однажды Евангелие прочитали, сегодня дело обстоит не совсем благополучно. Почему? Потому, что когда человек читает Евангелие впервые, очень многое бывает для него непонятным. Непонятным, отчасти, в силу того, что он не знаком с какими-то историческими реалиями времени, когда совершалось земное служение Спасителя, отчасти в силу того, что некоторые вещи, нуждающиеся в истолковании, остаются для него неясными, потому что он еще не обладает необходимым духовным опытом. Поэтому надо сказать, что недостаточно читать только Евангелие, надо читать и толкования на него. Из них можно посоветовать, в первую очередь, толкование на все четыре Евангелия блаженного Феофилакта, епископа Болгарского. Его труд во многом является компилятивным, составительским, но при этом — одним из самых полных. Тем, кто желает изучить Священное Писание более глубоко, можно обратиться к «Толковому Евангелию» Гладкова, учебному пособию архиепископа Аверкия (Таушева).

Второе, что можно сказать о чтении Евангелия — оно должно быть регулярным. В монашеском правиле — в той его «редакции», которая распространена в России, — присутствует каждодневное чтение одной главы из Евангелия и двух глав из Апостола. Под Апостолом мы понимаем Деяния апостолов, Послания апостольские и Откровение святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова. И если читать каждый день по главе из Евангелия и по две главы из Апостола, то примерно в одно и то же время завершается весь круг чтения Нового Завета, и можно начинать читать снова.

— То есть снова и снова по кругу, одно и то же?

— Конечно, порой человек задается вопросом: зачем мне читать Священное Писание вновь, ведь я его уже много раз читал и все знаю? Но дело в том, что Евангелие — это удивительная книга, и Автор ее — не люди, с именами которых Евангелия ассоциируются, не апостолы, а Сам Господь, Сам Дух Святый, Который влагал в сердца, в уста этих людей те слова, которые Он хотел донести до каждого ищущего спасения человека. И мы не бываем одинаковыми, мы меняемся день за днем, и слово Божие открывается для нас каждый раз по-новому. Очень легко объяснить на практике, почему так получается. Вот мы, например, ведем в храме беседы с прихожанами, и все время обращаемся под разными углами к одним и тем же темам. Я заметил такую закономерность. Одни и те же вопросы обсуждались неоднократно, но проходит время, и поднимается на очередной беседе человек, который регулярно ходит на эти беседы и внимательно их слушает, и задает вопрос, который уже звучал месяц, или два, или три тому назад. И это происходит регулярно. Я сначала думал: «Вот какие люди невнимательные, как они не слушают, о чем мы говорим!» А потом понял, что неправ. Дело не в невнимательности, а в особенности человеческого ума. Человек запоминает то, что имеет непосредственное отношение к его жизни. И на тот момент, когда мы ту или иную тему обсуждали, для кого-то она была животрепещущей, а кого-то не интересовала совершенно. Но прошло время, и человек оказался в разговоре на эту же тему остро заинтересован. И когда он сам о чем-то спросит, то он уже запомнит ответ, потому что это ему было нужно, важно, и потому проникло в самую глубину сердца, а не скользнуло лишь по поверхности сознания.

И при чтении Евангелия происходит то же самое. Человек порой прочитывает главу, и из этой главы одна фраза, одно слово западает в его сердце, потому что именно сейчас и именно это ему нужно.

Есть еще один очень интересный и важный момент. Почему Евангелие либо открывается для человека, либо, наоборот, закрывается? Когда человек, читая Евангелие, старается в меру понимания и сил исполнять то, что там написано, каждый раз Евангелие для него открывается все с большей и большей глубиной и начинает радовать, удивлять и восхищать его, так что чтение Священного Писания становится для него таким же источником утешения, каким должна быть и молитва в идеале. И наоборот, если человек пренебрегает прочитанным в Евангелии, если он попирает свою совесть, то в какой-то момент оно для него закрывается — слова становятся сухими, безжизненными, ничего ему не говорящими. Потому что нет веры… А без веры слово Божие остается чем-то внешним по отношению к нам. Когда же мы живем по Евангелию, вернее — учимся по нему жить, мы таким образом показываем Богу, что готовы Его слушать. А раз мы готовы Его слушать, Он будет открывать и открывать нам все новые и новые грани и глубины истины, порою облекая их в одну и ту же форму. Вообще, как однажды, давным-давно, сказал при мне в проповеди один очень хороший батюшка, когда мы молимся, мы беседуем с Богом, а когда читаем Евангелие, то даем Богу возможность беседовать с нами. И это очень важно — давать Богу возможность беседовать с нами, с нашей душой, как можно чаще. Господь, конечно, и в другое время беседует с нами, наставляет, но человеческие средства восприятия очень несовершенны, и мы далеко не все слышим, тем более не все понимаем. И то, что хочет донести до нас Господь, слишком часто не доходит до нас. А слово Божие это уже некий готовый материал, то, что идеально подходит для нашего восприятия по самому характеру своему, нужно только уметь раскрыть свое сердце и принять его.

Это не всегда легко. Порою слово Божие причиняет нам боль, потому что обличает наши недостатки, несовершенства, требует, чтобы мы от чего-то в жизни отказались. А отказаться от любимой страсти — то же, что резать по живому. И вот человек начинает внутри себя выстраивать систему защиты своего греха. И, выстраивая эту стену, он загромождает путь слову Божию к своему сердцу, отгораживается от него и престает его слышать. И это очень страшно. Очень важно давать слову Евангелия мучить, уязвлять нашу душу, потому что эта мука, уязвление, как ничто другое, целительны и спасительны для нас.

Как писал где-то преподобный Максим Исповедник — если не можешь исполнить слова евангельского, то не извращай его, а лучше кайся в этом, плачь и пытайся делать то, что тебе по силам, и Господь поможет тебе. Но если ты скажешь: «Я не исполняю этого, потому что это не нужно, невозможно», то таким образом очень далеко отойдешь от Бога.

Сегодня приходится сталкиваться с тем, что верующие люди, исповедающиеся, причащающиеся — причем не формально, а по велению сердца — относятся к Евангелию, страшно сказать, как к чему-то устаревшему. Задает человек вопрос: «Как узнать волю Божию?». Говоришь ему: «Знаете, ведь в Евангелии воля Божия о нас выражена. И это только кажется, что она выражена в общем, там есть и указания на каждый конкретный случай в нашей жизни». А человек в ответ: «Да что вы! По Евангелию-то жить невозможно, а как волю Божию о себе именно сейчас узнать? Что мне делать в этом случае, и в этом… Не могу разобраться…». Это человек, который разрывает в своем сознании волю Божию о себе сейчас и выраженную в Евангелии, хочет, на самом деле, не знать волю Бога, а чтобы ему было хорошо. А это уже совсем другой вопрос, не имеющий прямого отношения к вопросу о нашем спасении. Потому что мы хотим одного, и это не всегда нам полезно, а Господь хочет иного, и это — всегда нам полезно, но чаще всего не принимается нами с такой готовностью, как исполнение наших собственных желаний.

— Есть даже в околоправославной среде такое, извините за выражение: «Гадание на Евангелии». Хочешь, мол, узнать волю Божию о себе — открой Евангелие, и там, где оно откроется, и будет про тебя написано. Что это — снова суеверие?

— Безусловно, такого рода гадания на Священном Писании являются кощунством. Во-первых, это дело неразумное, во-вторых, небогоугодное. И поскольку оно небогоугодное, то, когда человек начинает этими гаданиями заниматься, то можно ожидать очень плачевных результатов. Потому что если мы не по-Божьему поступаем, то в это дело, обязательно, вмешается вражья сила и мы потерпим искушение или обольстимся. Преподобный Серафим Саровский как-то удивительно образно об этом говорит, что нужно так обучить свой ум, чтобы он буквально плавал в словах Священного Писания, в словах евангельских. Поэтому он и носил его в котомке за плечами и в течение недели прочитывал весь Новый Завет. То есть в день по евангелисту, и оставшиеся дни — Деяния, Послания и Апокалипсис. Таким образом, ум его действительно плавал в словах Евангелия. А если еще говорить о примерах отношения к Евангелию, которому нужно поучиться, то это пример нашего, фактически, современника, многолетнего духовника Троице-Сергиевой лавры, архимандрита Кирилла (Павлова). Напомню историю его удивительного обращения к Богу. Это случилось в дни боев за Сталинград, где каждый сантиметр земли полит человеческой кровью. Проходя по городу во время короткой передышки между схватками, молодой боец, будущий архимандрит Кирилл, увидел лежащую на земле растрепанную книгу. Движимый непонятным до конца желанием, чувствуя в этой книге что-то родное и близкое, он поднял ее. Это оказалось Евангелие. И вот, представьте себе такую картину — в воздухе еще не улеглась пыль от разрушенных домов, в ушах — звон от разрывов снарядов, а на развалинах сидит боец и читает Евангелие.

Как позже вспоминал сам архимандрит Кирилл, до этого ему бывало и страшно, и тяжело. Но в то мгновение, когда он начал читать, он вдруг понял, почему происходит все то, что происходит вокруг и что он в руках Божиих. И страх пропал! И он прошел всю войну, неся Евангелие, как преподобный Серафим, в вещмешке за плечами, и читал его при каждом удобном случае. Это Евангелие привело его впоследствии и в семинарию, и в монастырь, и сделало тем удивительным человеком, к которому за утешением обращалось бесчисленное множество людей в течение десятилетий.

Я помню, что когда, перед тем как исповедовать тех, кто пришел к нему как к своему духовнику, отец Кирилл произносил проповедь, то слова ее казались всегда такими знакомыми, такими родными… И потом, в какой-то момент, ты понимал, что в этой проповеди не было ни одного его слова, это все были слова Священного Писания. И в то же самое время это были и его слова — они были его жизнью, содержанием его сердца и ими, как самым драгоценным сокровищем, он старался поделиться с каждым. А самое главное, находясь рядом, ты видел: это не просто человек, знающий Писание наизусть, как знали его некоторые древние подвижники, нет, это человек, для которого Евангелие — подлинный закон жизни, а сама его жизнь — тот образец исполнения заповедей, которого нам так часто недостает, чтобы поверить наконец, что они и правда исполнимы…

Будучи уже совсем преклонных лет, отягощенный множеством недугов, отец Кирилл день за днем продолжал принимать для исповеди и беседы людей — с их бедами, скорбями и… грехами. И когда ему случалось совсем изнемочь, то он, как свидетельствует его келейница, монахиня Евфимия (Аксаментова), делал на какое-то время перерыв, брал в руки Евангелие, читал… И это придавало ему сил, обновляло, утешало и радовало. И он вновь мог нести свое такое непростое служение.

И в его наставлениях, и в письмах самым разным людям всегда, неизменно содержался один совет, который он старался донести до каждого человека: «Полюбите читать Святое Евангелие».

Полюбите. И в нем вы найдете все, в чем нуждается ваша душа и что нужно вам для того, чтобы спастись.

С игуменом Нектарием (Морозовым)

бhttp://vocerkovlenie.ru/index.php/vocerkovlenie/2496−2011−12−26−03−04−26.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru