Русская линия
Правда.Ru26.11.2011 

«Надо не допустить, чтобы вместе с домом семьи Кузнецовых начали гореть и другие православные приемные семьи…»
Священники — конкуренты чиновников из опеки

Пожар в доме православного священника Георгия Кузнецова взбудоражил СМИ. Выдвигались самые разные версии, вплоть до «ваххабитского следа». Следователи склоняются к тому, что причина — неисправность отопления и электропроводки. Дом возводился «из чего Бог послал» для нужд приемной семьи священника. Помощи от государства не было.

Пожар в доме священника Георгия Кузнецова начался в пятницу, примерно в шесть утра. За два с половиной часа кирпичный дом выгорел полностью. В день пожара в доме находилось 11 детей батюшки и его жена, Любовь Кузнецова. Со слов работающих на месте спасателей, в огне погибли пять человек. В то же время, по данным полиции, в доме находилось 12 человек и уже установлено, что восемь из них живы. Все пострадавшие доставлены в больницу. Отец семейства не пострадал, так как в тот момент был в командировке на Урале. В сгоревшем доме пока найдены тела женщины и одного ребенка. О двоих ничего не известно.

Узнав о случившемся несчастье, отец Георгий бросил все дела и уехал домой. На вопрос корреспондента «Правды.Ру» священник ответил, что ни о причинах пожара, ни о состоянии пострадавших ему ничего не известно.

Священник Георгий Кузнецов — настоятель прихода храма Тихвинской Иконы Божьей Матери в селе Титовское Сергиево-Посадского района. На приход батюшка был назначен 20 лет назад.

Когда отец Георгий прибыл на место назначения, он увидел только полуразрушенную церковь. Семья батюшки поселилась в строительной бытовке. Затем сделали маленький домик с сенями. В один день к семье священника прибились две безнадзорные девочки. Так началась история многодетной семьи отца Георгия и детского приюта во имя Тихвинской иконы Божьей Матери.

На тот момент в семье было уже двое детей, дочь Ярослава и сын Дмитрий. Стало тесно, и вокруг единственной комнаты стали пристраивать разные помещения. Как признавались члены семьи, делали «из того, что было, поэтому дом получился такой бестолковый». За прошедшие два десятка лет сменилось три поколения приемных детей.

Детей в семью приводили те, кто постоянно ездит в Сергиев Посад побираться. Местные бабушки приводили своих безнадзорных внуков. Родители этих детей пили или находились в местах лишения свободы. Многодетную семью «доставали» и милиция, и органы опеки, и психологи Минобраза. Ситуация со временем утряслась. Более того, органы опеки сами стали предлагать семье трудных детей.

Учить детей помогал педагог из школы города Краснозаводска, которая специально приезжала в Титовское. В 2011 году отец Георгий справлял на детей документы, чтобы их самому возить в школу. Машина в семье есть. Многие дети до того, как попасть к нему, вообще нигде не учились.

К отцу Георгию иногда приезжали с помощью волонтеры. Батюшка, не скрывая, рассказывал непростую историю своих питомцев. Многие из них, когда подросли, покинули дом и больше не связывались с родителями. В этом отнюдь не вина батюшки, который воспитывал детей в православном духе:

«Кто-то часто приезжает, кто-то редко, кто-то вообще не навещает нас. Один мальчик сейчас сидит во второй раз в колонии. Я сделал все, что мог, чтобы он не стал преступником. Когда забирали из детдома двоих детей, Олю и Наума, в детдоме предложили еще двух. Взял четверых. Среди них был мальчик 16 лет после колонии. С ним не сладили: стекла бил, убегал, возвращался. Пришлось вернуть в детдом».

Волонтер, известный в ЖЖ под никнеймом laki, побывала у отца Георгия в феврале 2011 года. По ее словам, жена отца Георгия, матушка Любовь, ответственная за семью и хозяйство, несколько раз в неделю работала аккомпаниатором в Доме культуры, который располагается в соседней деревне. Матушка Любовь ни на что не жаловалась. Кроме одного, от тяжелой работы стали пухнуть руки и болеть спина. Стало трудно доить коров. Матушка переживала, когда детей оставляли на попечение Ярославы. Laki пишет, что «на зашуганных детдомовских детей» воспитанники отца Георгия не похожи: «Носятся, как угорелые, книжек-игрушек полно, одежды навезли тоже немало. Обедают группками — кто когда сядет, отца уважают, даже матушка стоит и прислуживает, когда он кушает (…) Дети как дети: кто-то смущается, кто-то носится, кто-то смеется. Оленька молчала, стеснялась, хотя сосед-помощник сказал, что если разболтается — не остановишь. Сима такая красавица — блондинка с голубыми глазами. Игорь мелкий и худой, ежится все время, видно, психотравма. Но не озлобленные, улыбаются. Еще мальчишка лет 12−13, юркий такой, всем старался помочь. Сдержанные. А там кто знает, что у них на душе… С таким-то детством даже такая небогатая семья покажется раем. Да и не в богатстве счастье».

Отец Георгий, создавая свою многодетную семью, вспоминал свою собственную жизнь. Батюшка родился в многодетной семье, где почти в каждом поколении были священники или монахини. Начал работать с 14 лет, так как после смерти отца надо было вытягивать шестерых младших детей. Приходилось работать сутками. Выжить помогла вера в Бога. В православном духе воспитывались и питомцы отца Георгия. Старшие помогают младшим, младшие, в свою очередь, слушаются старших. Все обязанности по дому и хозяйству делятся на всех. Хозяйство в семье Кузнецовых большое: куры, гуси, две коровы. В доме жили три кошки. И не только. Каждого приезжающего встречал самый настоящий верблюд. Корабль пустыни попал в семью из разоренного зверинца. Служители упрашивали взять еще волка и медведя. Батюшка отказался.

Дом батюшки мог сгореть от чего угодно, поскольку делался «из чего Бог послал». Дом холодный, продуваемый. Установку газового отопления семья просто не вытянула бы: привозной газ стоит 80 тысяч рублей в месяц. В Москве такое «удовольствие» обходится в сто тысяч. Дом обогревает русская печь. Ее приходилось топить по нескольку раз в день, так как помещения плохо прогревались. Могла заискрить электропроводка. В общем, уже не так важно. Важно другое: семье отца Георгия Кузнецова и самому батюшке сейчас нужна помощь.

В оформлении документов на детей отцу Георгию помогал публицист и общественный деятель Александр Гезалов, международный эксперт по социальному сиротству, председатель общественной организации «Равновесие». В интервью «Правде.Ру» он сказал:

«Семья отца Георгия после пожара в доме стала нуждаться в помощи еще больше. После инцидента с пожаром за нее могут взяться ювенальные органы. Священника запросто лишат родительских прав, привлекут к ответственности. Детей или отправят в детдом, или в колонию. В общем, выбросят на обочину. Этот случай станет поводом для дальнейшей дискредитации социальной роли Церкви. Православные приемные семьи и семейные детские дома, которыми руководят священники, — для чиновников из опеки естественные конкуренты. Такие священники и такие семьи не дают им делать бизнес на сиротстве. В любом случае, сироте или безнадзорному ребенку лучше жить в семье, а не в детдоме. Только семья даст ему социализацию. Хотелось бы, чтобы у батюшки и его близких было все хорошо. Надо не допустить, чтобы вместе с домом семьи Кузнецовых начали гореть и другие православные приемные семьи. Как в прямом, так и в переносном смысле».

http://www.pravda.ru/news/society/25−11−2011/1 099 943-Kuznetsov_family-0/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru