Русская линия
РадонежМитрополит Калужский и Боровский Климент (Капалин)21.11.2011 

Православная книга России
Беседа митрополита Калужского и Боровского Климента c Г. М. Гупало на Радио «Радонеж»

В рамках программы «Православная книга России» на радио «Радонеж» состоялась беседа Митрополит Калужский и Боровский Климентпредседателя редакционного совета портала Правкнига.ru, члена правления Ассоциации книгоиздателей России и Российского книжного союза, члена Издательского Совета Русской Православной Церкви Г. М. Гупало с председателем Издательского Совета Русской Православной Церкви митрополитом Калужским и Боровским Климентом.

— Здравствуйте, дорогие радиослушатели. В эфире радио «Радонеж» — программа «Православная книга России» и я, ее ведущий, — Георгий Гупало. Сегодня у нас в гостях — председатель Издательского Совета Русской Православной Церкви митрополит Калужский и Боровский Климент. Здравствуйте, дорогой владыка.

— Добрый вечер, дорогие друзья.

— В нашей передаче «Православное книжное обозрение» мы знакомим наших слушателей с самыми известными персонами книжной отрасли — издателями, авторами, литературными критиками, распространителями и популяризаторами книги. И, конечно, сейчас нельзя представить православное книжное дело без Издательского Совета. Хотелось бы обсудить ряд вопросов, связанных с деятельностью Издательского Совета.

— Церковь всегда занималась издательством, даже когда не было печатных станков, когда переписывали книги при монастырях и при соборах. Когда стали появляться печатные станки, то Церковь тоже не была в стороне. Правда, я скажу, в синодальный период, наряду с церковными типографиями (к примеру, была типография в Лавре, Синодальная типография), существовали и светские издательства и типографии, где печатали православную религиозную литературу. Знаменитая Оптина пустынь принимала активное участие в популяризации православного святоотеческого духовного наследия. На Афоне тоже было свое книжное дело. В советское время все было ограничено. Существовал только один Издательский отдел, и то он был создан в 1945 году, его функции были незначительные. Тогда отдел выпускал только ежемесячно «Журнал Московской Патриархии», ежегодно календарь, «Богословские труды» и время от времени Библии и какие-то богослужебные книги и молитвословы. Другой литературы в то время не издавалось.

В 1990 году в стране произошли политические изменения и Церковь получила широкую возможность в издательской деятельности. Монастыри, приходы, а также активные православные христиане стали печатать необходимую для России, а также Украины, Беларуси — всех верующих на канонической территории нашей Церкви — духовную, богословскую, катехизаторскую, миссионерскую литературу. Конечно, процесс был непростой, потому что в первое время было мало новых книг, новых материалов. В основном издание заключалось в том, чтобы перепечатывать дореволюционные книги.

За 70−80 лет ментальность, сознание людей изменилось. С одной стороны, народ стал более просвещенный, но менее компетентный в вопросах духовной жизни. Потребовалась новая литература, написанная на современном языке, которая бы отвечала вопросам и проблемам, существующим в обществе.

И вот здесь я скажу: все 90-е года как раз и прошли на становлении православного книжного дела. Еще в 1994 году Архиерейский Собор одобрил развитие издательской деятельности. Но был необходим орган, который смотрел бы за качеством издания и за содержанием. Был приток в Церковь новых православных верующих, но многие из них вообще не знали Евангелие, они плохо представляли, что такое духовное наследие, творения святых отцов. Если мы вспомним 90-е годы, особенно начало — какое было брожение в умах! Каких только проповедников у нас не было! И каждый проповедник нес свою идею, свою идеологию. И в тот период появилось очень много литературы, которая с православной точки зрения, с позиции богословия была некачественная. Может быть, по принципу западных технологий она легко воспринимается, привлекательна, но в ней имеется искажение православного вероучения. И здесь первое, что входит в задачу Издательского Совета (об этом как раз было постановление Архиерейского Собора) — организовать выпуск качественной литературы и следить за тем, чтобы литература не носила догматических, вероучительных погрешностей, не противоречила традиции Православной Церкви и не была построена на каких-то вымышленных фактах.

А реально к этому приступили после решения Священного Синода 30 марта 2009 года, когда Издательский Совет был сформирован как самостоятельная, независимая от издательств структура. После решения Архиерейского Собора 1994 года на протяжении 15 лет Издательский Совет также совмещал функции и издательства. То есть он был, как если светским современным языком выразиться, одним из издательств.

— Участником рынка.

— Участником рынка. Задача Издательского Совета сейчас — быть над всеми этими процессами, только следить за качеством издаваемой литературы и содействовать развитию православного книжного распространения. По инициативе Издательского Совета уже несколько сот тысяч единиц литературы мы издали бесплатно и распространили. Это входит в задачи Издательского Совета. Важно, чтобы книга была не только издана, но чтобы она дошла до читателя, до самого отдаленного сельского прихода — то, что мы сейчас как раз делаем и это наша основная задача.

— Расскажите, пожалуйста, как устроен Издательский Совет, кто туда входит. Есть ведь какие-то рабочие группы…

— В самом начале было задумано, что Издательский Совет будет коллегиальным органом. Сам Совет — это действительно коллегия, коллегиальный орган, куда входят и епископы, богословы, руководители Синодальных учреждений, представители и руководители издательств (в том числе и Вы, Георгий Михайлович, входите в Издательский Совет), представители общественности.

Этот орган собирается три-четыре раза в год, его главная задача — давать основные направления и курировать деятельность всех издательств, способствовать развитию православной книжной сети. Все члены Издательского Совета поделены на рабочие группы: четыре постоянных рабочих группы и, кроме того, есть дополнительные рабочие группы. Это разработка концепции православного книгоиздательства, разработка программ, стимулирующих авторскую и издательскую деятельность, поддержка существующих программ и книжных серий, посвященных подвигу новомучеников и исповедников российских, разработка специальных программ по изданию книг и еще рабочая группа по формированию библиотек Русской Православной Церкви.

Это тоже очень важный вопрос, потому что в библиотеку приходит немного людей. К сожалению, в России библиотеки, которые сейчас существуют, были сформированы в советское время, а тогда вообще не было отдела книг о религии, тем более о Православии, кроме справочников для атеистов. Поэтому это отдельное направление, которое мы разрабатываем. Сейчас существует много библиотек, но они все разрознены.

Мы разрабатываем материалы и документы для объединения и развития библиотек духовных школ, а также библиотек, которые были бы для более широкого круга посетителей — прихожан и даже простых людей, кто интересуется Православием. Это библиотеки епархиальные, монастырские, приходские и соборные.

Кроме того, есть временные рабочие группы. Это рабочая группа по кодификации текстов акафистов и выработке норм акафистного творчества. В последние 20 лет появилось особенно много акафистов, которые никогда не были одобрены авторитетным голосом Церкви. Я даже назову такой акафист — «В помощь умершему при прохождении мытарств». Поймите, в Типиконе прописан только один акафист — Божией Матери, который читается на Похвалу Пресвятой Богородицы. Все остальные акафисты имеют развитие в соответствие с тем акафистом. В акафисте прославляется подвиг. Это радостный богослужебный чин и поэтому неслучайно во всех акафистах каждый икос заканчивается призывом: «Радуйся!»

Сейчас мы, в первую очередь, отбираем те акафисты, которые были уже рассмотрены каким-то церковным органом и утверждены как в синодальный период, так и в послесинодальный период, послереволюционный период. У нас утверждены уже более 180 акафистов и еще где-то 120 акафистов эта рабочая группа рассматривает.

Есть другие группы, которые занимаются разработкой механизмов распространения православной литературы. Есть рабочая группа, которая занимается составлением антологии святоотеческих учений, которые раскрывают учение Церкви об иерархии. И работает отдельная группа по разработке правил издания религиозной литературы, составлению списка учебно-справочных изданий для подготовки книг к печати, а также по разработке единых правил написания церковных терминов. Это тоже очень важный вопрос, потому что если мы возьмем книги разных издательств.

— …то будет полное разночтение.

— Да. Каждый печатает по своим правилам. И даже в Священном Писании мы встречаем такие вещи, где, допустим, местоимение, которое относится к имени Божиему или к Пречистой Божией Матери, печатается с маленькой буквы. Поэтому сейчас мы уже закончили этот основной документ и составляем словник — такой справочник основных слов, которые часто встречаются в книгах, чтобы как раз предложить его для пользования всем издателям.

— Проводится колоссальная работа.

— Да. Но все эти рабочие группы — это Издательский Совет. А всю эту деятельность обеспечивает аппарат Издательского отдела. Это уже другая структура. Она не входят в Совет.

— Титаническая работа проводится. Я думаю, что многим радиослушателям было бы интересно узнать о деятельности каждой группы. Может быть, мы попросим руководителей этих рабочих групп придти и рассказать о своей работе.

— Да, они расскажут о рецензировании, о планировании церковной издательской деятельности. Очень много интересного.

— Собран потрясающий словник, разработаны правила. Я думаю, что это будет большим подспорьем для всех издателей, для всех, кто вообще работает со словом в нашей Церкви.

— Наш последний проект (но еще не окончательный вариант), я его и принес сюда, он содержит множество глав, 100 страниц текста. Потом он будет представлен на утверждение и Святейшему Патриарху и рекомендован не только для издательств, но и для учебных заведений. Потому что правильно писать и правильно оформлять сочинения, правильно делать сноски должен уметь каждый человек, каждый священник. Это брошюра, целая книга вместе со словником, объемом более 200 страниц, будет нужна многим. Она будет распространена по издательствам и духовным учебным заведениям.

— Я думаю, что и светские издатели, и те люди, которые выпускают газеты, журналы, или работают в Интернете, все также скажут вам огромное спасибо, потому что это, действительно, будет хорошее подспорье для всех.

Наверно, самый острый вопрос, который постоянно обсуждают многие издатели и распространителя православной литературы — это вопрос цензуры. До сих пор есть люди, которые именно так называют процедуру рецензирования, которая проводится в Издательском Совете. У многих есть недопонимание необходимости, важности этого дела. В последний год таких людей стало значительно меньше. Но голоса недовольных еще звучат. Что же делается в Издательском Совете? Нужна ли такая работа вообще?

— Во-первых, у нас нет никакой цензуры. Мы не запрещаем издавать — мы только даем рекомендации к книгам, которые могут распространяться через церковную книжную сеть. То есть, мы подсказываем приходам, монастырям, епархиальным магазинам, церковным православным магазинам — эта книга одобрена, она может распространяться, а эта имеет вопросы. Но в то же время я скажу — мы же и большое подспорье для самих издателей. Человек, который возьмет книгу, к примеру, Вашего издательства, и увидит там какие-то ляпы, богословские, духовные неточности, он скажет: это издательство издает некачественную литературу.

Я приведу в пример несколько мест, которые мы не пропустили. Не запретили книгу, а просто рекомендовали исправить эти ошибки. В одном руководстве для подготовки к Таинству брака пишется, что необходимо в день брака причаститься. И есть такая фраза: «И очень желательно прочесть перед причащением положенные молитвы». Поймите, у нас в Православной Церкви не очень желательно, а необходимо прочесть. Поэтому мы рекомендуем исправить это. Мы не можем ослаблять норму Церкви — молитвы перед причащением. Когда человек готовится к причащению, он обязан прочесть.

Это одно. Можно привести и другое. Я не буду называть автора, книгу и издательство, я просто приведу пример: «Если мужчина способен напиться, значит, совесть еще в нем жива». У нас пьет Россия и как это утверждать: который не пьет, он без совести что ли, получается? Эти места мы рекомендуем исправить. Мы не запрещаем их.

Можно привести еще массу вещей. То же высказывание в одной книге: «Преподобный Силуан — единственный, кто сказал четко и ясно, что без любви к врагам ты не верующий». Эти слова сказал Христос: «Любите врагов ваших», Он дал это нам как заповедь. Это неудачное выражение. Мы просто рекомендуем подредактировать его. Это не цензура. Мы хотим, чтобы православные традиции не искажались.

А еще есть книги, которые культивируют и распространяют неизвестные традиции, которые никогда не были у нас на Руси. В одной книге есть такая рекомендация — когда священник придет освящать дом после Богоявления, то надо, чтобы хозяин дома имел три пирога. Первый пирог он должен откусить, когда священник войдет и окропит при входе — тамбур или что-то такое. Второй пирог откусить, когда он будет в кладовой, а третий — откусить на дворе, когда будет его провожать.

Эти рекомендации — нигде этого не было. Можем ли мы продавать в церковной лавке такую литературу? Каждый человек, когда у него появится мысль — мне надо что-то купить, прочитать, чтобы узнать о вере — идет не в «Дом книги», а в храм. И если в храме он возьмет такую книгу, она будет первым руководством его духовной жизни. И если он неправильно усвоит это — то это неправильно, это неверно.

Мы должны такие ложные обычаи, неправильное понимание христианской жизни, где искажается православное учение, исправлять. Это часто бывает по неведению. Когда мы даем такие замечания, отзывы издателям, издатели благодарят: «Спасибо. А мы не заметили!»

— Я могу подтвердить — это так и есть.

— И если у нас, в Русской Церкви не хватает богословов, потому что 70 лет Церковь не могла развивать свое богословие, была ограничена — естественно, наш человек ищет, где можно найти. А у нас, к сожалению, я скажу, — в любом светском магазине сейчас есть отдел религиозной литературы, но там можно такую бесовщину встретить, которая продается рядом с Библией! Это опасно. Мы проводили разговоры с рядом книжных сетей, чтобы они отделили, выделили православную литературу. Они говорят — страна многоконфессиональная и надо для всех предоставлять возможность купить литературу. Но православную литературу не должны смешивать со всякой оккультной, сектантской, инорелигиозной. Россия — православная страна. И будет даже большим плюсом для книжных магазинов, если будет отдел «Православная книга». Мы должны думать об этом.

— Здесь я как издатель могу, опять-таки, подтвердить Ваши слова, дорогой владыка, о той пользе, которую дают эти проверки, проводящиеся в Издательском Совете. В нашем издательстве, слава Богу, очень редко бывает, что мы получаем какие-то замечания. Но всякий раз эти замечания очень по делу. Это действительно то, что случайно где-то наш редактор недосмотрел, недодумал, недопроверил и это только делает книгу лучше и качественнее. Это факт.

— Но мы не налагаем никаких запретов. Мы налагаем запреты на те изданные книги (у нас есть целый список книг, не рекомендуемых для распространения через церковную книжную сеть), где явно искажается православное учение. Но они идут как бы под грифом «православная книга».

— Но таких книг немного.

— Да, их немного. Мы проанализировали книги, которые были изданы с 2000 года — было издано более 10 тысяч наименований. Всего шесть-семь книг оказалось таких. Случайные книги, которые попали и были изданы.

— Еще раз надо подчеркнуть, что речь идет ни в коей мере о цензуре или о каком-либо цензорском вмешательстве в книгу.

— Да.

— Речь идет действительно об отеческой заботе об издателях, о том, чтобы подготовить книгу более качественно, более хорошо и чтобы человек, который приходит в православный храм, в монастырь, чтобы он точно знал, что, покупая книгу с крестиком на обложке, он берет хлеб в руки, а не камень.

— Очень много издательств ставили грифы «По благословению Святейшего Патриарха» или «По благословению такого-то архиерея», не согласовывая с ними и даже не представляя для ознакомления тому или иному иерарху или Патриарху. И когда показывали книгу, архиерей говорил: «Да я вообще первый раз вижу это название и не знаю этого автора». Поэтому мы это все тоже отслеживаем, чтобы действительно было благословение Священноначалия. Простым книгам мы теперь не даем гриф Святейшего Патриарха — он идет только на богослужебную литературу и на издание Священного Писания, славянской Библии на славянском языке, Нового Завета на русском языке Синодального перевода.

— Владыка, расскажите, как проводится работа по рецензированию, кто ее осуществляет?

— Решением Священного Синода рецензирование было принято 25 декабря 2009 года и с 2010 года у нас начался процесс именно формирования и аппарата по рецензированию и формирования отношений с издательствами. Мы даже не представляли, сколько издательств у нас есть, сколько будут представлять книги на рецензирование. Сейчас мы составили такой список — около 200 издательств, с которыми мы имеем отношения. Это и епархии, это и приходы. На епархиях и в приходах по-разному — есть, где издается много книг (к примеру, Саратовская епархия), а есть — две-три книги в год. И то же самое касается издательств. Есть издательства, которые по несколько сот книг издают, а есть издательства, которые издают 20−30 книг в год. Всего к 2010 году нам поступило 3605 изданий. Это книги печатные, это аудиокниги, это диски с песнопениями, с различным информационным, духовным, православным материалом.

Мы отрецензировали в 2010 году 3249 изданий. Гриф получили 2842 издания. Возвращено на доработку 171 издание. Это по прошлому году. В этом году у нас примерно такие же показатели. В прошлом году по благословению Святейшего Патриарха и решению Священного Синода была создана Коллегия по рецензированию. Туда входят известные авторитетные богословы, специалисты в области церковного пения, славянского языка, специалисты в области кинематографии — к нам поступают еще фильмы. Мы их смотрим.

Из имен я могу называть — отец Максим Козлов, отец Владислав Цыпин, отец Владимир Вигилянский, отец Борис Даниленко, Евгений Полищук — он проработал очень много в Издательском отделе Русской Православной Церкви.

— Очень известные и очень уважаемые всеми люди.

— Да. Всего 16 членов Коллегии, которые принимают решения, предоставить гриф или нет. Подготавливают материалы рецензенты, в том числе и книги по специальностям, особенно книги. Что касаются новомучеников, это отец Дамаскин (Орловский) — известный человек, он очень много работает в комиссии по канонизации новомучеников. И есть группа специалистов. Это либо кандидаты исторических наук, либо кандидаты, окончившие духовные академии, кандидаты богословия. Они занимаются рецензированием. Они прочитывают литературу, просматривают, сверяют. Свой протокол на каждую книгу они выносят на Коллегию, перечисляют те замечания, которые нашли по книге.

Возникали вопросы: почему такое анонимное рецензирование? Сам рецензент — это технический человек. Его рецензии каждой книги рассматриваются на Коллегии. Этот вопрос мы обсуждаем и выносим решение. Если на Коллегии книга вызвала какие-то разные позиции, то мы даем второму рецензенту.

— Большое спасибо, владыка, за то, что Вы рассказали. Я думаю, что для многих радиослушателей наших теперь станет понятно, как работает весь этот механизм. С недавних пор в Издательском Совете начали проводить презентации книг. Расскажите немного об этом крайне полезном и нужном деле.

— Да, я думаю, это одно из направлений, которое мы будем регулярно проводить. Мы будем знакомить более широкую публику читателей с теми новинками, которые выпускаются в православных книгоиздательствах и будут поступать в православные книжные магазины, храмы, монастыри, приходы. В этом году мы провели презентацию книг Надежды Смирновой. Это не богословская литература — это повести, рассказы и человек, которые их читает, получает понимание, что необходимо обращаться к Богу. Без Бога невозможно жить. Там показана судьба людей, которые в итоге, пройдя через испытания, приходили к Богу. Это «Исповедь одинокой души», «Коснись сердца моего, Господи», «Степанов хлеб». Это три книги, которые написала Надежда Смирнова — писательница, интересный человек.

Также мы проводили презентацию книги отца Алексия Плужникова «Иллюзии духовной жизни». Впоследствии мы будем регулярно это проводить. И в этой связи я скажу, что одно из важных направлений, которое мы хотим сейчас развить, чтобы презентация имела более широкий характер — те новинки, которые будут печататься, мы будем презентовать их в «Православном книжном обозрении», рассказывать о них шире даже еще до того, как эти книги вышли, готовить читателя к этой книге. Это тоже один из важных проектов, который мы будем реализовывать в нашей работе.

— Что ж, спасибо Вам огромнейшее, владыка, за подробный рассказ о деятельности Издательского Совета. Напоминаю, что в нашей студии радио «Радонеж» был председатель Издательского Совета Русской Православной Церкви митрополит Калужский и Боровский Климент.

— Спасибо Вам, Георгий Михайлович, спасибо всем радиослушателям. Я рад общаться и всех призываю — давайте не будем забывать книгу. Книга нас приводит к Богу, православная книга. Не будем забывать читать Евангелие. Это наказ, который мы получили от Господа: «Всякий слышащий слово Мое имеет жизнь вечную». Давайте мы будем стремиться жить по Евангелию. Помогай всем Господь.

http://www.radonezh.ru/monitoring/15 408.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru