Русская линия
Православие и современность Людмила Куликова29.11.2011 

Претерпеть сполна все скорби

Преподобноисповедник Гавриил (Игошкин) был прославлен в соборе новомучеников Преподобноисповедник Гавриил (Игошкин) и исповедников Российских на юбилейном Архиерейском соборе 2000 года. А начал он свое пастырское служение в Троицком храма г. Покровска (Энгельса) Саратовской епархии. Он был одаренным проповедником, молитвенником, чудотворцем, до самой кончины являя пример истинного пастыря стада Христова и попечителя о Церкви Божией.

Архимандрит Гавриил (в миру Иван Иванович Игошкин) родился 23 мая/5 июня 1888 года в деревне Самодуровка Городищенского уезда Пензенской губернии (в настоящее время село Сосновка Сосновоборского района Пензенской области) в крестьянской семье. Родители его, Иван Павлович и Варвара Павловна, были людьми глубоко верующими и воспитали сына в истинном благочестии.

Закончив церковно-учительскую школу со званием преподавателя церковно-приходских школ, он решает оставить мир и в 1903 году уходит в Жадовскую пустынь, находящуюся в Карсунском уезде Симбирской губернии. Он был прилежным послушником, но свою мечту стать монахом в то время осуществить не смог, так как в 1909 году был призван на военную службу. Прослужив четыре года в армии певчим при ковенском Петро-Павловском соборе, Иван в 1913 году вернулся домой.

С начала Первой мировой войны его снова призвали на военную службу в качестве псаломщика и делопроизводителя при 25-м военном госпитале.

Наступил 1917 год. Иван демобилизовался по болезни и возвратился к родителям в Самодуровку, где помогал им вести хозяйство. Как и перед войной, он исполнял должность псаломщика в храме. Но в стране, где Октябрьская революция установила новую, безбожную власть, всё сильнее разгорался красный террор. Вскоре после революции начались гонения в деревнях, многих владельцев крепких крестьянских хозяйств объявляли кулаками, арестовывали или ссылали. В 1921 году Иван и его братья Григорий и Афанасий были вынуждены навсегда покинуть родные места и уехать в г. Покровск (ныне Энгельс) Саратовской области. Здесь их ждали новые испытания. В тот год Среднее Поволжье охватил сильнейший голод.

Тридцатитрехлетний Иван, несмотря на массовые убийства, гонения и притеснения священнослужителей, принял решение восполнить ряды священства.

18 февраля / 3 марта 1921 года, в день памяти святителя Льва, Папы Римского, во время Божественной литургии в Троицком храме г. Покровска архиепископ Уральский Тихон (Оболенский, †1926), впоследствии митрополит Уральский, рукоположил Иоанна Игошкина в сан диакона и определил на службу в этой церкви. А в следующем, 1922 году, в праздник Благовещения Пресвятой Богородицы, Иоанна рукоположили в сан священника.

А. И. Игошкин, младший брат архимандрита Гавриила (1898-1938)В том же 1922 году митрополита Тихона (Оболенского) переводят в Москву, и он забирает с собой и любимое чадо — иерея Иоанна Игошкина. Митрополит был ближайшим помощником Патриарха Тихона и свою преданность Святейшему передал и молодому священнику. Владыка Тихон (Оболенский) скончался в 1926 году и похоронен в московском храме во имя Софии Премудрости Божией. Могила святителя была осквернена, и сейчас от нее осталась только чугунная плита с надпись «митрополит Уральский Тихон».

Первым московским храмом, в котором служил иерей Иоанн Игошкин, был храм Покрова Божией Матери при Марфо-Мариинской обители милосердия, основанной великой княгиней Елисаветой Феодоровной. Именно в Покровском храме в 1918 году она была арестована, а затем вывезена в Алапаевск, где приняла мученическую кончину. Духовник обители и настоятель Покровского храма, известный в то время протоиерей Митрофан Сребрянский (впоследствии архимандрит Сергий, † 1948) стал для отца Иоанна живым образцом пастырского служения. Одна из духовных дочерей отца Иоанна, Мария Харитоновна Орлова из Москвы, вспоминала: «Проповеди отца Иоанна проникали до глубины сердец верующих, часто во время проповеди на глазах батюшки появлялись слезы, а вслед за ним плакали и богомольцы. Отец Иоанн отличался необыкновенным смирением. Никогда никого не осуждал, приходящих к нему наставлял кротко переносить скорби. Был мягок и внимателен к ближним, находил путь к каждому сердцу. Отец Иоанн обладал красивым голосом и был музыкально одаренным человеком, хорошо играл на скрипке. Вечерами, когда бывали свободные минуты, садился за фисгармонию, играл духовную музыку и пел псалмы. Многие верующие старались исповедоваться у отца Иоанна, любящий взгляд которого глубоко проникал в их сердце и помогал чистосердечно открыть свою душу. Зная по своему опыту, что человек без помощи свыше не может принести должного покаяния, отец Иоанн, часто со слезами умолял Бога о том, чтобы Он послал благодать покаяния согрешившим. Исповедуя, батюшка не давал особых молитвенных правил, не налагал постов, но умел дать почувствовать человеку, что необходимо изменить жизнь, возненавидеть грех и во всем следовать воле Божией. Господь даровал отцу Иоанну великое знание души человеческой. Он оказывал огромное и удивительное влияние на людей, общавшихся с ним, а тех, кто внимательно наблюдал за его жизнью, поражал глубиной провидения, данной ему Богом».

8/21 февраля 1926 года Марфо-Мариинская обитель милосердия была закрыта. Все сто одиннадцать сестер были высланы из Москвы в ссылку в разные концы страны. Семнадцать самых активных сестер во главе с настоятельницей Валентиной Сергеевной Гордеевой отправили в Киргизию. Кельи заняли коммунисты. Так обитель была ликвидирована, а Покровская церковь объявлена приходской, просуществовав в таком звании еще два с половиной года. После закрытия Покровской церкви отец Иоанн вместе с настоятелем этого храма отцом Вениамином Воронцовым (впоследствии митрополитом Ленинградским и Ладожским Елевферием, † 1959) переходит служить в храм Николы в Пыжах, который располагался неподалеку от Марфо-Мариинской обители.

Брат архимандрита Гавриила Григорий Иванович Игошкин с семьей племянника (г. Москва)22 июня 1929 года отец Иоанн принимает монашеский постриг в московском Богоявленском монастыре с именем Гавриил (что означает «крепость Божия») в честь Архангела Гавриила — вестника тайн Божиих. Постриг совершил архиепископ Московский Петр (Руднев, расстрелян в 1937 году). Иеромонах Гавриил продолжает служить в Свято-Никольском храме.

6/19 августа 1930 года, в праздник Преображения Господня, во время Божественной литургии Преосвященнейшим епископом Звенигородским, викарием Московской епархии Филиппом (Гумилевским, расстрелян в 1937 году) отец Гавриил был возведен в сан игумена с оставлением в клире Никольской церкви.

Первый раз игумена Гавриила арестовали 14 апреля 1931 года. Ему вменили в вину и «контрреволюционную деятельность», и «организацию нелегальных сестричеств, братств», и «оказание помощи ссыльному духовенству». Игумену Гавриилу обещали свободу, если он откажется от священнического сана, его избивали на допросах, но батюшка отказался изменить Богу и Церкви. Постановлением особого совещания при Коллегии ОГПУ от 30 апреля 1931 года он был осужден по статье 58−10 УК РСФСР (контрреволюционная пропаганда и агитация) на трехлетнее лагерное заключение и был отправлен в Вишеру. Пробыв в лагере больше года, он совсем ослабел от скудного пайка и непосильной работы. Однажды он не успел отбежать в сторону, и упавшее бревно придавило ему ноги. Общая слабость и сильные боли в ногах не позволяли отцу Гавриилу работать дальше. 29 июня 1932 года по состоянию здоровья он был освобожден досрочно и выслан в г. Ростов Ярославской губернии под наблюдение местного отдела ОГПУ.

Приехав в Ростов для отбытия срока ссылки, отец Гавриил ежедневно приходил отмечаться в местное ОГПУ. Ему разрешили служить, и правящий архиерей Ярославской епархии назначил отца Гавриила настоятелем церкви Николы на Воржицах.

Через полтора месяца отца Гавриила вызвали в ОГПУ и предложили переехать во Владимир до окончания срока ссылки. По милости Божией местное ОГПУ снисходительно отнеслось к отцу Гавриилу. Здесь он познакомился с архимандритом Вениамином (Миловым, впоследствии епископом Саратовским и Балашовским, † 1955), настоятелем церкви во имя святого великомученика Никиты. Архимандрит Вениамин незадолго до приезда отца Гавриила во Владимир возвратился с Соловков, где отбывал очередной срок, и назначение настоятелем этой церкви для него было неожиданным. Вспоминала родная племянница архимандрита Гавриила Зинаида Афанасьевна Игошкина († 2001), проживавшая в г. Покровске (Энгельсе): «Шел 1933 год. В Поволжье был сильнейший голод, вымирали целые семьи. Мне было 8 лет, когда я от постоянного недоедания сильно заболела. На меня было страшно смотреть: одни кости и большой живот. Чтоб спасти мне жизнь и избежать ареста, папа (брат отца Гавриила Афанасий Игошкин.— Авт.) решил поехать в Москву к батюшке Гавриилу. В Москве нас встретила духовная дочь батюшки Мария Харитоновна Орлова. Она нам рассказала, что отец Гавриил находится в заключении, и приняла нас в свой дом. Меня устроила на лечение в больницу, и после моего выздоровления мы поехали с отцом в город Владимир, где отбывал батюшка ссылку. Батюшка служил священником в церкви, где настоятелем был архимандрит Вениамин Милов, в 50-е годы он был епископом Саратовским. Мне запомнился храм, который был как внутри, так и снаружи благолепным. Меня поразило, что больной, измученный концлагерной жизнью отец Гавриил спал на кирпичах, и сверху одна простыня. Долго жить во Владимире нам не пришлось, ведь батюшка снимал квартиру и был под наблюдением ОГПУ. Папа с батюшкой Гавриилом очень подолгу беседовали и молились. Отец Гавриил учил папу: „Что б ни случилось с тобой — гонения, аресты и даже угрозы расстрела — нужно оставаться верным вере Христовой, и даже жизнь свою отдать за Христа“. Перед отъездом мы с папой получили благословение архимандрита Вениамина и батюшки Гавриила. Это была последняя встреча папы с любимым братом. В 1938 году папу обвинили в контрреволюционной деятельности и расстреляли» (См. о нем: Куликова Л. Страж дома Божия. Православие и современность. 2008. № 6 (22)).

Епископ (впоследствии митрополит) Тихон (Оболенский)По ходатайству архимандрита Вениамина игумену Гавриилу разрешили служить в церкви. В это время Владимирскую епархию возглавлял епископ Иннокентий (Летяев, впоследствии архиепископ Харьковский, расстрелян в 1937 году). Храм во имя святого великомученика Никиты, куда направили отца Гавриила, построен в 1762 году в стиле барокко. Здесь отец Гавриил прослужил до 31 декабря 1933 года. Жить пришлось под постоянным наблюдением ОГПУ. По окончании срока ссылки ему был выписан паспорт, и он вернулся в Москву, где был назначен настоятелем храма Святителя Николая в Пыжах. Прихожане были очень рады возвращению отца Гавриила. Батюшке сообщили, что прежнего настоятеля отца Николая Концевича (впоследствии ректора Киевской и Одесской духовной семинарии) арестовали 15 апреля 1932 года и отправили отбывать срок наказания в Средней Азии. А 21 ноября 1932 года также был арестован и другой священник — протоиерей Николай Сафонов, родом из г. Саратова (причислен к лику святых). Вместо них служил иеромонах Каллиник (Кукушкин, в 1914—1923 годах был насельником Саратовского Спасо-Преображенского монастыря). Иеромонах Каллиник встретил батюшку Гавриила по-братски, и, когда узнал, что отцу Гавриилу негде жить, пригласил к себе на квартиру.

Служил отец Гавриил, как и прежде, с большим благоговением, много проповедовал. Вот небольшой отрывок из его проповеди: «Возлюбленные о Господе чада, боголюбивые братия и сестры! Радуйтесь, спасайтесь и здравствуйте о Господе! Вы спрашиваете, как жить для спасения души? Вопрос необходимый и весьма важный. Живите по совести, любите Господа, молитесь Ему с усердием и делайте добро. Праздники почитайте, посты соблюдайте, безропотно скорби переносите, творите милостыню, читайте Евангелие и Псалтирь. Имейте страх и не делайте грех. Нет маловажных грехов, всякий грех есть беззаконие, и малый грех прогневляет великого Бога и лишает благодати Его. Любите ближнего, каждому стремитесь делать то, что желаете себе, то есть добро, и не делайте того, что не желаете, то есть зло. В этом исполнение Закона, поступая так, благоугодите Богу и спасете свою душу».

17 июня 1934 года во время Божественной литургии архиепископом Московским Питиримом (Крыловым, расстрелян в 1936 году) игумен Гавриил был возведен в сан архимандрита и удостоен права ношения второго креста.

В стране в то время шла «безбожная пятилетка», о начале которой объявил Сталин 15 мая 1932 года. Предполагалось ликвидировать Церковь к 1 мая 1937 года. Само имя Божие должно было быть забыто на территории СССР. Широкая антирелигиозная пропаганда была развернута массовой добровольной организацией — «Союзом воинствующих безбожников» (1925−1947).

Архимандрит (впоследствии епископ Саратовский и Балашовский) Вениамин (Милов; 1897-1955)В начале 1934 года после отбытия срока наказания отец Николай Сафонов возвратился в Москву и продолжил служение в Никольском храме.

В июле 1934 года Никольский храм, где служили архимандрит Гавриил, иеромонах Каллиник и протоиерей Николай Сафонов, захватили обновленцы. Это обстоятельство вынудило православных священников перейти служить в другие храмы Москвы. Архимандрит Гавриил и иеромонах Каллиник перешли в храм Воскресения Христова в Кадашах. А отец Николай Сафонов перешел служить в храм Ризоположения на Донской; вскоре ему как бывшему заключенному запретили служить в Москве, и он был назначен настоятелем храма Всех Святых в г. Кашире Московской области. Но в 1937 году этот город попал в режимную зону, и там было запрещено проживание бывших осужденных по политическим статьям. И в феврале 1937 года отца Николая назначили настоятелем храма святых и праведных Иоакима и Анны в городе Можайске. 5 декабря протоиерей Николай был вновь арестован, 9 декабря тройка НКВД приговорила его к расстрелу и 15 декабря он был расстрелян и погребен в общей безвестной могиле на полигоне Бутово под Москвой. Ему шел 38 год. А 17 сентября 1937 года в Твери был расстрелян его старший брат архимандрит Стефан (Сергей Александрович Сафонов), наместник Данилова монастыря в 1927—1929 годы. В 2004 году священномученик Николай Сафонов причислен к лику святых.

Отец Гавриил готовился принять сан епископа, но 19 августа 1934 года, в праздник Преображения Господня, во время богослужения, его арестовали вместе с еще девятью священниками, объявив их членами контрреволюционного церковно-монархического общества. Отца Гавриила, кроме того, обвинили в том, что он занимался тайным пострижением в монашество. Содержался архимандрит Гавриил в Бутырском изоляторе. В ходе следствия его участие в церковно-монархическом обществе не подтвердилось, и 3 октября 1934 года он был освобожден из-под стражи.

Вскоре после ареста отца Гавриила храм Воскресения Христова в Кадашах закрыли. После освобождения батюшку назначили в храм Покрова Пресвятой Богородицы села Звягино Пушкинского района Московской области. Но в октябре 1936 года местные комсомольцы сожгли Покровскую церковь, и отца Гавриила перевели в храм Сошествия Святого Духа на апостолов в г. Пушкино Московской области.

4 ноября 1936 года, в день праздника в честь иконы Божией Матери «Казанская», во время богослужения отца Гавриила снова арестовали, обвинив в контрреволюционной деятельности, а также в сборе денег и продуктов для отправки в лагеря заключенным и высланным священникам, о чем свидетельствовали квитанции денежных переводов, найденные при обыске его квартиры. 7 января 1937 года, в день праздника Рождества Христова, отцу Гавриилу предъявили обвинение и 20 января того же года Особым совещанием при Народном комиссариате Внутренних дел СССР за участие в контрреволюционной группе осудили по ст. 58−10 УК РСФСР на 5 лет исправительно­ трудовых лагерей.

Отца Гавриила отправляют этапом в поселок Чибью (ныне г. Ухта) в распоряжение начальника управления УХТПЕЧЛАГа НКВД. Так начался его второй лагерный срок — архимандрит Гавриил стал заключенным № 11 782.

Сокамерники полюбили отца Гавриила. «Душа ­человек Вы, отец Гавриил», — говорили ему многие. Оказывая помощь другим, он не размышлял, кто эти люди и как они отнесутся к его помощи. Верующие видели в нем священника и старца, достигшего духовного совершенства и несшего в лагере свой подвиг. Наблюдая жизнь отца Гавриила, многие в какой­то мере примирялись с жизнью в лагере. Уголовники защищали отца Гавриила и относились к нему по-своему уважительно. Было немало случаев, когда уголовники прибегали к духовной помощи отца Гавриила.

Срок заключения заканчивался в конце 1941 года, но он был освобожден только в июле 1942-го. После освобождения работал в том же лагере до октября 1942 года. Затем выехал на жительство в г. Кузнецк Пензенской области к своей сестре Пелагее. Вспоминаются евангельские слова: Лисицы имеют норы, и птицы небесные — гнезда; а Сын Человеческий не имеет, где приклонить голову (Лк. 9, 58). Так и отец Гавриил в 54 года не имел своего угла. Прожив у сестры около месяца, он решил пойти пешком в Ульяновск, чтобы получить назначение на службу, так как именно в Ульяновск была эвакуирована Московская Патриархия. Но служить отцу Гавриилу «особый отдел» не разрешил. Отец Гавриил и другой священник, отец Петр, которому также отказали в праве на служение, пошли к блаженному старцу Василию Струеву, проживавшему в селе Копышовка Тагайского района (в настоящее время — Майнского района), чтобы получить от него благословение, спросить, как и где им жить. Позже отец Петр вернулся к себе в Сызрань, а отца Гавриила старец благословил пожить в 2 километрах от него, в Базарном Урене, у престарелых сестер Матрены и Анны Беляковых — они не побоялись принять в свой дом «врага народа», у которого за плечами были два лагерных срока. Вот таким запомнили архимандрита Гавриила жители этой деревни: одет в длинный кафтан, на ногах резиновые галоши на шерстяной носок, завязанные веревкой, как лапти. И это в лютый январский мороз 1943 года! После долгих лет скитания по тюрьмам и лагерям здоровье батюшки было совсем плохим, и старые женщины приютили его у себя, создали покой и уют. Подлечили, как могли, и он стал чувствовать себя лучше. За отцом Гавриилом со стороны властей был установлен строгий надзор; несмотря на это, к нему стали обращаться многие верующие. Шла война, и людям как никогда была необходима молитва священника за родных и близких, воевавших и погибших на фронтах Великой Отечественной. Отец Гавриил тайно совершал Божественные литургии, исповедовал, причащал Святых Христовых Таин, совершал требы. Несмотря на угрозу очередного срока, отец Гавриил никому не мог отказать в помощи, и здесь уместно вспомнить евангельские слова: Я есмь пастырь добрый: пастырь добрый полагает жизнь свою за овец (Ин. 10, 11). Частенько он бывал у старца Василия в Копышовке, с которым подолгу вел духовные беседы. Отец Гавриил прожил в Базарном Урене до начала мая 1946 года (по словам его жителей, он предсказал, что победу над фашистами объявят именно 9 мая 1945 г.). Немного поправив свое здоровье, он обращается с прошением к епископу Ульяновскому и Мелекесскому Софронию (Иванцову; † 1947) о назначении на службу.

Игумен Гавриил, г. Москва, 1930-е гг.Вскоре он становится настоятелем церкви в честь иконы Божией Матери «Неопалимая Купина» в Ульяновске. Власти видели, каким авторитетом стал пользоваться отец Гавриил, и уполномоченный по делам религии облисполкома отказал ему в регистрации как «врагу народа». Батюшку перевели настоятелем Никольской церкви г. Мелекесса (ныне Димитровград) Ульяновской области. По приезде в Мелекесс отец Гавриил, благодаря денежной помощи брата Григория, проживавшего в Москве, купил небольшой домик по ул. Неверовой, 4.

Прихожане полюбили нового настоятеля. Но не всем церковнослужителям пришлись по душе строгость и требовательность отца Гавриила: в Московскую Патриархию, правящему архиерею, в органы государственной безопасности стали поступать письма-доносы на батюшку. И вот регент Костин пишет очередной донос, и 8 июня 1949 года во время богослужения отец Гавриил был арестован. Донос регента был лишь поводом для ареста, на самом же деле сотрудники Госбезопасности исполняли директиву МГБ и Прокуратуры СССР за. 66/241 от 26 октября 1948 года, которая гласила, что все священники, отбывшие срок заключения, должны быть снова арестованы и сосланы пожизненно.

Прихожане тяжело переживали расставание с отцом Гавриилом, им было жаль своего пастыря, который жил только для них, отдавая им всю свою душу. Когда его вывели из церкви, сотрудники ГБ остановили проезжающую мимо автомашину с углем и с насмешками посадили батюшку на нее, чтобы довезти до отделения милиции. Многие прихожане бежали за машиной со слезами, чтобы получить, возможно, последнее благословение и попрощаться с батюшкой. Когда машина подъехала к отделению милиции, отца Гавриила трудно было узнать: он весь был черным от угольной пыли. К нему сразу подошли верующие, а одна прихожанка осмелилась спросить: «Отец Гавриил, за что Вас так?» — «За грехи, люди нашлись и написали клевету. Последний мой суд будет». Когда батюшка слез с машины, люди хотели подойти к нему под благословение, но милиция этого не допустила.

Святой преподобноисповедник Гавриил, архимандрит МелекесскийАрхимандрита Гавриила обвинили в том, что он враждебно настроен к политике ВКП (б) и советского правительства, среди верующих на протяжении ряда лет проводит антисоветскую пропаганду, вверенный ему храм превратил в духовную школу, в которой в праздничные и воскресные дни после церковной службы проводятся духовные беседы, привлекает к церкви молодежь и детей школьного возраста, учит родителей говорить детям Слово Божие и приучать к страху Божию. На основании всего этого архимандриту Гавриилу было предъявлено обвинение в преступлении, предусмотренном статьей 58−10 ч. 2 УК РСФСР. Во внимание не брались старость, две перенесенные сложные операции и плохое состояние здоровья. В качестве меры пресечения было избрано содержание под стражей. Начались мучительные допросы, которые начинались в 11 час вечера и продолжались до двух-трех часов ночи.

29 декабря 1949 года областной суд признал отца Гавриила виновным по ст. 58−10 ч. 2 УК РСФСР и приговорил к 10 годам лишения свободы с лишением избирательных прав сроком на 5 лет и конфискацией имущества (частного дома). В тюрьме отец Гавриил терпеливо нес свой крест и других научал терпению, ко всем относился с любовью и называл тюрьму курортной лечебницей, где душа верующего человека исцеляется терпением, смирением, перенесением скорбей и молитвой. По прибытии в лагерь отца Гавриила поселили в барак, где содержались уголовники-рецидивисты, Когда надзиратель вел отца Гавриила первый раз в камеру, батюшка несколько раз просил остановиться для отдыха, — одышка и сильная сердечная боль давали о себе знать. Надзиратель был уверен, что в первую же ночь батюшку убьют, так как без убийства не проходило ни одной ночи. Когда открыли дверь камеры, батюшка вошел туда со словами: «Мир вам!». Сразу сказал, что он священник, и попросил разрешения помолиться. С появлением отца Гавриила тяжкие преступления в тюрьме прекратились.

В лагерь батюшке приходило от его духовных чад много посылок с теплыми вещами и продуктами, которыми он оделял всех соседей по бараку. Делить продукты в камере доверяли только отцу Гавриилу как старшему. Зачастую он отдавал свой кусок хлеба самым истощенным из собратьев по несчастью, лечил обмороженных.

Находясь вдали от духовных чад, архимандрит Гавриил поддерживал их молитвенно, не оставлял без пастырского попечения, хотя сам находился в несравненно более тяжелом положении. Он постоянно присылал в своих письмах наставления, проповеди, поздравлял с церковными праздниками.

Начальник лагеря относился к отцу Гавриилу с большим уважением: батюшка исцелил его тяжелобольную жену, которой не могли помочь врачи. Произошло это так: начальник лагеря стал просить отца Гавриила полечить жену. «А как лечить? — ответил батюшка.— Идите к врачу».— «Пользы нет!» — «Я ведь только молюсь и прошу у Господа, чтобы исцелил болящего».— «А я об этом и прошу Вас». И начальник пригласил отца Гавриила к себе домой. Батюшка жил у него две недели. По молитвам архимандрита Гавриила жена начальника лагеря получила от Господа полное исцеление.

После смерти Сталина, в марте 1953 года, была объявлена амнистия политзаключенным, но отец Гавриил продолжал отбывать свой срок. 4 сентября 1953 года он пишет очередное письмо в Верховный Суд СССР с просьбой отменить решение Ульяновского областного суда как незаконное, основанное на клеветнических показаниях. Как и прежде, он не признает своей вины и не может понять, за что его, старого, больного человека, осудили на 10 лет. Батюшке исполнилось уже 65 лет, здоровье его было очень плохим, и он просил отпустить его домой, чтобы умереть в кругу близких людей. Начальник лагеря тоже хлопотал о досрочном освобождении батюшки, и 23 октября 1954 года отец Гавриил был освобожден по болезни, отбыв ровно половину срока.

Трижды судимый, отец Гавриил пробыл в лагерях в общей сложности 15 лет, но никогда не жаловался на суровые условия лагерной жизни. О себе он почти ничего не рассказывал, хотя все знали, какая у него была страшная судьба. Все свои беды он воспринимал как испытание его веры и любви к Богу. Часто повторял: «На всё воля Господня, слава Богу за всё!». Он непоколебимо верил в благой Промысл Божий о каждом человеке, в Покров Царицы Небесной над каждым из людей, безропотно и мужественно переносил страдания, нередко говорил: «Я рад, что Господь сподобил меня пострадать вместе с моим народом и претерпеть сполна все скорби, которые не единожды выпали на долю православных. Испытания посылаются человеку от Бога и необходимы для его очищения и освящения».

После освобождения из лагеря батюшка вернулся в Мелекесс, чтобы молиться за своих врагов, строго следуя заповедям Божиим. Вернулся батюшка с узелком в руках, в котором было только Священное Писание и рукописи духовных трудов. Дом отца Гавриила был конфискован. И он пошел в церковь, надеясь на помощь добрых людей. Многие боялись пригласить к себе «врага народа». Но вот нашлась добрая душа — Евдокия Васильевна Ирдинкина, которая не побоялась принять отца Гавриила. Семья Евдокии Васильевны состояла из старицы Анастасии, незамужней Марии Андреевны Мадьянкиной, ее сестры — вдовы Ольги Андреевны Кузьминой и дочери последней отроковицы Валентины. Все они были глубоко верующими людьми. Когда отец Гавриил стал жить в этом доме, сюда начали приходить скорбящие, больные, обиженные. Просили у батюшки молитв и благословения. Приходили и просто увидеться со старцем. Всех утешал батюшка, всем помогал, за всех молился. К нему шли как миряне, так и священники.

6 января 1955 года Президиум Верховного Суда РСФСР рассмотрел жалобу отца Гавриила и постановил: «Приговор Ульяновского областного суда от 29 декабря 1949 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР от 23 февраля 1950 года в отношении Игошкина И.И. отменить и делопроизводство прекратить, из-под стражи освободить, полностью реабилитировать». Признавалось, что отец Гавриил был осужден без достаточных оснований. Вскоре удалось возвратить конфискованный дом. В знак благодарности Евдокии Васильевне и ее семье отец Гавриил пригласил их жить к себе, так как их дом стал совсем ветхим: «Будете за мной ухаживать, я человек больной, долго не проживу, а дом подпишу на вас». Так он и сделал.

Далеко расходилась молва о праведности отца Гавриила. Кто бы ни приходил к нему, всех он принимал с любовью. Иногда домочадцы просили, чтобы батюшка немного отдохнул, но он всегда отвечал: «Здесь некогда отдыхать, уж очень много дел, там отдохну». За праведную жизнь Господь даровал отцу Гавриилу дары прозорливости и исцеления.

18 октября 1959 года архимандрит Гавриил отошел ко Господу.

Множество чудес творил он при жизни, и до сего времени творятся им чудеса. Недаром народ почитает его святым угодником и исповедником Христовым, скорым помощником и ходатаем перед Богом. На могиле батюшки всегда живые цветы. Его молитвами Господь утешает, ублажает и исцеляет приходящих к нему. Воистину старец Гавриил — это великий светильник Божий, который светит всем.

Память новопрославленному святому преподобноисповеднику Гавриилу, архимандриту Мелекесскому, совершается в день его преставления — 18 октября. А также в день общецерковного празднования собора новомучеников и исповедников Российских — 7 февраля (если этот день совпадает с воскресным днем, а если не совпадает, то в ближайшее воскресенье после 7 февраля).

18 октября 2000 года в Никольском кафедральном соборе Димитровграда состоялось великое торжество — были открыты для всенародного поклонения мощи новопрославленного угодника Божия.

20 декабря 2000 года на родине святого преподобноисповедника Гавриила, в селе Сосновка (ранее Самодуровка) Сосновоборского района Пензенской области был установлен памятный деревянный крест на месте, где когда­-то стоял дом, в котором родился святой. 5 июня 2004 года на родине был освящен новый храм в честь преподобноисповедника Гавриила.

Журнал «Православие и современность» № 19 (35), 2011 г.

Использованные материалы:

1. Государственный архив Российской Федерации. Ф. 10 035. Оп. 1. Д.. П-78 582; П-27 265; П-1086.

2. ГАРФ. Ф. 6343. Оп. 1. Д. 263. Л. 75−80.

3. Архив Президента Российской Федерации. Ф. 3. Оп. 60. Д. 11. Л. 71−76

4. Российский государственный военно-исторический архив. Ф. 11 128. Ф. 11 545.

5. Центральный исторический архив г. Москвы. Ф. 1215. Оп. 4. Д. 56.

6. Государственный архив Пензенской области. Ф. 182. Оп. 1. Д. 2490.

7. Государственный архив Ульяновской области. Фонды:. 134, Р-3022, Р-3705.

8. Архив УФСБ РФ по Ульяновской области. Архивное уголовное дело. П-3375.

9. Золотов Ю.М. Книга памяти жертв политических репрессий. Ульяновск, 1996.

10. Рукописи духовных трудов и личный архив архимандрита Гавриила (Игошкина).

11. Воспоминания духовных чад и очевидцев подвижнической жизни архимандрита Гавриила, собранные и представленные в Синодальную комиссию по канонизации святых при Московской Патриархии.

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=58 649&Itemid=5


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru