Русская линия
Православие в УкраинеМитрополит Бориспольский Антоний (Паканич)17.11.2011 

«На ток-шоу я бы не пошел…»

К 60-летию украинского телевидения: ректор Киевских духовных академии и семинарии ― о своем отношении к современному ТВ.

 — В определенном смысле любая информация — это проповедь. Владыка, Архиепископ Бориспольский Антонийкак Вы считаете, воспринимается ли проповедь современным телезрителем?

- Действительно, любое слово, направленное к человеку, оставляет свой след. Тем более, слово о самом важном — смысле человеческой жизни.

Здесь встает другой, не менее важный вопрос: как мы это слово будем говорить. Потому что неизменяемые Божественные истины, всегда соотносятся и находят свою реализацию в контексте конкретной исторической эпохи, определенной социальной группы. Проповедующие должны искать такой язык общения, который будет открывать Божественные тайны. Для проповедника очень важно найти то слово, которое, как говорит современная молодежь, способно «зацепить».

Возможно, священнику, который проповедует в храме, немного проще. Несмотря на то, что прихожане — разные по уровню религиозного восприятия, но они изначально настроенны услышать слово, объясняющее Священное Писание, основы Православной веры.

Люди по ту сторону телевизионного экрана — намного разношерстнее. Язык телевизионной проповеди должен это учитывать. Ведь телезритель, не будучи заинтересован, сразу может переключить канал—на этом для него проповедь, которую вы, возможно, долго готовили, и закончится.

В то же время наше желание быть услышанными не должно приводить к десакрализации религиозной темы. О Боге нельзя говорить бытовым, обывательским языком.

 — Производителям, то есть, телевизионщикам, важен продукт, который, так сказать, будет хорошо продаваться. Как привить людям другой образ мышления, нежели тот, который нам навязывает культура потребительства?

- Действительно, первое чувство, которое возникает у человека, включившего телевизор, например, после длительного перерыва: все пропитано духом потребительства, наживы и развлечения. Очень мало интеллектуальных программ. И уж почти совершенно отсутствуют воспитательно-ориентированные передачи. Более того, все стремятся разогреть в человеке самые низменные страсти.

А ведь в Евангелии сказано, что один из самых страшных грехов — это соблазн другого человека. Тем более, основная продукция телеиндустрии направлена на тех, кто еще не способен критически оценить многие явления, я имею в виду нашу молодежь.

В этом смысле должна работать государственная законодательная база, охраняющая моральные устои общества. Во многих странах в отношении телепродукции также существуют и неписанные договоренности, не допускающие выход на экраны сцен насилия и разврата.

Однако если сам человек захочет это найти, внешние запреты и ограничения — не помеха. Костяк греховных желаний кроется в человеческом сердце. Поэтому мы должны воспитать в себе противоядие ко греху. Это процесс очень сложный и должен начинаться с семьи, и продолжаться всю жизнь. Другими словами, нужно жить по-христиански. Об этом тоже должно говорить телевидение.

Почему у нас так мало церковных передач? С одной стороны, логика, кажется, очень простая — все мы налогоплательщики, и государственное телевидение в частности содержится за средства людей, большинство из которых, согласно социологическим опросам,—православные. Но, с другой стороны, нам очень редко дают возможность бесплатно выходить на экраны общенационального телевидения: просто это экономически невыгодно.

— Выходит, вопрос не в том, что телевидение имеет свои границы. Оно просто не умеет, не хочет говорить о Боге современному обществу. Так?

- Телевидение — бездушное средство. Оно не может чего-то хотеть или не хотеть. Как, в прочем, и интернет. Оно зависит от конкретных людей, и в этом суть проблемы.

Существует определенное задание, заказ. Необходимо понимать меру личной ответственности тех, кто этот заказ формирует: люди ответственны за то, что они делают. Однако если главная цель жизни теряется человеком, если он хочет построить себе здесь «рай» на земле, то его не интересует, каким образом он это сделает. Пойдет ли по головам других или нарушит психику многих, ему главное — заработать.

— Сейчас мы наблюдаем ситуацию, когда священники и даже церковные иерархи принимают участие в высокорейтинговых ток-шоу, предпринимая попытку в сжатом формате проповедовать вечные ценности и говорить о Боге. К сожалению, часто случается так, что слова духовных лиц передергиваются, людей выставляют на посмешище, унижается достоинство самой Церкви. Как быть с этой проблемой?

- Вы знаете, у меня свое личное отношение к ток-шоу. Честно говоря, я бы не пошел на такие программы. Может, разве только на прямой эфир.

По российскому ТВ я недавно видел передачу под названием «Честный понедельник». В студию пригласили отца Всеволода Чаплина по поводу его высказывания на радио относительно художественного произведения В. Набокова «Лолита». Насколько я понял, был «вырезан кусок» из его полной речи. В конце концов, пригласили и А. Невзорова — как бы телемост из Петербурга, и превратили это ток-шоу в осуждение Церкви в контексте того, может ли Церковь вообще говорить о нравственном воспитании людей. Лично я увидел в этом заранее подготовленный ход.

Думаю, на такие ток-шоу идти не нужно. Во-первых, потому, что это всегда заранее прописанный сценарий, и если человек в него не вписывается (а с Церковью и церковными людьми так в большинстве случаев и получается) — подают с очень невыгодной точки зрения. Во-вторых, на мой взгляд, ток-шоу — это не самый удачный формат проекта, который нужен для наших религиозных программ. Это все же игра. И если мы будем говорить о вере, об основах человеческой жизни в рамках этой игры, то где гарантия, что в будущем человек не будет воспринимать и все сказанное как игру?

Насколько мне видится, участие священства в ток-шоу развлекательного характера имеет больше минусов, чем плюсов.

 — А какие тогда форматы наиболее приемлемы?

- Должны быть различные форматы, ориентированные на разные уровни религиозного восприятия, образования и воцерковленности аудитории. Для воцерковленных людей необходима проповедь, с богословской терминологией и углублением в церковную историю.

Телепрограммы для детей должны быть простыми и интересными, чтобы привлекать и удерживать внимание. На украинском телевидении у нас есть региональные детские передачи очень высокого уровня, например «Шишкин лес».

Самая большая прослойка людей считает себя православными, но о вере почти ничего не знают. Они приходят в храм пасху посвятить, крещенской воды домой набрать, потому что это традиция. Этим их церковная жизнь и ограничивается. Вот именно для них необходимо найти формат, который бы говорил о вере, но пока еще не языком богословия.

В частности, передача «Православная энциклопедия в Украине», которую мы начали совместно с Первым Национальным телеканалом, ставит перед собой именно такую задачу. С одной стороны, в разговоре с богословами, представителями науки, культуры и политики — пытаемся найти тот язык общения, который был бы понятен современникам. Важно показать, что категории, о которых мы говорим, — не устаревшие, без них человек элементарно не может быть человеком, образом Божьим, той личностью, которая задана Творцом.

С другой стороны, наша цель — раскрыть Православие в характерных чертах местной культуры и традиций. Необходимо дать пищу для размышления.

В октябрьской программе, например, мы говорили о первых двух Вселенских соборах, пытались объяснить их значение для Церкви. Говорили о том, что такое ересь, и как ее воспринимает современный человек, и почему в древности она порождала борьбу не на жизнь, а на смерть. В итоге коснулись очень важного вопроса, что такое истина для современного человека.

 — Нужны ли нам телеформатные проповеди для воцерковленных людей? Ведь если человек православный, ежевоскресно бывает в храме, общается со своим духовником, разве ему недостаточно этого в обычной жизни?

- Здесь важно, чтобы человек не принял за главное то, что является второстепенным. Мне как-то студенты задали вопрос: можно ли исповедовать по интернету. Я ответил, что интернет нельзя отрицать, его можно использовать как средство общения с духовником. Через интернет, в конце концов, человек может прийти к покаянию, но Таинство исповеди совершается в храме.

Церковная жизнь — евхаристоцентрична. Человек должен участвовать в таинствах, и только тогда он подлинно верующий, только тогда на нем благодать Божья. И для этого можно использовать все средства, которые помогают вырваться из греховного состояния.

И телевизионные передачи для воцерковленных людей должны быть. Вместо того, чтобы смотреть какую-то мыльную оперу, думаю, было бы хорошо, если бы у православных появилась возможность узнать из телевидения больше о Троичном догмате, учении о Церкви и т. д. Ведь не всегда есть возможность, скажем, прочитать толстую книгу. Иногда хорошо послушать какое-то объяснение, интересную историю из церковной жизни или узнать о важном событии дня сегодняшнего, вчерашнего. Опять же, повторюсь, передачи такие должны быть, потому что это — средство интеллектуального и духовного развития.

Возможно, я не первый об этом скажу, но если бы апостол Павел жил в наше время, он бы пользовался теми же средствами, которые есть у современного человека, тоже выходил бы на проповедь через телевидение и другие средства массовой информации. Однако важнейший момент—люди не должны остаться по ту сторону экрана, но через телевизионную проповедь прийти в храм. Тогда это будет правильно, и человек получит ту полноту и гармонию жизни, которая необходима.

 — В канун 60-летия украинского телевидения какую вы видите перспективу его развития в религиозном сегменте? И что бы Вы хотели пожелать тем людям, которые стоят во главе этой медиаиндустрии?

- Я хотел бы пожелать, чтобы телевидение максимально было обращено на развитие человека как личности, не потворствовало страстям, присущим нашей падшей природе.

Общаясь с сотрудниками многих украинских телеканалов, я заметил, что среди них очень много людей глубоковерующих, способных работать в религиозном направлении. Главное, чтобы те люди, от которых зависит идеология развития телевещания, были ответственны перед собой и перед историей. Ведь любое культурное явление появляется не само по себе. Оно имеет как корни, так и перспективы на будущее.

Поэтому очень важно быть ответственным перед собой, перед теми людьми, которые рядом, и в глобальном смысле, конечно, перед историей. То, что мы закладываем сейчас, вырастет в будущем.

Желаю Божьего благословения всем труженикам украинского телевидения!

Беседу вела Ирина Яковчук

Православный журнал «Лоза», выпуск № 2 (ноябрь 2011)

http://orthodoxy.org.ua/content/arkhiepiskop-borispolskii-antonii-lyudi-ne-dolzhny-ostatsya-po-tu-storonu-ekrana-no-cherez-televizionnuyu-propoved-priit


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru