Русская линия
ЗавтраИгумен Ефрем (Кутсу)11.11.2011 

С упованием на Россию…

О духовной традиции Святой горы Афон и о том, какую пользу она может принести возрождающейся России — наш разговор с афонским старцем, настоятелем одного из старейших святогорских монастырей, учеником старца Иосифа-младшего, архимандритом Ефремом Ватопедским.

 — На Афоне никто не рождается, и люди сюда приходят из мира. Что это за тип человека такой — монах, откуда он возникает?

- Здесь ответ может быть очень простым. Иисус Христос вчера, сегодня и вовеки тот же самый: вчера Он говорил двенадцати апостолам: «Следуй за мной», и сегодня Он тот же, и говорит то же. И когда он видит души, которые рвутся к Нему всем своим естеством, желая послужить Ему, то Он существенным, но каким-то тайным путем дает благодать тяги сюда. Так люди приходят на Святую гору. Он их не только приглашает, их тянет сюда. В Евангелии есть такие слова: «Никто не может придти ко Мне, если не привлечет его Отец, пославший Меня» (Ин. 6:44). Святая гора — это удивительное место. Здесь действительно никто во плоти не рождается, но в духе рождаются все прибывшие. И это самое главное.

 — Какие духовные навыки должен стремиться стяжать человек, у которого в сердце есть склонность к монашеству?

- У него должна быть склонность к молитве, отсечению своей воли, состояние подчиненности должно быть для него органично. Он должен понимать, что такое монашеское жительство — это постоянное понуждение человеческого естества. Все святые понуждали себя.

 — В монастыре это делать легче?

- Да, монастырь предоставляет человеку оптимальные условия для правильного духовного шествования. Но вы в России должны предпринимать какие-то меры, чтобы сдерживать потоки праздных туристов в монастыри. Они вносят в монашеские обители мирской дух, отвлекают монахов от их главного делания — молитвы. В Греции, например, есть монастыри, где три дня в неделю — понедельник, среду, пятницу — врата монастыря закрыты для паломников. И монахи таких монастырей получили огромное облегчение — это возможность, сосредоточившись на молитве и духовном чтении, стяжать те духовные сокровища и дары, которыми после уже можно делиться с людьми.

 — Вы много ездите по России. Каким российским монастырям, на ваш взгляд, можно было бы рекомендовать такую меру?

- В чужой монастырь со своим уставом не ходят. Но у вас, насколько я знаю, подобную практику во взаимоотношениях с миром уже пытается выстаивать Валаамский монастырь.

 — Как строится день монаха в вашем монастыре?

- В четыре ночи мы начинаем службу, к восьми заканчиваем, после идем в трапезную, с полдевятого до часа мы на послушаниях, с часа до пяти отдыхаем, в пять служим вечерню, затем ужин и потом повечерие. После трапезы могут быть общие работы. И уже после общих работ повечерие. После повечерия по послушанию делают только самое обязательное: садовники поливают огород и цветы. В 12 часов по византийскому времени, то есть, где-то в девять часов вечера, бьет «колокол молчания». С этого времени и до полуночи — у монахов духовные занятия в келье, потом три с половиной часа спим и в четыре — служба.

 — Известно, что монахи из русских монастырей проходили в Ватопеде своего рода духовную стажировку?

- Да, несколько монахов из России действительно жили у нас кто два, кто три года. А после они возвратились в свои обители, обогащенные святогорским монашеским опытом. Очень важно, чтобы монах соприкоснулся с истинным монашеским преданием. На Святой горе монашеская традиция не прерывалась.

 — Сегодня мир ополчился на христианство. Может быть, похожее творилось только в древние языческие времена. Чувствуется ли эта мирская враждебность на Афоне?

- Конечно, чувствуем. Это удаление людей, народа от Бога. К сожалению, сегодня человек влечется ко греху. И согласно святоотеческому учению, когда человек поворачивается ко греху, помрачается его ум. А когда ум помрачится, первым же шагом такого человека есть удаление от Бога. Именно это и происходит сегодня столь массово. Грех — это основа всех бед людей, всех его неудач, всех страшных смертей. Поэтому святой Григорий Палама в своих учениях пишет: «ум, который отдаляется от Бога, становится или животным, или бесноватым».

 — Как с Афона видится Россия?

- На Россию мы смотрим с упованием. Россия еще будет процветать, потому что со временем возрождается и духовное здоровье народа. И думаю, что из духовного возрождения России вырастут правильные и хорошие старцы. Потому что столпы каждой поместной церкви — это старцы. Это те, кто по-настоящему управляют народом Божиим. И как говорит Иоанн Лествичник: «Для монахов свет — это ангелы. А для мирских людей свет — это монахи». И поэтому сегодня мы остро нуждаемся в таких святых, как преподобный Серафим Саровский, чтобы люди могли находить истинное духовное утешение.

Россия сейчас переживает невероятное время свободы церковной жизни. Но вы должны использовать эту свободу для возвращения к своим мощным духовным истокам — опыту преподобных отцов Сергия Радонежского, Серафима Саровского, Александра Свирского, Амвросия Оптинского. Вы должны продолжать в их духе, но чтобы прикоснуться к нему, надо научиться основам духовной жизни. А этому невозможно выучиться по книгам. Одному греческому игумену, который отдавал все свое время на чтение святых отцов, я сказал, что он поступает, как больной, который хочет вылечиться, только читая медицинские книги. Очень большое значение имеет живое общение с носителями духовной традиции. В этом смысле общение с афонскими монахами может принести Росиии великую пользу.

Материал подготовили Ольга Орлова и Андрей Фефелов

http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/11/938/61.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru