Русская линия
Богослов. RuПротоиерей Павел Великанов11.11.2011 

О чём я не сказал Президенту, или Город без головы

В своей авторской колонке главный редактор портала «Богослов.Ru» протоиерей Павел Великанов делится своими размышлениями в связи с недавней встречей Президента Российской Федерации Д.А. Медведева с духовенством и представителями церковной общественности.

Жаль, что встреча Президента РФ с православной общественностью во время выставки «Русь Православная» оказалась столь краткой. Почему-то указующий перст Главнокомандующего всё как-то избирал других. А сказать было что.

Ровно четыре года назад, ещё будучи первым вице-премьером, Дмитрий Анатольевич посетил Троице-Сергиеву Лавру и Московскую духовную академию. Во время визита состоялась встреча с администрацией Академии по решению проблем, связанных с аккредитацией духовных учебных заведений. Будущий Президент также посетил Центр информационных технологий Академии, где познакомился с находившимся в стадии разработки порталом «Богослов.Ru». Проявив живой и неподдельный интерес, будущему Президенту в особенности понравилась главная идея портала — размыкание системы церковной учёности, создание площадки для научных публикаций и дискуссий, отрытой любому участнику — как церковному, так и светскому. Главной задачей, как она виделась редакцией, было преодоление отчуждения между светской и церковной наукой, доказательство очевидного для нас факта, что богословие — это не шаманство, не астрология, не уфология, а полноценнная гуманитарная наука, со своей аксиологией, методологией, источниковой базой.

Прошло четыре года. Что изменилось? Казалось бы, многое. Да, портал действительно стал ведущей площадкой для богословских дискуссий. Да, именно здесь прежде всего бурлят страсти по документам Межсоборного Присутствия. Да, мы оказались на первых местах по уровню цитирования в религиозной сфере Рунета (согласно исследованиям Гарвардского университета). Да, за эти годы мы «обрасли» информационно-аналитическим центром, четырьмя иностранными версиями с отдельной редакцией, кино- и радиостудией, стали создавать отдельные сайты внутри портала, публиковать дайджесты и книги, активно завоёвывать пространство подкастов и социальных сетей. Казалось бы, всё замечательно развивается — живи да радуйся.

На самом же деле — ничего подобного. Главная задача, которая была поставлена, так и не была достигнута: богословие как было маргинальным для «большой» науки, так и остаётся по сей день. При всём обилии авторов «Богослова» из нецерковной среды, наша площадка так и остаётся «внутрицерковным междусобойчиком», на котором хоть и ломаются копья, но это не совсем те стороны, с которыми хотелось бы, да и надо было бы вступать в споры и дискуссии. Одним словом, задача так и остаётся по сей день невыполненной.

Почему? Всё очень просто. Богословие по сей день — вне закона. Богословие — личное дело «свободы совести и вероисповедания» каждого, а не признанная социумом общественно-значимая деятельность. Для нормальной, академической науки все наши учёные звания, научные степени — то же, что какой-нибудь «доктор информациологии», если не хуже. Стена как стояла — так и стоит. И даже трещин в ней за эти четыре года не наметилось. Казалось бы, несомненно положительный факт утверждения ФГОСа третьего поколения и открытие тем самым возможности получать аккредитацию духовным семинариям блекнет на фоне принятых властями Украины и Грузии решений не ломать через колено существующее церовное образование, а приспособить госстандарты к нему. О значении аккредитации семинарий для законного вхождения богословия в «большую науку» и говорить не приходится — оно если и есть, то сродни гомеопатии, а если ещё вспомнить про официальный отказ ставить гербовую печать на государственных дипломах — то совсем становится грустно.

Шаги, которые действительно могли бы существенно изменить положение церковного образования в государстве, если и предпринимаются, то при титанических усилиях со стороны Церкви, и далеко не всегда эти усилия увенчиваются успехом — как в случае с теологией и списком научных дисциплин ВАКа. О каком «вхождении» в общеевропейское образовательное пространство может идти речь, когда ни в одном европейском или американском университете вопрос о правомочности нахождения теологии среди гуманитарных наук в принципе не может быть поставлен — любому разумному человеку глубинная связь между университетским образованием и христианской гносеологией очевидна.

Но не только об этом хотелось сказать Президенту.

Есть ещё одна боль — может, и не столь масштабная, но не менее важная. Это — город Сергиев Посад. Если «вычесть» из города Троице-Сергиеву Лавру — останется совершенно заброшенный и грязный, проворовавшийся и запутавшийся в чиновьичьих дрязгах провинциальный городишко. Посад сегодня — это не только город без головы в прямом смысле слова — это ещё и город без смысла, без идеи. Если раньше, в былые века, сердцем города был монастырь и вся жизнь вращалась вокруг него, а позже — и вокруг Академии, то попытка советского режима внедрить новый смысл города как центра военно-промышленного комплекса и хранилища всяких нечистот — от биологического оружия до ядерных отходов — не особо-то вдохновила сергиево-посадцев. Так и разделяется город на две, мягко говоря, не очень дружащие части — верующие, духовенство, сотрудники Лавры — и «просто жители», которые тихо ненавидят «церковников», видя, как медленно, но настойчиво поднимается над городом всё выше и выше Лавра.

Не надо тешить себя сладостными иллюзиями, что когда-нибудь Посад станет Новым Римом, Иерусалимом, да ещё и Константинополем впридачу. Либо напряжение между разваливающимся городом и активно развивающейся Лаврой будет всё сильнее нарастать — либо должно произойти какое-то качественно новое изменение и в формате, и в самой сути взаимоотношений между ними. Ни поглотить город Лавре, ни городу изолировать себя от монастыря уже не удастся никогда. Но что же могло бы стать таким новым измерением, полезным, созидательным в равной мере и для людей церковных, и для далёких от веры горожан?

У меня есть только один ответ. Это — «Русский Оксфорд». Превращение Сергиева Посада в крупнейший Русский Гуманитарный центр, где были бы специализированные гуманитарные университеты и институты, лицеи и классические гимназии, различные исследовательские центры. Заметьте — речь не идёт о придании этому мероприятию статуса «православненького образованьеца». Сделайте Посад действительно интеллектуальным и культурным центром, вполне светским — и духовное наследие преподобного Сергия заиграет неведомыми доселе переливами; богослужебная, духовная, учебная, воспитательская, исследовательская деятельность сольются в единое русло традиционного русского классического образования. Для этого есть достаточно предпосылок: и географическое местонахождение города — не слишком далеко, но и не критически близко к столице; прекрасный ландшафт, подойдя к которому с умом и любовью, можно создать архитектурные ансамбли для выполнения любых задач — хоть гимназии с пансионом, хоть университета или колледжа. Это, конечно же, и близость преподобного Сергия — главного покровителя учащих и учащихся. Это и духовная академия со всеми структурными подразделениями, библиотекой, а главное — уникальной традицией целостного учебно-воспитательного процесса. Об исторической значимости Лавры и говорить не стоит. Появление в Сергиевом Посаде такой высокой концентрации умной и творческой молодёжи не может не изменить в кратчайшие сроки само лицо города, придать ему новый колорит и — простите, но так этого не хватает сегодня — здоровый румянец и свежесть! С другой стороны, сильный гуманитарный центр станет и для духовных школ серьезным вызовом — общаясь друг с другом, споря и соглашаясь, не станет ли это главным заделом для настоящего возрождения русской богословской школы? Разве не приближающийся юбилей 700 лет со дня рождения преподобного Сергия Радонежского буквально требует этого?

Впрочем, о чём это я… Достаточно посмотреть на одиноко стоящий ржавеющий экскаватор в недорытом котловане под строительство семинарского общежития — и становится понятной настоящая цена нынешним высоким и благородным словам. С каких бы трибун они ни звучали — духовной ли академии, университетских ли кафедр или общественно-политических мероприятий. А не начать ли нам ежедневное молитвенное хождение студентов к «Великому Котловану» — вдруг да и прорвётся Божественная милость сквозь железобетонный купол земных «гарантий» и «заверений» власть имущих? И хотя бы одно здание — какой там уж «Оксфорд»! — да построят семинаристам?

…У древних греков была такая поговорка: если в доме нет старика — его надо завести. Сегодня в российском образовании и отечественной науке «старика» остро не хватает: «старика» как настоящего гаранта порядочности, чести, целостности, правдивости. Этим «старцем» веками было богословие, венчавшее собой сложное и многоуровневое здание образовательного универсума, богословие, стоящее на твёрдом фундаменте Божественного Откровения и вникающее в предельные смыслы бытия — и минувших лет, и настоящих мгновений. Увы, но сегодня наш «старец» — в… хосписе, а не дома. Когда-то его просто вышвырнули на улицу, не так давно пожалели и отправили тихонько доживать свой век, никому не мешая, никуда не встревая. Похоже, его дальние потомки крепко забыли, что пока в доме есть старейший — дом будет крепко стоять; и благо будет его жителям, и долголетны они будут на земле, да и на небе — благословенны.

http://www.bogoslov.ru/text/2 245 361.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru