Русская линия
Православие.Ru Наталья Нарочницкая01.04.2002 

БУДЕТ ЛИ РАЗРУШЕН «КАРФАГЕН ПЕРСИДСКОГО ЗАЛИВА»?

Не события 11 сентября, а качественно новый этап в американской стратегии и поведении в мире знаменует начало новой эры. Эта стратегия целенаправленно в одном регионе вслед за другим устраняет конструкции миропорядка второй половины ХХ века, фундамент которых был взорван не «Аль-Кайдой», а разрушением биполярного мира. Масштабы развернувшегося в полноте американского «ответа» на «акт войны» впечатляют, заставляя меркнуть потрясения прежних лет, подобно тому, как эффект объединения Германии был сразу забыт после землетрясения декабря 1991. После «атлантизации» европейских процессов и предупреждения самостоятельности Европы и Германии идет структурная перестройка Евразии в целом, что побуждает относиться к расширению НАТО на Восток как к событию провинциального масштаба, некой технической операции по «выравниванию фронта».
Пришел черед радикальных перемен на Ближнем Востоке, который должен стать надежным тылом для южной евразийской дуги. Наконец, торжествующие англосаксы вступают победителями и миротворцами в Кабул после полного разгрома Афганистана, гарантируя базами в Центральной Азии старые и новые позиции «к востоку от Суэца». Нетрудно предположить появление в ближайшем времени планов очередного «пакта стабильности» — теперь для принципиально новой Центральной Азии. Похоже, что они будут весьма напоминать реконструкцию пакта СЕНТО — Организации Центрального договора. Нелишне вспомнить, что начинался он с небезызвестного Багдадского пакта — Договора между Ираком и Турцией и соглашения между Ираком и США. Эта конфигурация была призвана связать в единую цепь стратегические точки на линии: Средиземноморье — Малая Азия — Персидский залив — Пакистан. Только с Ираком и Кувейтом — Месопотамией, вожделенным призом, к которому Британия стремилась еще в Первой мировой войне, и куда она за столетие многократно входила с войсками и базами, ось Вашингтон+Лондон — Тель-Авив — Стамбул, намеченная еще в начале ХХ века, может получить продолжение в Персидский залив. Так что сегодняшнее внимание «к правам человека в Ираке» имеет глубокие исторические корни, причем совсем не гуманитарного, а военно-стратегического и экономического характера. «Карфаген должен быть разрушен!» — неустанно повторяет Четвертый Рим.

Евразийский эллипс
Если бросить панорамный взгляд на крупные геополитические штрихи британской политики на ближневосточном — центральноазиатском направлении за XIX и ХХ века, то выстраивается весьма четкая и преемственная стратегия. Смысл ее в достижении контроля над неким евразийским эллипсом, соединяющим Средиземноморье с британскими позициями в Индии. Двумя стратегическими центрами этого эллипса являются Ближний Восток и Персидский залив.
Если взять за отправную точку Средиземноморье, уже полностью подчиненное атлантическому контролю, то северная кривая должна охватить линию Проливы — Черное море — Каспийское море, далее — насколько удастся. Южная кривая имеет опорные точки: Малую Азию — Ближний Восток — Месопотамию — Персидский залив — Пакистан. Заметим, что замыкание этих линий происходит в Афганистане и вовлекает Центральную Азию как пограничный регион.
Северная граница этого эллиптического региона примыкает к Украине, Молдове, Кавказу и Закавказью, что делает понятной стратегию втягивания в атлантическую орбиту территорий от Балтики до Черного моря, истерическую травлю Белоруссии — недостающей части выкладываемой мозаики, борьбу за окончательное вытеснение России из Крыма, придание чеченскому уголовному мятежу ореола национально-освободительного движения и, наконец, вовлечение Грузии в американскую орбиту. Борьба за восточную и южную составляющие заставляет как и в первой половине ХХ века бороться за Ирак, а также захватывает бывшие центрально-азиатские республики СССР — Узбекистан, Киргизию, Таджикистан.
Интерес к этой дуге возник на заре Нового времени. Напомним некоторые хрестоматийные исторические вехи, чтобы постсоветский либерал, куда более «ленивый и нелюбопытный» в отношении собственной истории, чем во времена А. Пушкина, не подумал, будто «новый» евразийский эллипс" возник как заслуженный итог пресловутой борьбы «демократии и тоталитаризма».
Британия особенно интересовалась Ираном и Афганистаном всегда, когда было необходимо воспрепятствовать усилению России на Юге или, наоборот, чтобы в моменты слабости потеснить ее навсегда. В период русско-иранских войн с конца XVII вплоть до присоединения Северного Азербайджана и Восточной Армении (1823) Англия заключает договоры с Ираном с целью вынудить его продолжать войну с Россией и с непокорным Афганистаном и обещает снабжать его оружием и боеприпасами (1809, 1814). В 1829 году фанатики разорвали на части русского посланника Александра Грибоедова, сыгравшего ключевую роль в заключении очень выгодного для России Туркманчайского договора с Ираном, после которого русское влияние там было принципиально утверждено. Британские архивы, несмотря на многократное истечение срока секретности до сих пор закрыты, ибо английский след за смертью Вазир-Мухтара никогда не вызывал сомнения. В середине 30-х годов XIX века британскую шхуну Виксен застигли в Черном море, где она выгружала оружие для черкесов, что повлекло дипломатический скандал.
Англичане пытаются вновь овладеть Ираном сразу после поражения России в Крымской войне, лишившей Россию ее статуса Черноморской державы через «нейтрализацию» Черного моря. Сегодняшнее положение России гораздо хуже, чем после Парижского мира.
Что же в ХХ веке? Как только Россия, казалось, распалась в большевистской революции, вакуум силы побудил англичан немедленно в 1918 году оккупировать весь Иран, войти в Афганистан и обозначить себя по всей линии Российской Центральной Азии. Деятельность Энвер-Паши, одного из членов младотурецеого триумвирата и его басмачей на Аму-Дарье щедро субсидировалась британским оружием и военными советниками.
Однако замещение русского влияния на южной дуге советским с тем же геополитическим вектором вынудило британцев уйти из южного подбрюшия России.
В годы «холодной войны» Лондон и Вашингтон достигли некоторых успехов по линии Средиземноморье — Малая Азия — Персидский залив — Центральная Азия. Утратив Индию, Британия сохранила верного проводника англо-американских интересов — Пакистан. Иран и Пакистан также стали членами СЕНТО, продлив ближневосточную ось до границ Индии. Однако исламская революция в Иране, которую уже точно нельзя было отнести на счет советских или коммунистических происков, разрушила остатки этой оси.
Теперь вернемся на южную кривую евразийского эллипса. Ост-Индская компания стала проявлять интерес к Ираку и Кувейту с начала XVII века и оказывала все большее влияние на Багдадских пашей. После открытия в 1859 году Суэцкого канала роль Ирака и торговля с ним Англии резко возросли. Однако Ирак с 30- годов XIX века вплоть до окончания Первой мировой войны был в составе Оттоманской империи. В последней четверти XIX века Ирак стал объектом борьбы между Великобританией и Германией в связи с открытием богатейших месторождений нефти в районе Мосула и со строительством Германией железной дороги Берлин — Багдад, конечным пунктом которой должен был стать Кувейт. Одной из важнейших целей Британии в Первой мировой войне была Месопотамия — Ирак, и лорд Керзон прямо говорил, что граница Британской империи должна проходить по Евфрату.
Раздел азиатских владений Турции — Месопотамия и Палестина и составлял тему секретных соглашений с Россией (1915) и Францией (1916, Сайкса-Пико). За присоединение к британским владениям Ирака и Кувейта Лондон даже пошел на будущую передачу России Константинополя! Документы показывают, что Англия не собиралась выполнять свое обязательство. Что касается британской доли, то уже в июле 1914 года английские войска оккупировали порт Фао, в ноябре захватили Басру, в марте 1917 года заняли Багдад, к концу 1918 года — весь Ирак, мандат на который оформляется договором. В 1930 году Британии пришлось в «союзном договоре» признать Ирак независимым государством, однако без права на самостоятельную внешнюю политику. За Британией сохранялись военные базы в Хаббании и Шуайбе. Фактически господство в разных формах Великобритании в Ираке продолжалось до 1958 года.
В 1954 году, в рамках общей стратегии создания блоков вокруг СССР и по рубежам англо-американских нефтяных и военно-стратегических интересов, Ирак через соглашение с США и договор с Турцией был втянут сначала в ось Вашингтон — Стамбул, которая с участием Ирака получила продолжение в Центральную Азию. Это и символизировал так называемый Багдадский пакт, ставший основой Организации Центрального договора — пакта СЕНТО. Ирак даже приостановил дипломатические отношения с Советским Союзом. Утратив Индию, Британия сохранила верного проводника англо-американских интересов — Пакистан. Иран и Пакистан также стали членами СЕНТО, продлив ближневосточную ось до границ Индии.
Пожалуй, это можно назвать кульминацией успехов США и Британии в ХХ веке по выстраиванию сплошной линии «Средиземноморье — Малая Азия — Персидский залив — Центральная Азия — Пакистан — Индийский океан».
Однако меняющееся соотношение сил в равновесии двух миров прежде всего за счет начавшейся эмансипации арабских и других «некапиталистических» государств, делало эти достижения хрупкими. Ситуация на Ближнем Востоке стремительно менялась. Проходят идеологические и государственные изменения в Египте, который национализирует Суэцкий канал. Начавшаяся американо-франко-израильская агрессия захлебнулась из-за жесткой позиции и почти ультиматума СССР (не так было во время операции «Буря в пустыне»), а в Ираке на волне яростного протеста против агрессии победила «антиимпериалистическая» революция. Шанс эмансипации в те времена государствам из «ничейного» по интерпретации А. Тойнби мира могла дать лишь та или иная степень ориентации на СССР. Строить атеистический коммунизм исламские страны вовсе не собирались, и марксистские ортодоксы на полном содержании Москвы как правило жестоко устранялись на фоне дружбы с СССР и участия в антиимпериалистическом фронте.
30 мая 1958 года были выведены последние английские войска из Хаббании и Шуайбы и аннулированы большинство кабальных договоров с Великобританией. С тех пор, оказавшись в «оке тайфуна» холодной войны, Ирак накапливал собственные ресурсы, что было нетрудно, учитывая возросшую роль нефти, и строил армию, постепенно превращаясь в региональную сверхдержаву, что порождало ревность не менее амбициозных соседей. Исламская революция в Иране, которую уже точно нельзя было отнести на счет советских или коммунистических происков, разрушила остатки англо-американской оси от Средиземноморья до Индийского океана.

Что же можно прогнозировать? События 11 сентября, как видим, дали повод попытаться восстановить ось, пользуясь разрушением двухполюсного мира. В новой мозаике пока недостает нескольких опорных элементов: Ирак, Иран и не совсем подходящее соотношение сил на Ближнем Востоке между Израилем и арабскими странами — результат прежнего равновесия в мире.
Необходимо сокрушить Ирак, что резко изменит соотношение сил в регионе в пользу старой англо-американской оси начала 50-х годов и позволит заняться Ираном, который из-за его противоречий с Ираком пока нужен в качестве противовеса Багдаду. Иран соединяет Персидский залив с Каспийским бассейном и Закавказьем. Этот отрезок завершает еще одну конфигурацию внутри уже очерченного военно-стратегического евразийского эллипса. Этот меньший по размерам, но не по значению регион давно именуется в американских экономико-стратегических исследованиях «мировым углеводородным или энергетическим эллипсом». Сокрушив Ирак и Иран и обеспечив себе также влияние в прикаспийских и причерноморских бывших республиках СССР, США овладевают полностью мировым энергетическим эллипсом и стратегическим поясом вокруг него — морскими подступами к нему и путями транспортировки углеводородов. Огромные, считающиеся первыми в мире по объему и наименее освоенными запасы нефти Ирака попадают под контроль Вашингтона. ОПЕК через несколько лет неизбежно утрачивает роль картеля, определяющего мировую цену на нефть, которая падает до 10 долларов за баррель. Это непосредственная угроза национальной безопасности России, равно затрагивающая державу в целом, любого ее гражданина, национальный капитал и «олигархов».
Персидский залив можно контролировать лишь в кольце, как и Средиземное море. Именно за «кольцеобразную систему территориального владения вокруг моря» — первую успешную геополитическую систему — сражались в течение полутора веков Карфаген и Рим, который, лишь овладев обоими побережьями, положил начало своей всемирной империи. Затем можно приступить к воссозданию подобия Организации Центрального договора — СЕНТО под названием «пакта стабильности для Центральной Азии». Вместо Ирана (пока?) будет Афганистан, вернее то, что от него осталось — территория. Немецкая «Хандельсблатт» недаром саркастически заметила, что конференция в местечке Петерсберг по будущему Афганистана обречена повторить судьбу Дейтона, который установил в Боснии международный протекторат, несмотря на разговоры об установлении демократии".
Похоже, в новом «великом эллипсе» вокруг оси, имеющей столь выраженно преемственный по интересам характер и исключительно военную, хотя и не славную прошлыми победами историю, могут оказаться части бывшей Российской империи и СССР — Грузия и республики Центральной Азии. Но контролировать Черное море возможно, также лишь овладев всеми его побережьями, за что Турция и вела трехвековые войны с Россией. Можно представить в недалеком будущем очередную «шхуну», которая будет выгружать оружие для Крыма, а Крым вполне может выполнить роль Косова. О таком даже и мечтать не могли лорды Пальмерстон и Биконсфильд.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru