Русская линия
Нескучный садСвященник Павел Гумеров24.11.2011 

Нам не спастись по одиночке!

Экзистенциальная философия и психология признали человека изначально одиноким,Священник Павел Гумеров потому что не нашли основы для общности людей, путей к пониманию друг к друга. При этом именно одиночество они называют главной проблемой человека, которую как-то нужно бы решить, но решение неизвестно. Христианская вера видит эту общность в Царстве Небесном, которое начинается здесь, на земле, и в котором одиноких не может быть в принципе. Решение есть. Почему же столько страдающих от одиночества: семейных, несемейных, веселых, с активной жизненной позицией, умных и красивых?

Размышляет иерей Павел ГУМЕРОВ, клирик храма святителя Николая на Рогожском кладбище г. Москвы автор книги «И будут двое одна плоть».

— Бог сказал Адаму в Раю: «Не хорошо быть человеку одному» (Быт. 2:18), при том, что Адам уже был с Богом. Значит одиночество — это изначально неправильно? Откуда оно берется?

— В Божественном плане творения мира, где человек — венец творения, заложено единство всего человечества. Люди — это не набор отдельных индивидуумов. Апостол Павел говорит: «Господь благоволил от единой крови произвести род человеческий по всему лицу всей Земли» (Деян.17:26). Мы все в Адаме едины. Господь не создал несколько разных пар, которые потом могли бы произвести потомство независимых друг от друга людей. Он создал Адама, от него была взята жена, Ева, составлявшая с ним одно целое. И все потом появившееся человечество является потомками единых прародителей. Мы все братья и сестры, это не метафора, а реальность. В 1995 году американские и английские ученые расшифровали генокод человека. Он оказался единым для всего человечества на 99,9%, и только 0,1% отвечают за различия между людьми.

Антропология единства людей связана и с единством цели человеческой жизни — спасением. Мы не можем спастись по одиночке! Даже наедине с Богом. Как Господь творит этот мир и человека из любви, так и человеку заповедует любить Отца Небесного и ближнего, подражая Творцу, потому что мы — Его образ и подобие. А кто не любит ближнего, не любит и Бога, по словам апостола Иоанна Богослова. (Кто говорит: «я люблю Бога», а брата своего ненавидит, тот лжец" (1 Иоанна 3:15; 4:20)).

Поэтому человек чувствует свое одиночество, когда его любовь, дар любви к другому, данный ему Богом, не реализован. И чем больше этот дар, тем больше страдание.
Самой любви к Богу мы учимся через любовь к людям. Только взаимодействуя с другими, человек может понять, что он из себя представляет. Другой человек для нас — точильный камень, о который мы обтачиваемся, преодолевая свой эгоизм, самость, гордыню. Конечно, это приносит боль. Стремясь избежать боли, кто-то выбирает одиночество.

Церковь задумана как собрание, екклесия. В Церкви действует принцип соборности: «Где двое или трое собраны во Имя Мое, там и Я посреди них…». В ее основе — Троица единосущная и нераздельная, Три в Одном. Не случайно Праздник Троицы, сошествия Святого Духа на апостолов считается днем рождения Церкви, потому что Святой Дух объединяет людей во Христе.

О том, что человек не может быть один, знали еще древние. У Аристотеля была такая интуиция, что человек — «животное общественное». Потому что, чтобы человек ни делал, в любой области, его работа имеет значение только тогда, когда она направлена на других людей. Если от других нет обратной связи, его деятельность не имеет смысла. Даже если человек руководствуется, казалось бы, чисто эгоистическими, индивидуальными желаниями, не имея никакой общественной мотивации, например, хочет заработать денег, сделать карьеру, прославиться, — он не может это сделать без других людей, это просто невозможно. То есть человек изначально был создан как существо, которое живет в социуме, взаимодействует с другими людьми.

— Если нельзя спастись наедине с Богом, чем же занимаются отшельники? Разве не говорил Господь Арсению Великому: «Бегай людей и спасешься?»

— Когда подвижник, например преп. Антоний Печерский или Сергий Радонежский, уходил от мира в пустынное место, искал уединения, где только он и Бог, через некоторое время к нему начинали приходить последователи или жаждущие утешения люди. «Не может укрыться град, стоящий наверху горы (Мф, 5:14). Бог хочет, чтобы через монахов спасались многие. Монашество — это служение Богу и ближним. В большинстве случаев сегодня монастыри общежительные, а это большая семья, где человек учится общению.

Даже схимник в затворе служит людям — молитвой. Ведь не только за себя молится подвижник, а за многих, за весь мир, и по его молитвам Бог милует людей. Дух подвижника так крепок, что ему нет нужды помогать человеку делом и словом, его молитва уже более действенна, чем слова или дела.

Но монашество — это путь не для всех. Монах не отказывается от семьи, потому что ему больше нравится другой образ жизни, он жертвует желанием иметь семью, детей. И это может себе позволить только человек с очень крепким духовным, психическим здоровьем. Путь, благословленный Богом для всех — создание семьи.

— Бердяев писал, что одиночество преодолевается при встрече личности с личностью. Получается, пока не стал личностью, будешь одинок, не опознаешь своего «второго», даже в браке?

— Личность — это человек, который раскрыл в себе образ Божий, научился любить, реализовал данные ему от Бога способности, таланты, дары для спасения своей души и служения людям. Он умеет жить не для себя, а для других. Индивидуальность (наше эго) есть у всех, а личностью мы только призваны стать. И в этом — преодоление одиночества.

Если человека его одиночество мучает, ему нужно в первую очередь посмотреть, много ли в его душе любви? Человек, который любит, даже не создав семьи, имеет возможность свою любовь реализовать. Есть инвалиды, которые просто не могут создать семью. Но когда человек принимает волю Божию со смирением, принимает свою болезнь, инаковость, Господь обязательно дает ему возможность быть и счастливым, и любить других людей, и иметь такие утешения, которые не имеют люди в браке.

Бывает, что у человека есть все: супруг, который его, любит, дети, друзья, родственники, а человек чувствует себя несчастным. И супруг им нужен другой, и родители, и друзья. Это так называемое психологическое одиночество, когда человек окружен людьми, но чувствует себя одиноким. А бывает, у человека вообще ничего нет, не сложилась личная жизнь, но тем не менее он не одинок, потому что служит людям, нужен, востребован. Одна моя знакомая, в точки зрения житейской, — человек одинокий. Была замужем, рано овдовела, детей Господь не дал, казалось бы, все плохо. Сейчас она уже пожилая, но, сколько я ее знаю, она всегда среди людей. Кому-то сдает бесплатно комнату, кому-то варит варенье, и ей все помогают. Она любит и любима. Это может звучать прозаично, как бы слишком просто, но нет другого пути. И если мы так поступим, никогда не останемся одни, Бог обязательно нас утешит, придет, и по слову Своему, обитель Свою сотворит (Ин: 14.22−23).

Если семью создать не получилось, надо принять это как волю Божию и использовать те возможности, которые есть, для счастья. Господь ведь не хочет, чтобы мы унывали, Он хочет, чтобы мы были счастливы.

— В теории все христиане прекрасно знают, что нужно делать, чтобы не быть одинокими, знают про приходскую деятельность и помощь ближнему. Но одним почему-то удается, встав на этот путь, перестать быть одинокими, а другим не удается. В чем тут дело?

— О том, что нужно в первую очередь не ждать любви от другого, а давать ее самому, не знают даже люди, которые по 25 лет живут в браке! Мы были оторваны от православных традиций, от понимания христианской любви. И для многих, тех, кто не видел личного примера, это стало очень большой новостью. Ведь сегодня в Церковь очень многие приходят во взрослом возрасте, когда главные правила жизни уже сложились и усвоить новые очень трудно, даже умом. А тем более на практике. Потому что для этого надо меняться, преодолевать укоренившиеся страсти, бороться с ними.

Велик разрыв между умом и сердцем, теорией и практикой у сегодняшних христиан. К сожалению, Евангелие воспринимается формально, как прекрасная проповедь, но не имеющая лично ко мне никакого отношения. А ведь мы должны буквально воспринимать слова Евангелия, думать, как приложить эти слова Христа к своему сердцу? Конечно, не сразу люди к такому приходят. Я уверен, что многие мои прихожане, которые, не имея семьи, научились не чувствовать себя одинокими, служа другим, не сразу к этому пришли. Человек может слышать и понимать, но не хочет согласиться, и потому остается все с тем же вопросом: «Ну почему ж я одинок?». А кто-то приходит через скорби, ошибки. И без этого опыта страданий бывает очень трудно что-то сказать человеку, в чем-то убедить, пока он сам не переживет.

Очень много сегодня и людей, которые не имеют опыта любви к себе со стороны самых близких, или этот опыт любви трагичен. Им сначала надо почувствовать любовь Божию, принять эту любовь, поверить в нее, укрепиться в ней, тогда и отдавать будет проще.

— От самых счастливых в семейной жизни иногда доводилось слышать, что в человеке есть что-то, где он все равно одинок.

— Каждый человек — это тайна, он и сам себя не может познать, а значит, не всем может поделиться с другим. Как образ Божий, человек неисчерпаем. Но самопознание — одна из главных задач христианина. И для этого, кстати, иногда очень хорошо побыть в одиночестве, помолиться. Такое одиночество не приводит к унынию, депрессии, наоборот, восстанавливает силы, проясняет отношения с Богом и людьми и укрепляет их. И наоборот, если от одиночества человек унывает, это отделяет его от Бога. Кто был в этом состоянии, знает, что в нем очень тяжело молиться, быть с Богом, да и с людьми. Финал такого одиночества — самоубийство. Человек полностью отрицает благодать и помощь Божию, он не верит, что Господь ему поможет, он сам себя отделяет от помощи Божией, выбирает уход.

При том, что мы едины в Адаме, каждый из нас является целым миром, человек — это микрокосмос, как говорили святые отцы. И этот мир неповторим. Именно своей неповторимостью, уникальностью мы интересны друг другу. Да, семья как малая Церковь, созданная по образу Троицы, предполагает единство, — но не растворение друг в друге. Господь сказал о таинстве брака: «И буду двое одна плоть» (Быт.2:24). Но не одним существом, не одной личностью, не копиями друг друга. Ведь брак — это общение. А как можно общаться с отражением или копией? Цель общения — взаимно обогащать.

Это, кстати, подтверждается, когда женщина в браке растворяется в муже, начинает жить его жизнью, интересами, а о своих забывать. При этом она считает, что так «жертвует» ему в любви. Ничего общего с подлинной жертвенностью здесь нет. Переставая заниматься своей душой, развиваться, она перестает и быть личностью со своим уникальным миром, а значит, интересной мужу. И теряя себя, теряет его.

Это происходит нередко потому, что женщины подспудно рассчитывают, что мужчина даст им в браке все, наполнит, обогатит. А вступая в брак, вдруг понимают, что их мужья вовсе не такие мощные, они сами ждут, что их наполнят. И женщины начинают унывать. А совершенно напрасно. Здесь важно не замыкаться рамками лишь своего семейства. Если супруги живут только собой, своей семьей, ни с кем не общаются, никому не помогают, это может привести к иссяканию любви в семье.

— Одиноких мужчин всегда меньше, чем женщин. Это потому, что им труднее быть одинокими?

— Мужчина и женщина по-разному переживают одиночество, потому что Господь нас создал разными. В Священном писании сказано, что женщина создана как помощница мужчины. Ей по природе легче подчиняться, смиряться, адаптироваться. Она как лягушка, которая сбила масло в сметану своим упорством, приспособилась к новым условиям. И потому свое предназначение женщина может реализовывать не только в семье, раз семья не сложилась. На приходах сегодня в основном все делается руками женщин.

О мужчине Священное писание говорит, что он — глава жены. Это лидер, защитник. И в первую очередь — в семье. Если семью создать не удалось, свое предназначение ему реализовать непросто, потому что мужчине тяжелее принимать над собой руководство, смиряться.

Мужские депрессии чаще заканчиваются самоубийством, чем женские. Мужчина, оставшийся в одиночестве, более склонен к навязчивым идеям, пограничным состояниям, психическим заболеваниям. Он тяжелее переносит кризис среднего возраста.

И все же путь и для мужчин, и для женщин, у которых нет семьи, один — искать большую семью, служить людям. Сейчас возможностей для того, чтобы послужить Церкви, очень много.

— Почему говорят, что гений всегда одинок? Получается, чем одареннее человек, тем труднее ему любить и быть любимым?

— Когда человек погружен в творчество или науку, у него остается мало времени как для общения, так и для того, чтобы почувствовать одиночество. Он увлечен, занят своей идеей. Среди ученых очень мало людей, которые страдают депрессией. Такое случается только в период творческих пауз. Но увлечение одной идеей может перейти в одержимость, что опасно для души. Представьте, человек стоит на службе и думает о синхрофазотроне, не может отключиться! При всей своей гениальности он не может контролировать свой дар, и часто становится от него зависимым. А это уже страсть, что является главным препятствием в том, чтобы и любить, и быть любимым.

Христианство знает свое проявление гениальности — святость. Трудно представить, например, свт. Луку Войно-Ясенецкого, который в храме вместо молитвы думал о проблемах гнойной хирургии. Многие верующие гениальные люди могли совмещать и дар, и веру, и семью. Например, Ф.М.Достоевский написал самые великие свои произведения тогда, когда жизнь его упорядочилась, и он обрел нормальную семью.

Беседовала Ирина ЛУХМАНОВА

http://www.nsad.ru/index.php?issue=86§ion=2&article=1763


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru