Русская линия
Православие.RuДиакон Димитрий Цыплаков12.11.2011 

Выборы, или Куда податься бедному православному?

В ходе преподавания обществознания в православной гимназии волей-неволей пришлось Выборыпознакомиться с современными учебниками по предмету. И вот в одном из них (Кравченко А. «Обществознание. 10−11 кл.») мне встретилась таблица, где были представлены три типа власти в обществе: харизматическая, традиционная и легальная. А в качестве примера харизматических лидеров были приведены — прямо через запятую — имена: Иисус Христос. а дальше Ленин и Гитлер.

Меня это сильно покоробило — и даже не потому, что Ленин и Гитлер были бедой для своих народов (ведь А. Кравченко оговорил в таблице, что оба этих деятеля в политике воплотили злое начало). Нелепо то, что Христа назвали в ряду политиков. Да, Он учил о Царстве, не отверг и титул Царя Иудейского, но царские почести принял, воссев на осленка: не только исполняя древнее пророчество, но и показывая, что Его Царство Небесное — это Царство «не от мира сего» (Ин. 18: 36). Именно об этом грядущем Царстве молимся мы в молитве «Отче наш», говоря: «Да приидет Царствие Твое». То есть мы чаем великого Царства добра и справедливости, как об этом сказано в книге Откровения: «И я, Иоанн, увидел святый город Иерусалим, новый, сходящий от Бога с неба, приготовленный как невеста, украшенная для мужа своего (Откр. 21: 2)». Это наше грядущее Небесное Отечество, гражданами которого мы становимся в святом крещении.

Но что делать нам, христианам, пока мы еще живем в «царстве» земном, в нашем земном отечестве? Конечно, среди нас есть те, кто достиг меры духовного возраста, позволяющей оставить все земные попечения и с христианским смирением жить в мире, не соприкасаясь с политической реальностью. И благо им будет. Но что делать всем нам, когда в нашу жизнь, наполненную житейскими заботами, уже вторглись грядущие выборы?

А они неумолимо приближаются: у нас в России разворачивается думская и президентская избирательные кампании. Эмоции зашкаливают не только в блогосфере, но и в «реале». И перед нами встает вопрос: как совмещаются Церковь и политика? Как вести себя христианину в данной политической обстановке?

Сразу оговорюсь: я не собираюсь судить и рядить о взаимоотношениях Московской Патриархии с Администрацией Президента. Говорить можно о том, о чем знаешь. А какие «тайны мадридского двора» могут быть ведомы простому диакону из провинциального академгородка? Я хотел бы сказать о том, что, на мой взгляд, нужно делать (и чего не нужно делать) всем нам, простым обывателям, в этот период нешуточного накала политических страстей.

Наше общество поделилось на две неравные (по своим возможностям) части «пиратов» и «альтруистов"[1]: на тех, кто нашел себе место у сырьевой и бюджетной «кормушки», и тех, кто хотел бы жить «в нормальной России» без коррумпированных чиновников, с ровными дорогами, без бюрократической волокиты, с эффективным здравоохранением, без административного беспредела, с хорошими школами. Этот список наших желаний можно долго еще продолжать, но становится ясным, что надежды на жизнь в такой России, где все будет хорошо и правильно, тают.

«Альтруисты» обозначают свою позицию примерно так: «Вместо демократической, свободной России мы получили страну с авторитарной «вертикалью», сырьевой экономикой и собственностью, «завязанной» на чиновников. Подобная модель управления заведомо неэффективна и выглядит убого на фоне развитых демократий не только Европы, но и Азии. Если она будет воспроизводиться, то у России нет будущего. В лучшем случае нас ждет жалкое прозябание на задворках мировой цивилизации, а в худшем — развал и растаскивание страны на куски».

На этом закончу эту нехитрую политическую агитку «альтруистов» и попробую порассуждать за противоположный лагерь — «пиратов» (ну, то есть, за этих самых, которые и образуют нашу политическую и экономическую элиту): «Рассуждения пламенных либералов и демократов красивы и заманчивы, но не учитывают простой факт: мы живем не в школьном учебнике, где все правильно и хорошо, а в жесткой и даже жестокой реальности — «по законам джунглей», так сказать. А это значит, что прекраснодушный «альтруист» обречен на заведомое поражение. Чтобы чего-то добиться в нашей стране, нужно обладать волчьей хваткой, надежным силовым прикрытием, да к тому же еще нужно (благодаря этим самым «альтруистам») периодически изображать из себя невинного голубя, украдкой показывая свой звериный оскал тем, кто решит, что на овцу нарвался. Достаточно немного замешкаться в «прекраснодушии» — и из-под носа уведут власть, бизнес, все нажитое «непосильным трудом». И надо быть благодарным тем, кто в условиях этих «джунглей» умудряется проявлять заботу о людях и реализовывать социальные проекты. Да, небескорыстно, но таковы законы нашего мира. И пока либералы теоретизируют о свободе, демократии и правовом государстве, вот этой самой нелюбимой либералами власти удалось сохранить единство страны, существенно повысить уровень жизни населения, добиться признания на международной арене. И теперь эта власть имеет полное право закрепиться и продолжить свою работу — да, с помощью явного доминирования, но, если ситуацию отдать на откуп «альтруистам», они ее не удержат, а отдадут на откуп еще худшим деятелям, как когда-то Временное правительство «профукало» Россию большевикам».

Поэтому-то «пираты» будут бороться за свои места в иерархии социума, как в игре «царь горы», спихивая конкурентов всеми доступными способами, — оправдывая себя французской поговоркой «c'est la vie» — «такова жизнь».

Как видим, у каждой из сторон «своя правда». Как же поступить христианину в этой ситуации гражданского противостояния? К какой стороне примкнуть? Быть за «белых» или за «красных»? Куда «бедному крестьянину (то бишь — православному) податься»?

За ответом нужно обратиться к православному учению о природе государственной власти — оно изложено, в частности, в «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви"[2]. Власть в пораженном грехом обществе не есть и не может быть прямым продолжением Божественной власти над миром. Власть в мире, пораженном грехопадением, носит двойственный характер, в ней идет такая же борьба добра со злом, как и в сердце человека. Она может стать проводником Божественной воли, если использует свои возможности для ограничения зла и поддержки добра, но может стать орудием зла — того самого мира, который «во зле лежит» (1 Ин. 5: 19). В «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви» об этом говорится так: «Государство как необходимый элемент жизни в испорченном грехом мире, где личность и общество нуждаются в ограждении от опасных проявлений греха, благословляется Богом. В то же время необходимость государства вытекает не непосредственно из воли Божией о первозданном Адаме, но из последствий грехопадения и из согласия действий по ограничению господства греха в мире с Его волей. Священное Писание призывает власть имущих использовать силу государства для ограничения зла и поддержки добра, в чем и видится нравственный смысл существования государства (Рим. 13: 3−4)».

Вспомним начало этих слов апостола Павла. Он призывал христиан покориться власти: «Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены» (Рим. 13: 1). Поэтому, восставая против власти, люди рубят под корень дерево, на котором зиждется хрупкий мир и стабильность в обществе. Апостол Петр также призывал первых христиан почитать царскую власть: «Бога бойтесь, царя чтите» (1 Пет. 2: 17). Христиане должны были чтить царей, которые тогда были язычниками, а иногда и гонителями христиан.

Эти вроде бы прописные истины часто можно встретить в рассуждениях многих проповедников, и я не хотел бы читать очередную проповедь. Но, если мы всерьез и с полным доверием принимаем возглас Божественной литургии: «Благословенно Царство Отца, и Сына, и Святаго Духа», если в нашей душе звучит «Аминь» этому Царству, то мы не можем не понимать, что всякий православный политический активизм, который не исходит из этой эсхатологической перспективы, неизбежно вырождается. Христиане начинают мыслить по законам «века сего», и религиозная политика секуляризуется. Такой секуляризм дышит в «Государе» Н. Макиавелли: мол, хоть мы и христиане, но в области политики — звери зверьми. В этом приятии закона греха и зла — трагедия Гамлета; в этом неприятии закона убийства и мщения — слава святых страстотерпцев Бориса и Глеба. Именно благодатью грядущего Царства Христова христиане победили языческую Римскую империю. Не восстаниями, не войной, а внутренним исцелением. Ведь, наверное, одни только христиане всерьез принимали языческие церемонии культа императора и шли на смерть, признавая единственным Господом Иисуса Христа. Только Крестом Христовым была исцелена Римская империя, превратившись в православную Византию, а императоры, начиная с Константина, признали над собою власть Божию как источник собственной власти.

В том-то и суть «Византийского урока» — замечательного публицистического фильма, что, утратив соль евангельской правды, христиане потеряли и империю. И ее невозможно вновь обрести, потому что сама по себе имперская власть не была единственно приемлемым устройством христианской власти. Просто Церковь Христова открыла для империи возможность служения добру, явила для земного царства перспективу Царства Небесного.

И если ныне наше земное государство в России не соответствует своему идеалу, то это не означает, что мы должны вновь строить империю. Да, мы слышали мудрую присказку: «Это на земле тут демократия, а на Небе — Царство». Но ведь это не значит, что надо бросаться строить христианскую монархию сейчас. Возможна ли она? Ведь «изменение властной формы на более религиозно укорененную без одухотворения самого общества неизбежно выродится в ложь и лицемерие, обессилит эту форму и обесценит ее в глазах людей», — верно замечено в соборном документе[3]. Поэтому не в шутку и не понарошку братия Псково-Печерского монастыря пошла с молитвой голосовать на избирательный участок в советские 1960-е[4]. Сегодня в наших собственных руках выбор, как отнестись к грядущему всенародному волеизъявлению: как к гражданскому долгу или как к фарсу. Я думаю, нам всем стоит серьезно, с молитвой за страну, власти и воинство участвовать в грядущих выборах, уповая на то, что наше серьезное отношение к гражданскому долгу способно преобразить общество. Ведь задача Церкви в свете приблизившегося Царства Небесного — не конфликтовать с земным государством, а исцелять существующие институты власти. Только бы мы сами имели эту соль Царства Божиего в себе и могли бы поделиться ею с окружающими.

Поэтому, когда я услышал про «Доктрину 77"[5], мне стало очень интересно: все же Иван Охлобыстин — священник, и хотя сейчас не служит, а играет как актер в популярных фильмах и сериалах, но, может, он, наконец, привнесет в политику христианское измерение? К сожалению, меня ждало разочарование. Перспективы Царства Божиего в «Доктрине» я не увидел. Есть попытка вернуть прошлое. Но прошлое невозвратимо, «никто не войдет дважды в одну и ту же реку». И сейчас призывать русских вновь строить империю, готовиться к войне — заведомо безнадежная утопия. Ради чего? Зачем нужна дорога, если она не приведет нас к храму Царства Небесного?

[1] Термины взяты из статьи А. Ткаченко «Пираты и альтруисты» http://www.foma.ru/article/index.php?news=6100.

[2] См.: Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. Гл. 3: Церковь и государство http://www.patriarchia.ru/db/text/141 422.html

[3] Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. Гл. 3: Церковь и государство.

[4] См. интереснейший очерк архимандрита Тихона (Шевкунова) «Вредный отец Нафанаил» http://www.pravoslavie.ru/put/39 014.htm.

[5] http://doctrina77.com/

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/49 788.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru