Русская линия
Аргументы и фактыЕпископ Пантелеимон (Шатов)14.12.2011 

Инвалиды души. Как творить добрые дела

У православных идёт Рождественский пост — время добрых помыслов и дел. Епископ Смоленский и Вяземский Пантелеимон (Шатов)Как их совершать — об этом наша беседа с председателем Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению Русской православной церкви епископом Смоленским и Вяземским Пантелеимоном

Милостыня — едой

«АиФ»:— Подавать милостыню — самая простая форма благотворительности. А кому следует подавать? Всем просящим? А если видно, что человек потратит деньги на пьянку или наркотики?

 — В Евангелии сказано: «Просящему у тебя дай». Но нельзя, мне кажется, понимать эти слова буквально. Трудно предположить, что Господь имел в виду дать кому-то яду, дабы тот отравился, или пистолет — застрелить прохожего. Мы никогда не дали бы детям в руки спички или иную опасную вещь. Если у меня просит милостыню бездомный, я никогда не даю ему денег. Но иду в магазин и покупаю еду этому человеку. Знаете, обычно они чрезвычайно благодарны, ибо денег выпросить умеют, а вот потратить их на пропитание, а не на выпивку, у них не получается. Поэтому, конечно, надо быть добрым и стараться помогать страждущим. Помочь содержанию детского дома, хосписа, купить что-то для многодетной семьи, для соседки, которая одна тянет ребёнка.

«АиФ»: — Да, финансовая ситуация у россиян тяжелейшая. Отсюда и такое огромное число абортов.

 — Не соглашусь. Люди идут на аборт, руководствуясь не отсутствием денег. Вот пример: несколько богатых людей предложили через нас платить по 30 тыс. руб. в месяц женщинам, которые откажутся от убийства плода. Как вы думаете, много обратилось к нам желающих? Нет, единицы!

Неделя тишины

«АиФ»: — В чём причина?

 — Такие настроения в обществе… Недавно был принят закон «Об охране здоровья граждан», в обсуждении которого принимала участие Церковь. И хотя по некоторым вопросам к нашему голосу прислушались, ряд важных предложений Церкви, к сожалению, так и не учли. Неделю на раздумья для женщин, решивших прервать беременность, ввели только на сроке 8−10 недель, а надо было — на всём сроке до 12 недель. Эта мера опробована во многих странах и дала отличные результаты. От страшной операции за эти 7 дней отказываются до 10% женщин!

«АиФ»: — Как ещё бороться с бедой?

 — Во всех женских консультациях поставить видеоэкраны, которые показывали бы фильмы о радости материнства. Увидев счастливые лица матерей, женщины, пришедшие за направлением на аборт, может быть, изменят решение. Предлагать женщине перед абортом прослушать сердцебиение плода. Открывать приюты для беременных, попавших в трудную жизненную ситуацию, — в ближайшее время такой приют Церковь откроет в Москве.

Создавать качественные детские сады и ясли. Ну и, конечно же, нужно с детства воспитывать представление о святости любой человеческой жизни.

Чтобы каждый понимал: уже в утробе матери ребёнок обладает бессмертной душой. И мать, которая не хотела иметь ребёнка здесь, на Земле, всё-таки встретится с ним на Страшном суде Божьем.

Жертвы любви

«АиФ»: — В России огромное число детей живёт в неполных семьях…

 — Понимаете, любовь — это ежедневная работа. Просто так чувство не сохранишь. Любовь надо постоянно приумножать какими-то конкретными делами, жертвами, уступками друг другу. Чувства приходят и уходят, но любовь должна оставаться. К сожалению, современные взрослые люди в основном воспитывались в семьях, где росли один-два ребёнка. Они не знают, что такое многодетная семья. Не знают этой радости, не знают и трудностей. Поэтому решают, что и одного малыша достаточно. А потом, рассорившись, легко уходят от жён. И от ребёнка.

Я бы предложил обязать священников, у которых есть хорошие многодетные семьи, приходить в школу и детям уже в начальных классах объяснять, что такое любовь, семья, дети. Подобные беседы можно было бы вести и с молодожёнами. Ещё хорошо было бы поставить величину налогов в прямую зависимость от числа детей. Чем больше детей — тем меньше сборов.

В России разрешается суррогатное материнство (вынашивание ребёнка за вознаграждение. — Ред.). Это, конечно, шаг к разрушению семьи, к нарастанию негативных тенденций в нашем обществе. Суррогатное материнство запрещено в Дании, Франции, Норвегии, Австрии, Германии, Швейцарии, Италии, в некоторых штатах США. Немецкий парламент в обоснование своей жёсткой позиции в отношении суррогатного материнства ещё в 1991 г. заявил, что оно противоречит воле ребёнка. Все эти современные методики, такие как суррогатное материнство, уничтожают представление о том, что такое семья, что такое отношения между родителями. Только представьте: таинство рождения новой жизни делается платной услугой!

«АиФ»: — В России общество в отличие от западного совершенно не готово принять инвалидов как равных…

 — Это наследие советского прошлого, когда инвалиды были спрятаны от мира в специнтернатах, этаких гетто. Часто инвалидность, тяжёлую болезнь ребёнка родители воспринимают как беду более страшную, чем его смерть. При этом у людей с физическими изъянами душа бывает чище и лучше, чем у человека здорового. Я говорю, когда встречаюсь с инвалидами или с их родителями, что для человека душа важнее тела. Тело рано или поздно станет телом инвалида — состарится, сломается, заболеет. А душа-то — останется.

И уж лучше быть инвалидом телом, чем инвалидом душой. Мы знаем очень много святых, которые были инвалидами. Блаженная Матронушка Московская. Она же слепая. По современным понятиям — инвалид. А мы прославляем её как святую, идём к ней за помощью. Инвалидность — это не приговор, а просто некие условия, с которыми приходится жить. Но мы все в чём-то ограничены. Одни ограничены телом, другие — способностями. Если это принять, то открывается другая бесконечность — бесконечность души.

http://www.aif.ru/society/article/48 110


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru