Русская линия
Православие.Ru Наталья Нарочницкая25.03.2002 

ГРУЗИЯ ВЫБИРАЕТ АМЕРИКУ

Сегодняшним событиям в Грузии не следует удивляться. Они лишь являются очередным этапом перестройки важнейшего стратегического региона мира под англо-американское господство. Безынициативная политика России, демонстративно отказавшаяся от сохранения преемственных русских интересов в Черноморье и лепетавшая о мире и демократии как целях внешней политики, откровенно провоцировала к заполнению вакуума в регионе и порождала интриги со стороны Тбилиси, усугубленные распрями внутри грузинской политической элиты. Разговоры о той или иной модели борьбы с терроризмом и обесепечения стабильности в Панкисском ущелье служат лишь прикрытием, ибо сама ситуация в Панкисе создана не в малой степени как повод для американского присутствия. Да и чеченский уголовный мятеж с самого начала на 90% являлся инструментом отнюдь нечеченской и даже неисламской стратегии вывода Кавказа и Закавказья из российской орбиты.
Сегодня оправдались предупреждения о глобальных следствиях утраты Россией Севастополя и Крыма: эрозия ее роли мировой державы, «без которой ни одна пушка в Европе не стреляла», предопределила пожар на Кавказе, геополитически всегда неразрывно связанном с позициями на Черном море. Если бы Россия не сдала Крым, не только приезд американского спецназа был бы невозможен, была бы невозможна сама Чечня, как и мятеж албанцев в Косово, не говоря уже о претензиях переселяемых на турецкие деньги в Симферополь крымских татар.
Тем более очевидна правота тех, кто под улюлюканье «гуманистов» выступал за самое решительное подавление чеченского уголовного мятежа в зародыше, ибо в Чечне на карту поставлены двухсотлетняя работа России на Юге, военно-стратегический баланс в Средиземноморье. На этом фоне ратификация Договора о дружбе с Украиной, проведенная московскими коммунистами в угоду их украинским товарищам, нанесла колоссальный ущерб позициям России.
Британия особенно интересовалась Ираном и Афганистаном всегда, когда было необходимо воспрепятствовать усилению России на Юге или, наоборот, чтобы в моменты слабости потеснить ее навсегда. В период русско-иранских войн с конца XVII вплоть до присоединения Северного Азербайджана и Восточной Армении (1823) Англия заключает договоры с Ираном с целью вынудить его продолжать войну с Россией и с непокорным Афганистаном и обещает снабжать его оружием и боеприпасами (1809, 1814). В 1829 году фанатики разорвали на части русского посланника Александра Грибоедова, сыгравшего ключевую роль в заключении очень выгодного для России Туркманчайского договора с Ираном, после которого русское влияние там было принципиально утверждено. Британские архивы, несмотря на многократное истечение срока секретности до сих пор закрыты, ибо английский след за смертью Вазир-Мухтара никогда не вызывал сомнения. В середине 30-х годов XIX века британскую шхуну Виксен застигли в Черном море, где она выгружала оружие для черкесов, что повлекло дипломатический скандал. Англичане пытаются вновь овладеть Ираном сразу после поражения России в Крымской войне, лишившей Россию ее статуса Черноморской державы через «нейтрализацию» Черного моря. Сегодняшнее положение России гораздо хуже, чем после Парижского мира.
Что же в ХХ веке? Как только Россия, казалось, распалась в большевистской революции, вакуум силы побудил англичан немедленно в 1918 году оккупировать весь Иран, войти в Афганистан и обозначить себя по всей линии Российской Центральной Азии. Деятельность Энвер-Паши, одного из членов младотурецеого триумвирата и его басмачей на Аму-Дарье щедро субсидировалась британским оружием и военными советниками.
У последнего русского министра иностранных дел С. Сазонова, который располагался в годы гражданской войны в Париже, были сведения касательно «грандиозного плана Англии, имевшего целью расчленение России. Балтийские государства должны были окончательно отрезать Россию от Балтийского моря, Кавказ должен быть буфером, совершенно самостоятельным от России, между нею, с одной стороны, и Турцией и Персией — с другой; таким же самостоятельным должен был стать и Туркестан, чтобы раз и навсегда преградить путь в Индию. Персия попадала целиком под власть Англии, а „независимость“ Кавказа, Туркестана и Балтийских государств ограничивалась бы практическим протекторатом Англии над этими областями». [Михайловский Г. Н. Записки. Из истории российского внешнеполитического ведомства. 1914−1920. В двух книгах. Книга 2. М., 1993. Стр. 209−210] Комментировать аналогию с современностью излишне.
К ноябрю 1919 года англичане появились на Кавказе и в Закавказье, заняв Баку и железную дорогу до Батуми. С поощрения англичан грузины заняли враждебную позицию к русским. Когда наивный представитель британской военной миссии честный вояка полковник Роулинсон обратился с призывом к горским народам подчиниться власти Вооруженных сил Юга, сказав, что противодействие генералу А. Деникину будет рассматриваться как акт недоброжелательства к союзникам, Британия публично его дезавуировала, опубликовав «письмо верховного комиссара Англии в Закавказье Уордропа на имя министра иностранных дел Гегечгори, в котором указывалось, что мысли Роулинсона совершенно не выражают воззрений британского правительства… и Гегечгори на съезде народной гвардии заявил прямо: «Не в интересах Англии включать Закавказье в пределы России». [Деникин. А. Очерки русской смуты. Вооруженные силы юга Росии. Т.5, Берлин, 1925, стр. 127]
Сегодня в Грузии историческая мысль полностью пересмотрена в духе многовековой борьбы с имперской угнетательницей Россией, которая, якобы, уничтожила грузинскую государственность, хотя должна была лишь защищать ее своей кровью от персов и турок. Иллюзии о том, что православная Грузия всегда была особенно верной духовной союзницей, по-видимому, навеяны романтическим и героическим образом князя П.И. Багратиона, отдавшего жизнь за Москву. Однако еще А.И.Деникин с горечью отмечал глубокие антирусские настроения грузинской интеллигенции и то, как грузинское правительство, состоявшее из бывших российских социал-демократов — ярых интернационалистов в России, стремилось «вытравить всякие признаки русской гражданственности и культуры в крае». Меньшевистское правительство Грузии немедленно наладило отношения с европейскими противниками России и заключило Потийское соглашение с кайзеровской Германией, которая уже оккупировала всю Украину и Прибалтику.
На политику Грузии оказывает серьезное воздействие конфликт с Абхазией, которая, предвидя объективное стремление Грузии ассимилировать ее, проявила отчетливый пророссийский вектор. Закономерности межнациональных отношений таковы, что малый народ всегда опасается гегемонистских устремлений среднего и тяготеет к большому. Конфликты, возникшие в 1991 году по вопросу выхода из СССР и конституирования в независимые государства вовсе не «сепаратистские». Они возникли до признания независимости Грузии не на территории давно сформировавшихся и легитимно признанных государств, а именно по вопросу будущего из-за непредоставления при выходе из Союза права избрать свою государственную принадлежность. Это позволяет Абхазии абсолютно правомерно оспаривать навязанную ей судьбу.
Неопровержимые свидетельства косвенного и прямого пособничества чеченским террористам давно говорят о том, что Тбилиси серьезно играет против России, ожидая дивидендов от Запада, а также добиваясь обмена чеченской карты на абхазскую. Такая стратегия не только сегодня, но все прошедшее десятилетие находится в согласии с ориентацией США на интернационализацию конфликтов на постсоветском пространстве со своей ролью миротворца.
В НАТО уделяли большое внимание Грузии, обоснованно считая Шеварднадзе опорой атлантической стратегии в Черном море. Грузию постоянно посещали с рабочими визитами функционеры НАТО вплоть до командующего юго-восточным направлением Блока Т.Акбаша. Не только сегодняшние США, но и бывший министр обороны Уильям Коэн выражал «готовность США и впредь оказывать помощь Грузии в реформировании ее вооруженных сил». Шеварднадзе уже давно высказывался, что Грузия вправе самостоятельно решать, военные базы каких государств: России, Турции или США — будут дислоцироваться на ее территории. Так что выяснение Думой реальных параметров американского присутствия непременно будет объявлено вмешательством во внутренние дела Грузии.
Грузия вышла из состава членов Договора о коллективной безопасности, однако проявила инициативу в создании конфигурации ГУАМ. Для СНГ подобная деятельность конкурирующей организации без России носит однозначно деструктивный характер. Позиция членов с самого начала была практически откровенно проатлантическая. Збигнев Бжезинский поощрил создание этой структуры, не охватывающей России, указав, что «хорошая инициатива может со временем стать системой безопасности». На карте такая конфигурация вместе с зоной предполагаемого расширения НАТО — это полное отсечение России от Европы, Балтийского, а также Черного и Каспийского морей с Турцией как региональной супердержавой.
Россия стоит перед дилеммой — быть полностью вытесненной с Черного моря или проявить здоровую имперскую политику, беря пример с США.

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru