Русская линия
Российская газетаПротоиерей Владимир Вигилянский21.11.2011 

Много воли, мало страха
Протоиерей Владимир Вигилянский о первом лице Русской православной церкви

Вчера Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу исполнилось 65 лет.Святейший Патриарх Кирилл (Фото с сайта *Татьянин День*) О личности Святейшего «РГ» беседует с главой его пресс-службы протоиереем Владимиром Вигилянским.

Российская газета: Обычно в человеке самое интересное — не какая-то его сторона, а сама личность, не как набор индивидуальных особенностей, а как проявление чего-то большего, цельного, как некий фокус истины и искренности. Давайте поговорим о личности Патриарха. Чего в нем много и чего мало? Мой вариант ответа — много воли, мало страха. Как бы ответили Вы?

Протоиерей Владимир Вигилянский: Действительно, в Патриархе много решимости и решительности, цельности и целеустремленности, твердости и осмысленности в словах и действиях. Кроме страха я добавил бы — мало сентиментальности и душевности (в церковном понимании этого слова, то есть как антоним духовности), непредсказуемости и стихийности.

РГ: Личность Патриарха не может не определять время. Обычно время от интронизации до ухода Патриарха невольно обозначается вехами и становится выделенным периодом церковной истории. Мы часто говорим, это было при патриархе Пимене, а это при патриархе Алексии I или Алексии II. Что фиксирует нейтральный исследовательский взгляд — при патриархе Кирилле утверждается строгий спрос и порядок в церковной жизни (и даже заметна попытка утвердить это шире.) Но как бы вы назвали эпоху патриарха Кирилла? Метафорически, аналитически — все равно.

Протоиерей Владимир: Про «спрос» и «порядок» — всё верно. Но очень важно понять, что стоит за словом «порядок». Прежде всего — это приведение церковной жизни в соответствие с евангельскими заповедями. Патриарх постоянно напоминает нам, что главное в деятельности Церкви — это спасение человека. Всё должно быть подчинено именно этому — и реформа церковного управления, и реформа приходской жизни, и особое миссионерское внимание к молодежи, и социальное служение, и создание новых епархий, и строительство храмов. Сейчас закладывается основа для кардинального обновления церковной жизни. Вот когда придет время созревания и сбора плодов, тогда и будет явлена картина эпохи Патриарха Кирилла.

РГ: Патриарх — «первое лицо». Эксперты говорят, что у «первого лица» в русской культуре три ипостаси — «вождь», «отец» и «учитель». Вождь апеллирует к «пафосу», народным чувствам, «отец» берет на себя ответственность за других и апеллирует к здравому смыслу, логосу, «учитель» же обычно «идеолог», он апеллирует к общественным нормам — этосу. Мне кажется, что у Святейшего главная ипостась — «учительская». Он — носитель наиболее целостной идеологии, серьезные вопросы отношения к миру проработаны именно в его выступлениях, и он часто апеллирует к нравственному началу в людях.

Протоиерей Владимир: Из приведенной вами триады Патриарху подходят и «отец» и «учитель». Если бы у Святейшего не было ответственности за Церковь и церковный народ, не было бы того накала учительного пафоса, который звучит в его выступлениях. Проповеди Патриарха Кирилла иногда звучат как «глас вопиющего в пустыни», и это приговор нашему времени, который безразличен к смыслам и идеям. А Патриарх ведь постоянно говорит о самом главном для человека — о смысле его существования, о мотивациях его поступков и слов, о цели его жизни, об обретении любви, без которой он несчастен и одинок, о счастье, к которому он стремится, о свободе, побеждающей внутреннее рабство. Учительство — не самоцель, это инструмент, чтобы достучаться до сердца человека, поставить его перед очами Божьими, убедить его, что он Богом любим, что Господь в него верит и надеется на его спасение.

РГ: Патриарх — очень авторитетная (светские коллеги употребляют слово «влиятельная») фигура в обществе. Чем, по-вашему, руководствуется Патриарх, позиционируя себя в «большом мире» — далеко за церковной оградой?

Протоиерей Владимир:Авторитет Патриарха зиждется не столько на способностях его как человека (хотя этих способностей у него очень много), не столько на харизме первосвятительского служения, но самое главное — на авторитете Евангелия. Ведь по нашему убеждению в Евангелии есть ответы на все жизненные вопросы. Однако не каждому дано эти ответы найти. Патриарху это удается. В этом его сила, духовная власть, убежденность и твердость, с которыми вынуждены считаться даже те, кому Православие чуждо.

РГ: «65 лет — это же очень мало», хочется сказать, глядя на Святейшего. Он держит форму. Как ему удается сочетать Патриаршию любовь и мягкость в лице и упругость и силу действия? Обычно первое легко дается затворникам, молитвенникам, созерцателям.

Протоиерей Владимир: В конце каждого года пресс-служба готовит «Летопись служения» Патриарха. В ней перечисляются визиты, поездки, встречи с представителями всех ветвей власти. Но главное в этой летописи — богослужения Патриарха. За сухими цифрами (которые, кстати, превышают любые показатели приходских священнослужителей) стоит самое важное — непрестанная молитва, которая и есть «икона» веры. А ведь как известно по Евангелию — «всё возможно верующему"(Мк.9:23).

http://www.rg.ru/2011/11/20/kirill-site.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru