Русская линия
Радонеж Светлана Колосовская15.12.2011 

XVI кинофестиваль «Радонеж» — завершен

С 4 по 8 декабря с. г. в Доме кино проходил XVI Международный Кинофестиваль документально кино «Радонеж». «Наш» зритель смог за это время посмотреть в залах Дома кино более 120 документальных фильмов, в жестокой конкуренции рекомендованных жюри отборочной комиссии. 8-го декабря вечером в Доме кино были показаны фильмы лауреаты, на чем ежегодный праздник «нашего кино» завершился. Попробуем подвести некоторые итоги и поделиться впечатлениями от увиденных фильмов.

Патриотизм, духовный патриотизм. Первые два фильма, отмеченные жюри, это «РУСАЛИМ» А. Казакевича и В. Шуванникова («Лучший фильм») и «СПАС-КАМЕНЬ. ОСТРОВ НАДЕЖДЫ» Валентины Гуркаленко («Лучший сценарий»), можно отнести как раз к тематике духовного патриотизма.

«Русалим» рассказывает нам не просто о нашей духовной Родине — Иерусалиме, но о жизни и служении в Вечном городе Начальника Русской духовной Миссии — архимандрита Антонина Капустина. Служение его России не сравнимо ни с чем: в жестокой конкуренции с другими конфессиями он скупал для Русской Православной Церкви, для русских паломников участки земли, связанные с земной жизнью Иисуса Христа. Именно он создал «Русскую Палестину», которая сохранилась и поныне, которая открывает новым поколениям русских паломников его имя.

«Спас-Камень. Остров надежды» — это фильм о силе Русского Духа, о конкретном человеке, который представляет эту самую Силу. Таких людей — по скудости нашего времени — мы готовы искать и находить во временах весьма и весьма отдаленных. А тут — наш современник! 40-летний директор завода в Вологде, талантливый инженер, мастер спорта по прыжкам с парашюта, счастливый семьянин, имеющий двух сыновей, дочь и совершенно чудную, послушную ему жену, материальный достаток. И вот этот человек, Александр Николаевич Плигин, в кризисный 1991 год, увольняется с должности и уезжает на маленький остров Каменный (200 м на 700 м), что находится посередине Кубинского озера в 30 км к северу от Вологды. Он едет восстанавливать разрушенного там СПАСА, Спасо-Преображенский монастырь. Один. От монастыря 13-го века тоже осталась одна только колокольня, готовая вот-вот рухнуть. Сейчас там снова монастырь и идут службы.

О феномене Плигина, который продолжает поражать всех и сегодня, игумен Дионисий сказал так: «Основанный в 13 веке, этот монастырь не раз приходил в запустение. Но всегда появлялся человек, который объединял вокруг себя братию, и монастырь восстанавливался». От себя добавим: приходил-то наверняка верующий христианин, монах, а Плигин. И в церковь не ходил, и о Боге ни с кем не говорил, и икон не имел. Но его христианскую душу позвал погибающий монастырь на острове и — воцерковил его. Посмотреть на чудака, поселившегося на острове, кто только не приезжал. В их числе флотский адмирал Вячеслав Александрович Попов, который вот уже 15-е лето работает на острове: «Александр Николаевич положил в основание моей души наверное самый важный, самый прочный камень.». Вологжане: «Мы приезжали, помогали ему, но как он — никто бы из нас не смог». Можно говорить о прозорливости, видении людей, знании своего смертного часа, смирении этого нецерковного человека.

Дожил Плигин до возведения Креста над восстановленной колокольней и через 4 месяца умер. Отпевал его в 2004 г. сам владыка Максимилиан, который тоже неоднократно приезжал к нему, и благословил хоронить его на острове, вблизи колокольни, ибо «жил Александр Николаевич, как настоящий христианин». И еще: владыка назвал его своим другом.

Умирая, Александр Николаевич не говорил жене ни о детях, ни о матери, ни о ней самой, сказал только: «Не отдавай никому Спаса, он еще не раз вас всех спасет».

«Спас-Камень» — фильм невероятно вдохновенный. Если Русь продолжает рождать Плигиных, значит она и жива и Свята.

В этой связи хочется сказать также о замечательных фильмах, питающих наш духовный патриотизм, таких как «Суворов. Альпийский поход» Т. Денисовой, «Хирург от Бога. Пирогов» В. Федорова и «Святые. Премия Сталина для архиепископа Луки» Е. Демидовой. Кстати, личность архиепископа Луки (доктора Войно-Ясенецкого) продолжает вдохновлять режиссеров: на моей памяти это кажется уже пятый фильм о жизни и подвиге архиепископа и хирурга.

* * *

Кинофестиваль как единый организм, впитывающий и транслирующий творчество своих единомышленников, очень точно обозначает проблемы времени. Не только обозначает, фиксирует, но и предлагает ответ на наиболее важные, больные проблемы.

Таковой, щемящее больной, является проблема семьи. Проблема детей, брошенных при живых родителях.

Своеобразие нынешнего кинофестиваля проявилось в том, что, не сговариваясь, очень разные режиссеры попытались дать ответ на проблему этих брошенных детей. Точнее: они нащупали в реальной действительности пути решения этой проблемы.

Первым в этом ряду назовем фильм «Любить нельзя бросить» Галины Леонтьевой. Современный, хорошо обеспеченный Детский дом в Подмосковье. У большей части подопечных — живые, здравствующие родители. В лицах детей вы не найдете печати родового или наследственного порока и неблагополучия. То есть — нормально рожденные, здоровые дети. Их родители, не выдержавшие напряжения жизни, пали. Некоторые живут поблизости. Педагог: «Вы видите, у нас хороший детский дом, всего хватает. Группы маленькие, современные развивающие методики, кружки, спорт. Дети, казалось бы, получают все. Но ведь все они ЖДУТ. Некоторые мамы живут в нашем же городе, но ни одна из них обивает порогов и не требует возвратить ей ребенка. Ни одна.». Статистика: в России более 700 тыс. детей проживают в детских домах. За прошлый год в семьи было взять 9 тыс. детей.

Следующий фильм-ответ: «Немного рая» Максима Михальцова. Беларусь. В интеллигентной семье живут двое своих и трое приемных детей. Жена: «После рождения второго ребенка я ощутила обостренное чувство материнства. Мне нестерпимо было сознавать, что есть брошенные дети». О приемных детях здесь заботятся как о своих, им устраивают встречи с их падшим родителями. Фильм — как попытка дать еще один ответ на проблему оставленности детей.

Фильм Сергея Александрова «Нечаянная радость» — о том же: воспитание детдомовских детей в семье. На этот раз «семья» состоит из двух, уже немолодых, сестер. Они прикинули, что денег, которые отпускает управление образования, для жизни не хватает. Продали квартиру в городе, купили дом в деревне. Трудятся на земле вместе с детьми. Любовь к детям — главная черта характера «мам» и содержание их жизни. Начали с 2−3 детей. В конце фильма мы видим в семье 20 разновозрастных детей (некоторых брали годовичками), где старшие ухаживают за младшими и страшатся «выпускного» возраста, когда за них перестанут платить. Но мамы их успокаивают: так и будете здесь жить, мы вас и в армию будем провожать, и женить, и замуж выдавать — вы же наши. А наедине страшатся только одного: а вдруг однажды останутся совсем без детей, вдруг действительно все разойдутся?

Фильм Валентины Матвеевой «Нет предела милосердию» в этом ряду — особенный. Особенный — в поисках ответа на вопрос семейного неблагополучия, брошенных детей. По большому счету мы говорим о подвижниках, которые в меру своих сил, дара и талантов занялись врачеванием этого социального недуга.

Бедный, маленький Богородицкий жительный женский монастырь на Селигере. Как настоящий монастырь по возрождении он никогда и не существовал. «Только-только начали обустраиваться в этой разрухе, — говорит игуменья Елисавета, — прибились к воротам монастыря две девчушки — голодные, неумытые, необласканные.». Каждого неустроенного, кто приходил к ней, матушка Елисавета считает посланным к ней самой Богородицей. Сегодня монастырь похож скорее на детский дом -пансионат, где живут и дети, и дети с родителями. Невмоготу было женщине с тремя девочками жить в соседней деревне, матушка приняла их. Приехала мама с 16-летней беременной дочерью, и их приняла. Таких юных мам с малышами здесь двое. Они, уже живя в монастыре, закончили школу. Одна теперь учится в Осташковском пединституте, но живет малышкой в монастыре.

Год живет в монастыре девушка, связавшаяся было с «плохой компанией»: «Я так рада, что попала сюда! Я хожу на службы, молюсь, я впервые задумалась о своей жизни, о том, чего же я хочу от нее. Я хотела бы выйти замуж за православного человека, обязательно за православного. Здесь я закончила школу, научилась петь, рисовать, шить.».

К брошенным детям наведываются их опустившиеся мамы. Малыши просят: «Матушка Елисавета, пусть моя мама здесь покушает, пусть поживет.». И этих мам оставляют. «Нельзя их отпускать, — решает настоятельница, — освобожденные от попечения о детях, они опустятся еще ниже». И семья восстанавливается. Опустившиеся благодарные мамы трудятся «во славу Божию» и радуют своих детей.

Своей беспредельной любовью матушка заражает и окружающих: в маленькой школе при монастыре педагоги из Осташкова работают «Христа ради», то есть бесплатно. Да к тому же еще и индивидуально. Все здесь трудятся, дети с гордостью рассказывают о своих послушаниях: «Мое послушание — кормить кошек», «Я слежу за цветником», «Я накрываю стол в трапезной».

Произошло в монастыре и педагогическое чудо. Одна мама «забыла» в монастыре своего больного сына Диму, маленького «дикаря». Мальчик-подросток не разговаривал, нужду справлял где придется. Одна мама, благодарная матушке за то, что та приютила ее с сыном, приняла к себе в комнату и Диму. Стала его учить и воспитывать, водить на службы. И однажды изумленная матушка Елисавета увидела, что Дима, стоя на службе, пользуется носовым платком. Начал он говорить. Психиатр, проживший два дня в монастыре, сказал матушке: «Поздравляю, у вас произошло чудо: Дима развивается. А ведь с его исходными — алкогольная наследственность, родовая травма — это было невозможно.»

Видя, кого Богородица направляет к матушке Елисавете, владыка дал женскому монастырю, казалось бы невероятное послушание — педагогическое.

«Нет предела милосердию» — более точного названия фильму, более точной характеристики заботам матушки Елисаветы дать невозможно. Конечно, и в детских домах и в приемных семьях педагоги и приемные родители пекутся о брошенных детях. Но матушка Елисавета через свой дар милосердия выстрадала какой-то особый и, кажется, самый верный путь врачевания семейных бед: берет и осколок семьи, берет и всю семью. И с Божией помощью врачует.

* * *

Фильм Игоря Шадхана «Здесь русский дух. Скит», наверное даже неожиданно для автора, оказался миссионерским.

Автор, человек, далекий от веры и православия, но искренне стремящийся «все это» понять, приезжает со съемочной группой в скит Святогорского монастыря, где работают трудники. Он очень вежливо, тактично, но пристрастно вопрошает и монахов и трудников — ЗАЧЕМ они здесь, ЧТО они здесь делают?!

Пораженный интеллигентным, вдохновенным лицом 22-летнего студента, автор взывает: «Ну, ты же современный парень, случился у тебя кризис, несчастная любовь или еще что-то. Но есть ведь психологи, психотерапевты.». С высот, непостижимых для автора, звучит ответ молодого человека: «Лечит только Бог».

Автор отходит к другому, бывшему актеру, тот говорит ему о еще более непостижимых вещах, произошедших с ним — о радости очищения. Недоумение автора зашкаливает, когда эти трудники, «сбежавшие сюда от своих обязанностей», говорят ему о силе молитвы, особенно братской молитвы. Со словами «Простите, не дорос» он отходит.

На вопрос послушнику, бывшему режиссеру, молодому мужчине, как они здесь живут без женщин, слышит в ответ: «Мы здесь имеем нечто большее»

Наконец он беседует с начальствующим в скиту иеромонахом. «Вы — такой красивый мужчина. Чувствуется, что вы счастливы. Как это?». Иеромонах улыбается и уточняет, что за счастье он принял сознание в верно выбранном жизненном пути.

Автор уезжает со съемок фильма таким же недоуменным, как и приехал (и это не кинематографический прием!). Но зритель в этом диалоге веры с неверием открывает для себя поразительную силу духа, открывшуюся через страдание нашим современникам. Таким, как мы. Неверующий автор создал замечательный фильм о вере. Когда Игорю Шахдану вручали на закрытии фестиваля премию, лицо его продолжало говорить о недоумении: он ведь поехал в этот скит кое-что выяснить для себя, ничего не выяснил. Теперь эта награда, за что? Замечательный фильм.

* * *

ПЕРВЫЙ БЕЛОРУССКИЙ!

Нет, не фронт. Первый Белорусский прорыв на кинофестивале «Радонеж»! Студия во имя исповедника Иоанна Воина г. Минск, представив на фестивале четыре высокопрофессиональных и разных по тематике фильма, удостоилась награды За лучший продюсерский проект. Аксиос!

Об одном из этих фильмов («Немного рая»), мы уже говорили выше. Второй — «Инокиня» Галины Адамович — рассказывает о пути к Богу вполне светски состоявшейся личности признанного дирижера и композитора Ирины Денисовой, нынешней инокини Ирины, регента и церковного композитора, подвизающейся в Свято-Елисаветинской обители под Минском.

Несомненной удачей молодого режиссера Виталия Любецкго является фильм «Притчи», снятого как киноиллюстрация (на современном материале, в игровой форме) трех известных христианских притч. Фильм монахини Иоанны (Орловой) «Пасха на Лысой горе» повествует, на первый взгляд, о миссионерской, м.б. даже пастырской неудаче очень важного начинания Свято-Елисаветинского монастыря. Только сильный, — а духовник обители о. Андрей Лемешонок таковым, несомненно, и является, — не боится говорить о неудачах. Неудача состоит вот в чем. На подворье монастыря, что на Лысой горе, дали приют и работу бывшим «зэкам». Познакомившись с их талантами, предложили организовать концерт на Пасху. Купили новые, дорогостоящие инструменты. Концерт удался на славу. Да вот только в течение месяца после Пасхи почти все «артисты» — один за другим — покинули монастырь. Один из них, вновь став заключенным, пишет матушке: «Вы только не думайте, что все ваши усилия напрасны. Нет! Мы все изменились. Я вот теперь — хочу жить. И без Бога жизни своей не мыслю».

* * *

С фильмом Ирины Васильевой «Кино кончилось» на кинофестивале случился КАЗУС. Отборочная комиссия представила его на конкурсный просмотр, но жюри кинофестиваля сняло этот фильм даже с обсуждения. В ходе кинофестиваля, 6 декабря с. г., в прямом эфире р/с «Радонеж» вновь встал вопрос об этом фильме. Радиослушательница негодовала, как фильм о грехе прелюбодеяния мог быть представлен на конкурсный просмотр?

Автор этих строк также считает, что фильм «Кино кончилось» не может быть рекомендован к просмотру православному зрителю, тем более — на конкурс. НО! Но, проблема, поднятая в фильме, и даже весь рассказ-сюжет просто нуждаются в обсуждении. Не так здесь все просто. И не просто так «просмотрели» этот фильм в отборочной комиссии. Не просто так этот фильм удостоился награды Гран-при IX Международного кинофестиваля православного кино «Покров» в Киеве (2011 г.). На чем-то ведь споткнулись наши киносудьи и в Москве и в Киеве!

История такова. Многодетная семья Лены и Юрия (4 детей) десять лет назад дала согласие на прямые съемки их личной жизни. Интрига заключается в том, что Лена, этакая «душа в постоянном полете», даже в замужестве не забывала своего сна, что увидела в 20 лет: «Явится-де тебе и суженый и судьба.». Она даже помнила лицо этого человека. И вот в какой-то хронике она увидела это лицо — суженым оказался убийца, осужденный к пожизненному заключению. Лену это не смутило. Ну если судьба! Ее муж Юра («с него икону писать надо», как сказал о нем в фильме священник) благословляет свою жену: «Да, вы должны быть вместе!».

Она едет в колонию к осужденному, признается ему в любви, предлагает себя в жены (иначе, мол, меня к тебе не пускают). Дети, оставленные с хорошим папой, не проблема. Она разводится. Регистрация брака в колонии. А здесь — ВНИМАНИЕ! Все, выше рассказанное, снимается на пленку, плоть до начала постельной сцены в тюрьме — с реальными действующими лицами!

Чем все кончилось — ясно. «Жизнь» с романтическим узником, его попытки через обретенную «многодетность» выйти на свободу и др. очень скоро отрезвляют парящую, летающую натуру Лены. И она возвращается в любящую ее семью. Юра счастлив, только дети с тревогой спрашивают: «А вы больше не будете разводиться?». Да, еще: семья — воцерковлена. Комментарии недоумевающего священника тоже присутствуют.

Вот такая история. Вкратце. То, что история эта, мягко говоря, некрасивая, очевидно. Но что могло смутить, даже ввести в заблуждение как жюри Киевского кинофестиваля, так и нашу отборочную комиссию? Конечно, фильм «Кино кончилось» находится в резком диссонансе с благодушными и примерными фильмами наших кинофестивалей. Они несколько (а иные и значительно) поднимаются над реальностью. Призывают подняться над реальностью. И это правильно. А в фильме Ирины Васильевой некрасивая реальность представлена как на ладони. Но это же реальная жизнь и реальная проблема: как, при всех несуразностях, сохранить семью, не оставить детей без попечения? Юра, бесконечно влюбленный в свою летающую жену, другого выхода не видит. И семью — сохраняет! Вот эта реальная коллизия — реальная проблема и ее решение — и смутили наверное наших киносудей. Когда видишь идеальную жизнь семьи инженера Плигина (фильм В. Гуркаленко «СПАС-КАМЕНЬ»), дух захватывает. Но все ведь сознают, насколько это редко и «почти невозможно». А вот многообразная некрасивость реальности у всех на глазах. И сколько любви, мудрости надо иметь, чтобы все эти проблемы разрешить «во благо»!

Что касается фильма «Кино кончилось», здесь, как видится, надо было просто отделить фабулу от ее киновоплощения. Настоящая история семьи, изложенная в журнальной или газетной статье, шока не вызвала бы. Ее обсуждение было бы даже полезно для многих. Например, вразумить Лену в отношении ее юношеского сна мог бы и священник: «Ежели уж вольно тебе было поверить сну, так знай: не суженый тебе был показан, а символ опасности, которая может разрушить твою семью. Трезвись!». Или что-то в таком роде. Другое. А что сделали авторы? Они сами поддались соблазну (в силу своей профессии) кинематографически воспроизвести грех в реальной семье, и соблазнили супругов, уже погрязших в грехе — посмаковать и тем самым оправдать свой грех. Да еще без оглядки на детей, это видящих. Мерзко, конечно мерзко.

Но соблазн есть соблазн. Поигрались, потешились режиссеры-операторы и кинули несчастную семью. В жестоком похмелье, которое несомненно ждет Лену и Юру, они уже для кино не интересны.
КАЗУС с фильмом «Кино кончилось», коль уж он произошел, наводит на мысль о том, что проблемные киноленты и их обсуждение все-таки нужны. По крайней мере над этим стоит поразмышлять.

* * *

Хотелось бы сказать несколько слов о телефильме Мирослава Бабукова (пресс-служба Донецкой епархии) «Дорога к храму. Преображение». Фильм разворачивается как монолог нашего известного православного «барда» — Светланы Копыловой.

Профессиональная актриса, музыкант, которая писала тексты и музыку для эстрады, воцерковившись, нашла СВОЙ ПУТЬ.

Однажды за очень большие деньги ей предложили сняться в рекламе сигарет. Не устояла. Потом пошла в храм каяться. Через время за такие же съемки ей предлагают еще большие деньги. После того, как она устояла и отказалась, Бог излил на нее Свои щедроты. Реклама, в которой она снялась и за которую получила деньги — не вышла. В это же время на нее снизошла идея — писать и исполнять ПРИТЧИ, чем она сегодня и знаменита.

* * *

Несомненно, уровень фестиваля повышают фильмы, с участием митрополита Иллариона (Алфеева). Во-первых, это два фильма из серии Человек перед Богом — «Таинство венчания» и «Таинство крещения». И, во-вторых, — «Музыкальный диптих. Партитура». В основе этого фильма лежит исполнение оратории «Страсти по Матфею» Владыки Иллариона во время его визита в Украину. Исполнение оратории в аудиозаписи можно купить в наших православных магазинах, что рекомендуем сделать почитателям «православной классики».

С повинной, что не успела рассказать о целом ряде очень хороших фильмов

http://www.radonezh.ru/analytic/15 546.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru