Русская линия
Татьянин день Олег Родионов24.12.2011 

Составленный на Афоне «Синаксарь» впервые выходит в русском переводе

На рубеже 70-х и 80-х годов XX века на Афоне началась работаОлег Родионов на Афоне по составлению нового Синаксаря — собрания житий святых. Новый сборник житий решено было создать на французском языке, чтобы сделать доступным для православных за пределами Греции — не только в Западной Европе, но и в Африке. В сентябре 2011 года в издательстве московского Сретенского монастыря была завершена работа над русским переводом «Синаксаря», а в ноябре книга поступила в продажу. О работе над русским изданием «Синаксаря» рассказывает один из научных редакторов, старший научный сотрудник Института всеобщей истории Российской Академии наук, кандидат исторических наук Олег Родионов.

— Олег, с чего начался этот афонский проект?

— В конце 1970-х годов тогдашний игумен афонского монастыря Симонопетра архимандрит Емилиан (Вафидис) решил подготовить новое издание знаменитого «Синаксаря» преподобного Никодима Святогорца. «Синаксарь» намеревались исправить в соответствии с современными агиографическими данными и дополнить новыми житиями святых.

Предполагалось, что книга будет рассчитана на православных, живущих за пределами Греции, прежде всего в Европе, и потому изначально она должна была готовиться на одном из европейских языков, а именно на французском. Подготовкой издания стал заниматься иеромонах Макарий, француз, вступивший в братию монастыря в середине 1970-х годов. В миру он получил прекрасное образование, позволившее ему посвятить себя серьезным занятиям православной агиографией.
Когда отец Макарий ознакомился с текстом преподобного Никодима, он понял, что это, конечно, замечательный памятник агиографии, но если ставится задача подготовить некое расширенное издание, то делать простой перевод сборника преподобного Никодима не стоит, а следует переработать собранный им материал, взять его за основу и сделать совершенно новую книгу.
Составитель обратил особое внимание на то, чтобы на каждый день церковного календаря приходилось такое количество текстов, которое возможно было бы прочитать за время монастырской трапезы или же вечером в кругу семьи (если речь идет о читателях-мирянах). То есть таких объемных текстов, как, например, у нашего святителя Димитрия Ростовского, в новом «Синаксаре» не должно было быть.

При составлении книги учитывалось, что некоторые записиИеромонах Макарий в сборнике святого Никодима слишком лаконичны, и их надо немного расширить. В частности, поэтому в некоторых случаях отец Макарий брал за основу не Никодимов сборник, а более древние сборники житий. Кроме того, в процессе работы отец Макарий поставил себе задачу собрать в единый корпус жития всех святых, прославленных во всех поместных Церквах, во всех уголках православного мира.

— Но это невозможно!

— Насколько возможно.

Работа над новым «Синаксарем» продолжается уже три десятилетия. В первой половине 1990-х годов он был впервые издан на французском. Книга сразу привлекла внимание.

Сейчас готовится второе французское издание, вышли уже два первых тома этой обновленной и значительно расширенной версии.

Как говорил архимандрит Емилиан Архимандрит Емилиан (Вафидис) и как продолжает говорить отец Макарий, святые постоянно прославляются, это будет продолжаться до скончания века, соответственно, будет продолжаться и работа по дополнению «Синаксаря».

Сейчас отец Макарий старается собирать все доступные данные, следит за тем, какие новые святые канонизируются на Поместных Соборах Православных Церквей. Естественно, он ощущает определенные трудности, в частности, в связи с тем, что владеет не всеми языками православного мира. Особенно сожалеет он о том, что не знает русского. У него есть помощники — французские православные и монахи из братии Симонопетры, которые знают русский язык. Последние семь лет помогают ему и научные редакторы русского издания «Синаксаря». А изначально, когда таких помощников не было, он был вынужден пользоваться переводами русских житий, главным образом, на французский язык, и это влекло за собой определенные искажения при составлении текста «Синаксаря».

Разумеется, очень значительную, едва ли не большую часть включенных в «Синаксарь» святых составляют, условно говоря, святые греческие: это и так называемые вселенские святые, и святые византийского периода, и многочисленные новомученики эпохи турецкого владычества, и афонские преподобные, и греческие подвижники XV—XX вв.еков.

— Каким языком написана книга?

— Язык, конечно, не разговорный, довольно изящный, литературный, временами не лишенный риторических украшений. Если можно так выразиться, это своего рода церковный французский язык. При этом архаические слова, если речь не идет о каких-то терминах, специально не используются и намеренной переделки современных текстов в духе византийских житий или старинных текстов нет.

— А если говорить о современных подвижниках или подвижниках, которые, например, жили на Афоне недавно, откуда отец Макарий берет материал о них?

— Им использовались различные данные. Это прежде всего жизнеописания, составленные ближайшими учениками прославляемых святых, — как опубликованные, так и рукописные. Некоторые жития были воспроизведены исключительно по рукописям, причем речь идет не только о греческих подвижниках: например, есть тексты, переведенные по рукописям с арабского языка (это жития священномученика Иакова Аматурского (память 13 октября), преподобного Тимофея Кахухтского (память 4 января), святого мученика Антония Равы (память 19 января) и другие). Таким образом, «Синаксарь» подчас дает уникальную информацию.

— Ставится ли задача как-то привлечь читателя, сделать текст интересным, увлекательным? Ведь, особенно если речь идет о современниках, можно найти немало любопытных деталей и живых рассказов.

— Такой задачи перед отцом Макарием не стояло,Монастырь Симонопетра хотя сам он очень положительно относится к тому, чтобы передавать живые черты святого в агиографической литературе. Но даже если речь идет о житии современного подвижника, стилистически оно в целом не отличается от жития святого, который жил несколько столетий назад. Иными словами, отец Макарий не старается превратить житие в некий нарочито увлекательный рассказ. Впрочем, часто повествование и так исполнено внутреннего драматизма. Причем это относится как к рассказам о древних святых, так и о тех, кто был почти нашим современником. Почитайте, например, в изложении иеромонаха Макария житие священномученика Игнатия Богоносца, казалось бы хорошо известное, и тем не менее оставляющее очень сильное впечатление, или описание подвига и величайшего мужества сербских мучеников, пострадавших от рук усташей уже во время Второй мировой войны. Замечательны в этом отношении и повествования о балканских новомучениках эпохи турецкого владычества, как греках, так и славянах: казалось бы, судьбы этих святых схожи, но ощущения однообразия, как кажется, вовсе не создается, и именно в силу внутреннего драматизма повествования.

Когда мы готовили русское издание, была поставлена задача изложить все современным литературным языком.

— Вы сами переводили?

— Я был одним из научных редакторов наряду с Андреем Виноградовым. Над переводом (напомню, что речь идет о переводе с французского) работал целый коллектив переводчиков, около пятнадцати человек. Они переводили тексты, а литературный редактор (Анна Солдаткина) потом приводил все к единому стилю. Это было рискованное решение, но зато оно ускорило подготовку книги.

— А почему вдруг вы решили сделать русское издание «Синаксаря» отца Макария?

— В 2004 году мы с Андреем Виноградовым приехали на Афон, чтобы изучать византийские рукописи, и в монастыре Симонопетра впервые встретились с отцом Макарием. Он показал нам монастырскую библиотеку и рассказал о своей работу над «Синаксарем». Раньше мы только слышали об этой книге. А теперь сам составитель показал нам свои материалы, различные издания — французское, английский перевод, греческий. Мы были под большим впечатлением и сказали, что такой «Синаксарь» непременно должен существовать на русском языке. Отец Макарий сказал, что думал об этом, но до тех пор ему не встречалось людей, способных взяться за такой труд. Мы убедились, что составитель «Синаксаря» всецело поддерживает идею русского издания, но отдавали отчет, что проект требует серьезного финансирования. На прощание отец Макарий даже подарил нам свои книги и, навьюченные этим бесценным грузом, мы поехали домой.

Поиски издателей мы начали вскоре по приезде, но они далеко не сразу увенчались успехом. Через два года с нами связался иеромонах Симеон (Томачинский), который со своей стороны уже провел переговоры с отцом Макарием и хотел осуществить этот проект в издательстве Сретенского монастыря. При помощи афонских отцов были найдены благотворители — «Русское афонское общество». А расходы предстояли немалые: ведь это и оплата труда многочисленных переводчиков, редакторов и корректоров, и типографские услуги — книга издана на очень высоком полиграфическом уровне.

Работа над переводом шла до 2008 года, параллельно мы с Андреем Виноградовым занимались научной редактурой, над уже переведенными частями книги начал работать и литературный редактор. Потом еще около двух лет мы занимались научной и литературной редактурой, а до конца лета 2011 года шла корректорская правка и окончательная редактура, завершившаяся уже в сентябре.

— Но ведь вы делали не просто перевод книги отца Макария, а еще и дополняли его житиями русских святых.

— Да. Нашей задачей было также обогатить книгу теми житиями святых, которые, на наш взгляд, были важны, но отсутствовали у отца Макария или же были представлены в его книге в очень кратком варианте. Добавления этого рода — в основном, жития русских новомучеников и исповедников XX столетия, реже — жития подвижников более раннего времени, причисленных Русской Церковью к лику святых уже в 2000-е годы. В числе последних следует прежде всего отметить повествования о двух величайших русских подвижниках-исихастах рубежа XVIII и XIX веков — преподобных Василиске Сибирском (память 29 декабря) и Зосиме (Верховском) (память 24 октября).

— Вы сами писали?

— Мы составляли «синаксарную версию» того или иного жития на основе опубликованных текстов, стараясь ориентироваться на те из них, которые были написаны на хорошей документальной основе. Мы также проводили консультации со специалистами. Все подготовленные таким образом тексты выдержаны в том же стиле, что и вся книга.

Задача включить все жития новомучеников не ставилась. Мы добавляли жизнеописания или особо почитаемых (как, например, священномученики Иларион (Троицкий) или Серафим (Звездинский)), или тех, чей жизненный путь, если можно так выразиться, является характерным для представителей данного вида святости, а также тех, в чьих житиях наиболее ярко проявляется какой-то особый аспект подвига новомучеников.

Памяти святых расположены в рамках одного дня в той последовательности, в которой они находятся в официальном календаре Русской Православной Церкви, с одним отличием: памяти новомучеников всегда находятся в самом конце той части, которая соответствует русскому Месяцеслову. А дальше, помеченные особым значком, идут все жития, которые в Месяцеслов Русской Церкви пока не вошли. Соответственно, читатель сразу может увидеть, какое количество текстов относится к святым, которых он знает по именам, а какие к нему впервые приходят в этой книге.

По мере того, как русские жития включались в нашу версию «Синаксаря», Афонмы пересылали тексты на Афон, и отец Макарий, в свою очередь, включал их в новое французское издание своей книги. Итак, в том, что касается житий русских святых, отечественный читатель, скорее всего, не найдет в нашем

«Синаксаре» ничего принципиально нового (по сравнению с уже изданными сборниками житий русских святых и отдельными их изданиями).

Зато там есть очень много такого, что отсутствует в других агиографических сборниках, доступных русскому читателю, например, жития многочисленных балканских, румынских, сирийских святых, данные о которых содержатся в сирийских и арабских сборниках.

А еще русский читатель найдет в «Синаксаре» немало сведений о святых Запада, просиявших там в ту пору, когда Запад еще был православным. Русскому читателю подчас просто негде почерпнуть информацию об этих подвижниках, а между тем в житиях можно обрести немало поучительного и прекрасного. В «Синаксаре» рассказывается и о святой Монике, матери блаженного Августина, и о великом подвижнике преподобном Колумбе Ирландском, и о святителе Вонифатии, просветителе Германии, и о преподобной Вальбурге, наставлявшей как монахинь, так и монахов, и о многих других. Напомню, что о возобновлении почитания западных святых в Православной Церкви особенно радел свт. Иоанн (Максимович). «Синаксарь», таким образом, как бы продолжает труд этого великого подвижника.

Надо сказать, что включение в православный «Синаксарь» житий этих святых на определенном этапе вызвало в Греции отрицательную реакцию — главным образом, среди тех, кто считает, что Запад был еретическим чуть ли не с самого начала (едва ли не с V века!).

Но необходимо учитывать, что иеромонах Макарий вообще очень скрупулезно осуществлялся отбор текстов для «Синаксаря», и речь вовсе не шла о том, что каждый святой, почитавшийся таковым на Западе до 1054 года, является одновременно святым для Православия. В основном он включил в свой сборник жития святых, просиявших до середины IX века. При этом обязательно рассматривалась богословская сторона: чему учили эти святые? Разумеется, это было возможно в тех случаях, когда до нас дошли их сочинения или же соответствующие сведения содержатся в их житиях. Если же в учении святого были какие-то спорные моменты, то в «Синаксаре» делалось примечание о том, что, например, данный святой много сделал для просвещения какого-то региона, но есть определенные элементы в его богословских размышлениях, принимать которые мы не должны. Житий тех подвижников, которые почитаются как святые на Западе, но чьи воззрения очевидным образом противоречили Православию (напомню, что, например, в государстве Каролингов задолго до раскола 1054 г. высказывались идеи, неприемлемые для византийской Церкви), в «Синаксаре» вы не найдете.

— Это относится только к западных святым?

— Нет, бывает, что и к греческим.

Например, к тексту о Константинопольском патриархе Афанасии III Пателларии, который почитается также и в Русской Церкви (собственно, из Русской Церкви его почитание и пришло на греческий Восток: мощи святителя почивают ныне в Харькове) имеется примечание, где указано, что позиция этого патриарха в отношении католичества была, в общем, двойственной, у святителя, несомненно, на определенном этапе были некоторые симпатии к «латинству». То есть подобные моменты не замалчиваются.

Ни в русском, ни во французском издании вы не найдете жизнеописания патриарха Кирилла Лукариса, которого недавно прославила как мученика Александрийская Православная Церковь, но который был известен своими, по сути, протестантскими воззрениями. Впрочем, во французском издании под соответствующим числом имеется примечание, сообщающее об этой сомнительной канонизации и о мотивах, по которым память Кирилла Лукариса не включена в афонский «Синаксарь».

— А зачем давать такое примечание, если все равно не приводится текста жития?

— Синаксарь имеет достаточно широкое распространение в африканских странах, которые входят в юрисдикцию Александрийской Церкви, поэтому совсем не сказать об этой канонизации было бы неправильно.

— А «Синаксарь» отца Макария вообще, если можно так выразиться, пользуется популярностью?

— Книгу используют, читают. В африканских странах текст ее звучит в радиопередачах. Во франкофонных православных монашеских общинах ее читают за трапезой.

— А на Афоне?

— На Афоне «Синаксарь» в новогреческом переводе используется довольно широко. Его читают за трапезой, например, в Ватопеде и некоторых других монастырях. Естественно, он служит и келейным чтением монахов.

— Как Вы думаете, как будет воспринят в России русский перевод «Синаксаря»?

— Трудно сказать. Но эта книга важна как первая попытка представить на русском языке достаточно большое число житий святых, прославленных в различных Православных Церквах.

— Это похоже на то, что сделал в свое время святитель Димитрий Ростовский?

— Не совсем. В сборник святителя Димитрия не вошли жития многих русских святых, которые были канонизированы в XVI—XVII вв.еках. И тем более там нет житий святых, прославленных в поздневизантийский и период и позднее другими Православными Церквами. Кроме того, у святителя Димитрия, как правило, очень объемные тексты.

На русском языке были созданы тематические сборники. Например, святителем Филаретом Черниговским был составлен сборник житий славянских святых, существует Афонский патерик и так далее. Но отец Макарий поставил задачу собрать жития всех святых в рамках одного сборника.

Именно поэтому аналогов этого «Синаксаря» в настоящее время нет.

http://www.taday.ru/text/1 369 952.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru