Русская линия
Православие.RuИеромонах Арсений (Бока)13.12.2011 

Трубный глас зова четвертого

Милостыня

Милостив тот, кто милует ближнего из того, что получил от Бога, — будь то деньги,Четвертая труба. Затмение светил. (Отк. 8:12) еда, власть, душеполезное слово, молитва или сила утешить того, кто нуждается в этом, — считая, что он должен это делать. Совершенная милостыня — это та, которую оказал нам Христос, Который претерпел за нас смерть, подав всем нам пример и образец того, что и мы должны умирать за других, и не только за друзей, но и за врагов, когда время требует этого.

От страха Божия человек переходит к благоговению. От него приходит ведение, посредством которого — совет и рассудительность.

Чего ищет Бог

До Страшного Суда спасение можно стяжать где угодно — и на полях сражений, можно стяжать его и в аду. И можно погибнуть где угодно. Разбойник, распятый за дела свои, спрыгнул с креста в рай, а Люцифер молнией рухнул с небес. Слепой от рождения получил зрение и увидел Бога, и говорил с Ним, а храмовые фарисеи лишались зрения, говоря, что Он грешник и беса имеет. Просили знамения и шли убить Лазаря, воскресшего на четвертый день из мертвых. Ослепленность злобы, всегда противоборствуя Истине, не имеет исцеления, но имеет наказание. Поэтому, порицая гнев, Он сказал, что мытари и грешники опередят «праведников» в Царстве Небесном и что радость бывает на небесах и об одном грешнике обращающемся.

Это обращение Бог желает приобрести для нас, однако не может, если мы не согласимся на это. Поэтому ведет нас самыми разными путями и призывает нас самыми разными трубами, если нужно, говорит к нам и гласом грома.

То, чего всячески ищет Бог, — это спасение, или наше духовное возвращение к Нему и Домой, даже если мы остаемся в этой жизни. Люди же, скованные неведением, короткие умом и слабые верой, жаждут земной жизни, и весь плач их — о телах их (Сир. 41: 14). Пока будет существовать эта форма жизни, будут жить вперемешку разные люди: новозаветные, сыны благодати, и ветхозаветные, которых только страх перед законом еще удерживает в норме, и люди безо всякого завета — люди беззакония и неустроения неисцельного, которые суть сыны лукавого.

«Кто любит добро и красоту, тот охотно тянется к благодати Божества, будучи направляем Промыслом посредством разумений премудрости. А кто не возлюбил их, того влечет ко греху против его воли, и это совершает правосудие посредством разных способов наказания. Первый, то есть любящий Бога, обожается Промыслом, а второй, то есть любитель материального, удерживается судом, чтобы дойти до осуждения"[1].

Поэтому пока мы не придем к тому же мнению, что и Бог, касательно жизни нашей земной, равно как и той, потусторонней, у нас не будет мира ни в душе, ни друг с другом, ни телесного здоровья, ни человечного строя. Нужно подклониться под всеведущую премудрость Божию, которая во всем, что совершает, печется о мудрости нашей, понимаем мы это или не понимаем.

Когда мы преклоняем голову и желаем того же, чего желает Бог, в это мгновение мы стяжаем мир в душе, что бы ни выпало на нашу долю. Ибо Он — Господин жизни и смерти, Ему покоряется тварь и Его боится ад, по Его повелению бесы повинуются сатане своему. Все живущие на земле — ничто пред Ним; Он делает, что пожелает, с воинством небесным и с живущими на земле, и никто не может противостать гневу Его и сказать Ему: что Ты делаешь? (ср.: Дан. 4: 32).

Когда Бог захотел спасти Адама и всех праведников, Он из ада вызволил их и может вырвать из когтей смерти всех, кого хочет. Потому сказали отцы, утешая людей, что «даже если бы ты был грешен, как черт, и тогда не отчаивайся в силе Божией», потому что всякий, кто в смертельной опасности призовет имя Господне, тот спасет душу свою, ибо в чем застанет его смерть, в том он и пребудет вовеки. Вот почему, не зная минуты своей кончины, мы должны всегда находиться в покаянии, чтобы в нем оказаться причисленными к вечности. Аминь.

Час опасности

Многим из людей, однако, и дела нет до слов этого зова Божия, сколько бы они ни слышали их ушами и сколько бы ни видели их. Если и после столь гневного зова, обжигающего кожу жизни, люди все же не обращаются к Богу, жизнь их оказывается в опасности — начинаются скорби смертные, трубный глас зова четвертого.

Жизнь мы имеем от Бога: Им мы живем, и движемся, и существуем (Деян. 17, 28). То есть Бог есть источник, защитник и смысл, предназначение жизни нашей. Если мы движемся так, в согласии с Ним, тогда имеем жизнь, гарантированную Богом, а если не следуем Ему, а затаптываем жизнь нашу во все беззакония и мерзости, из-за которых одержимыми становятся и душа наша, и тело, и проводим так продолжительное время, тогда Бог — по прегрешению нашему — отворачивается от нашей жизни. Но все же Он не отворачивается от нас сразу же после прегрешения, а некоторое время терпит заблуждение человека, младшего сына Своего, всячески зовя его, пока, наконец, не отчается в спасении многих.

А смерть мы имеем от человекоубийцы. Итак, когда люди целиком предают себя воле бесов, жизнь их находится в опасности, и они подвергают опасности других. А если они рабски привязываются сердцем к миру сему и к противоестественным желаниям тела, то ум их извращается, так что они более не различают истины и заблуждения; тогда Бог уходит из ума, сердца и воли их, и они доходят до того, что не хотят более знать о Боге, и так приходит на них осуждение на смерть, и так входит погибель в каждое поколение людей. Сначала душевная смерть безбожия, неверия, а затем является и внешняя смерть тела, по делам и для умудрения многих.

Сначала люди жили долго. Всех же дней Мафусала было девятьсот шестьдесят девять лет; и он умер (Быт. 5: 27). С течением времени, когда люди умножились на земле, умножилось и растление, блуд в людях этих, ибо они — одна только плоть. И сказал Бог: не останется Дух Мой в людях сих, потому что они одна лишь плоть; итак, да будут дни их только сто двадцать лет (ср.: Быт. 6: 3). А по прошествии еще некоторого времени и умножении беззакония среди людей Давид говорит: дней лет наших — семьдесят лет, а при большей крепости — восемьдесят лет; и самая лучшая пора их — труд и болезнь (Пс. 89: 10).

Так было в давние времена. Сегодня же множество болезней и частые войны еще больше сократили жизнь людей.

Мы больше не подлежим власти ветхого закона, мы живем в Царстве благодати, добытом нам Христом Спасителем для того, чтобы мы спаслись. А если неразумный человек идет против Христа беззаконий ради, тогда он отпадает от благодати и подпадает под закон, и так над ним нависает наказание внезапной смертью, осуществляющееся посредством войн и несчастий, в точности как написано в законе:

Кто ударит отца своего или свою мать, того должно предать смерти (Исх. 21: 15). Кто злословит отца своего или мать, того должно предать смерти (Исх. 21: 17).

Кто не послушает священников, тот должен умереть (ср.: Втор. 17: 12).

Соблюдайте день покоя, ибо он свят для вас. Кто осквернит его, тот да будет предан смерти. Кто станет в этот день делать какое-нибудь дело, та душа должна быть истреблена из среды народа Моего (ср.: Исх. 31: 14). Всякий, кто работает в день покоя, да будет предан смерти (ср.: Исх. 31: 15).

Ворожеи не оставляй в живых (Исх. 22: 18).

Всякий скотоложник[2] да будет предан смерти (Исх. 22: 19).

Ни вдовы, ни сироты не притесняйте! Если же ты притеснишь их, то, когда они возопиют ко Мне, Я услышу вопль их, и воспламенится гнев Мой, и убью вас мечом, и будут жены ваши вдовами и дети ваши сиротами (Исх. 22: 22−24).

Если же кто с намерением умертвит ближнего коварно, да будет предан смерти (ср.: Исх. 21, 14).

Все, взявшие меч, мечом погибнут (Мф. 26: 52).

Те, кто причащается недостойно, похищая Святое Причастие, делаются также повинными смерти. О них еще говорит святой Павел: многие из вас немощны и немало умирает (1 Кор. 11, 30).

Все, кто добровольно совершает нечто подобное и не раскается, умрут в беззакониях своих, смертью лютой. Потому что огонь и град, голод и смерть, зубы зверей и меч мстящий — все это создано для наказания, чтобы погубить неверных (ср.: Сир. 39: 36−37).

Первым, похитившим Святое Причастие, был Иуда, сын погибели, который повесился и рухнул с виселицы, так что разбил себе голову, чрево его лопнуло и выпали все внутренности его, и таким образом он получил воздаяние за все беззакония свои (см.: Деян. 1: 18).

Вот какие дела мы должны удалить из среды нашей, ибо они тянут за собой час смертельной опасности, и меч невидимо повисает над жизнью. А если вместо исправления, для которого Бог посылает нам всякое время скорби, мы все же противимся умом воле Божией, тогда случается, что мы довершаем меру своих беззаконий, и меч обрывается и вонзается в голову, в которой уже нет ума.

***

Отец Арсений (Бока) родился в 1910 году в семье простых верующих, башмачника и крестьянки. Окончив в 1929 году национальный православный лицей, сразу поступил в знаменитую Богословскую академию города Сибиу, где сделался одним из лучших студентов, получил от друзей прозвище «Святой» и подружился с преподавателем отцом Думитру Стэнилоае, ставшим впоследствии самой крупной фигурой в православном богословии всего ХХ века.

В 1933 году, окончив академию, будущий отец Арсений был направлен в Бухарест для продолжения обучения в Академии художеств. Также он прошел подготовку по христианской мистике у знаменитого профессора Никифора Крайника на Бухарестском богословском факультете и изучал медицину.

В 1936 году был рукоположен в диакона. В 1938 году окончил Академию художеств, в 1939 году был направлен на 3 месяца на Святую гору Афон. Румынские и греческие рукописи, привезенные им с Афона, были переведены отцом Думитру Стэнилоае и вошли в знаменитое 12-томное румынское «Добротолюбие». Отец Арсений был главным помощником отца Думитру в подготовке и издании первых четырех томов.

В 1940 году отец Арсений принял монашеский постриг, в 1942 году стал иеромонахом, духовником, настоятелем, строителем и первым насельником пустовавшего более сотни лет монастыря Брынковяну, называемом также Сымбэта-де-сус. Пока монастырь восстанавливался из руин, отец Арсений подвизался в крохотной келье, высеченной в скале.

В самое короткое время ему удалось не только возродить святую обитель, но и создать широкое движение за духовное возрождение. В августе 1946 года наконец был освящен восстановленный храм. Однако у власти уже стояли враги Церкви Христовой.

В 1945 году отец Арсений был арестован в первый раз, затем один за другим последовали еще несколько арестов, год он отбыл наказание в исправительно-трудовом лагере на канале «Дунай-Черное море», полгода — в самых жутких тюрьмах, Жилава и Орадя, в 1948 году был переведен в другой монастырь, Прислоп, в 1959 году обвинен в финансовых нарушениях и изгнан из монастыря (в тот год в Румынии был издан декрет, по которому все монашествующие, не достигшие пенсионного возраста, должны были покинуть монастыри). Оставшиеся 30 лет жизни он провел, расписывая храмы, под строгим наблюдением службы безопасности, без права покидать место жительства. 28 ноября 1989 года многострадальный отец Арсений предал Богу свою светлую душу.

Могила отца Арсения (Боки) в монастыре Прислоп, и это одно из самых посещаемых в Румынии мест, а сам отец Арсений широко почитается как мученик и чудотворец.

Перевела с румынского Зинаида Пейкова

Сrestinortodox. ro

[1] Sf. Maxim Marturisitorul. Raspunsuri catre Talasie. Intrebarea 54 // Filocalia [Св. Максим Исповедник. Ответы к Фалассию. Ответ 54 // Добротолюбие]. Sibiu, 1948. Еd. 1. Vol. 3. P. 252.

[2] Совокупляющийся с животным. В свете новейших европейских тенденций можно привести и текст, касающийся мужеложников (гомосексуалистов): Если кто ляжет с мужчиною, как с женщиною, то оба они сделали мерзость: да будут преданы смерти, кровь их на них (Лев. 20: 13).

http://www.pravoslavie.ru/put/50 355.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru