Русская линия
Русская линияПротоиерей Георгий Бирюков02.11.2011 

28-я пехотная дивизия в Гумбинен-Гольдапском сражении в августе 1914 года

28-я пехотная дивизия входила в состав XX армейского корпуса 1-й русской армии. В состав дивизии входили четыре пехотных полка, объединённые попарно в две бригады: 109-й Волжский и 110-й Камский (1-я бригада); 111-й Донской и 112-й Уральский (2-я бригада). Каждый пехотный полк состоял из четырёх батальонов. Каждый батальон состоял из четырёх рот, имевших нумерацию от 1-й до 16-й. Каждый полк имел пулемётную команду (8 пулемётов). В состав дивизии входила 28-я артиллерийская бригада, включавшая шесть батарей 8-орудийного состава. Батареи объединялись в два дивизиона: 1-й дивизион (1-я, 2-я и 3-я батареи) и 2-й дивизион (4-я, 5-я и 6-я батареи). Таким образом, дивизия имела 48 артиллерийских орудий калибра 76 мм. В предвоенные годы 28-я пехотная дивизия дислоцировалась в Ковно. Начальником дивизии являлся генерал-лейтенант Лашкевич Николай Алексеевич. Начальник штаба дивизии — полковник Цыгальский Михаил Викторович. Командир 2-й бригады — генерал-майор Российский Евгений Александрович. Место командира 1-й бригады с 12 августа 1914 года было вакантным. Командир 28-й артиллерийской бригады — генерал-майор Маллио Вильгельм Фридрихович. 109-м пех. полком командовал полковник Граников Александр Александрович. 110-м пех. полком — полковник Евстафьев Вячеслав Павлович. 111-м пех. полком — полковник Голдобин Павел Павлович. 112-м пех. полком — полковник Ваулин Николай Николаевич.

С началом боевых действий 28-я пехотная дивизия продолжала находиться в месте постоянной дислокации в Ковно. Первоначально планировалось XX армейский корпус перебросить в район Люблина для включения в состав Юго-Западного фронта. Однако близость дислокации 28-й пехотной дивизии к германской границе привела к изменению в мобилизационных планах. Уже в первых числах августа из состава 109-го Волжского пех. полка были выделены 2-й и 4-й батальоны для занятия германской пограничной станции Эйдкунен. Эти два батальона подчинялись начальнику 3-й кавалерийской дивизии и участвовали в боях в районе Кибарты-Эйдкунен. К своей дивизии они на момент Гумбинен-Гольдапского сражения не присоединились. Оказавшись в полосе наступления 25-й пехотной дивизии III армейского корпуса, 2-й и 4-й батальоны 109-го Волжского пехотного полка некоторое время действовали в её составе. В бою 20 августа они сражались севернее Маттишкемена в составе 100-го Островского пех. полка.

12 августа начальник штаба 1-й русской армии генерал-лейтенант Милеант сообщил находящемуся в Риге командиру XX армейского корпуса генералу Смирнову о том, что его корпус включен в состав 1-й армии. Милеант передал приказание командующего армией немедленно сосредоточить корпус близ границы с Германией в районе Пильвишки. В состав корпуса входили две пехотные дивизии. Находящаяся в районе Риги 29-я пехотная дивизия была перевезена в район сосредоточения по железной дороге. Для защиты Усть-Двинска был оставлен 116-й пех. полк. Позднее он был заменён полком 68-й пехотной дивизии, но до 20 августа присоединиться к своей дивизии не успел. Штаб армии отдал указания непосредственно начальнику 28-й пехотной дивизии переместиться из Ковно в район сосредоточения. Авангардный 112-й пехотный Уральский полк занял пограничный город Владиславов. 15 августа генерал-лейтенант Хан Нахичеванский подписал приказ армейской коннице 1-й армии N8, которым, в частности, передал с 17 августа в распоряжение командира XX армейского корпуса 2-й гусарский Павлоградский полк.

При пересечении границы Восточной Пруссии 17 августа 1914 года 28-я пехотная дивизия занимала положение на правом фланге армии. Левее её наступала 29-я пехотная дивизия XX армейского корпуса. Правее действовала армейская кавалерия под общим командованием генерала Хана Нахичеванского. В бою под Шталлупененом 17 августа 1914 года 28-я пехотная дивизия участия не принимала и потерь не понесла. Утром 18 августа она располагалась в районе Вилюнен с авангардом в Швирпельн. С наступлением дня обнаружилось, что германский I армейский корпус генерала Франсуа, накануне защищавший подступы к Шталлупенену, оставил свои позиции и отступил в западном направлении. В течение дня 18 августа русские дивизии продвигались вперед. 28-я пехотная дивизия, не участвовавшая в бою 17 августа, начала движение раньше других и продвинулась на запад дальше других. Противника она в своём движении так и не встретила. Впереди и несколько правее 28-й дивизии двигалась конная группа генерала Хана Нахичеванского. В районе посёлков Егленинкен, Кегстен, Мальвишкен (Майское) и Радчен конница имела столкновения с велосипедистами 44-го и 45-го пехотных полков 2-й пехотной дивизии корпуса Франсуа. Было взято несколько пленных, противник отошёл. В 12 часов дня 18 августа Хан Нахичеванский отдал приказ конной группе встать на ночлег в районе Драгупенен, Егленинкен, Кегстен (к северу от Мальвишкен, ныне — территория Краснознаменского района). В 16 часов 30 минут конница была поднята по тревоге, ввиду обнаружившегося движения неизвестной пехоты на Смайлен и Мальвишкен (Майское). Вскоре выяснилось, что это были передовые части 28-й пехотной дивизии, и к 19 часам конница стала устраиваться на ночлег. Следует отметить, что штаб конной группы был крайне плохо осведомлен об общем положении на фронте армии. За три дня наступления (16, 17 и 18 августа) никаких ориентировок из штаба армии не было получено. В 19 часов 18 августа начальник штаба конной группы полковник Чесноков отправил в штаб армии полевую записку: «Не могу получить от 28 пехотной дивизии сведений о положении дел на фронте; отвечают, что ничего не знают; прошу ориентировать через посланного — капитана Чайковского». По этой записке можно судить, что командир и штаб 28-й пехотной дивизии также были крайне плохо осведомлены об общем положении армии.

Утро 19 августа 28 пехотная дивизия встретила в следующем положении: 112-й пехотный полк с двумя батареями (5-я и 6-я) занимал район Виткампен, Зеекампен (несуществующие ныне посёлки на территории Нестеровского района). 111-й пехотный полк располагался в Тутшен (Ватутино Нестеровского района) и считался находящимся в корпусном резерве. 109-й Волжский пехотный полк (1-й и 3-й батальоны) с 1-м дивизионом (1-я, 2-я и 3-я батареи) артиллерии находился у Куссен (Весново Краснознаменского района). 110-й пехотный полк, выполнявший роль авангарда, занимал 3-м и 4-м батальонами и батареей (4-я батарея) Мингштиммен. 1-й и 2-й батальоны полка отдельными ротами были разбросаны в охранении по линии Иодшен, Мальвишкен (Майское), Ушбален (Лощинка), Козельсхоф, Бракупенен (Кубановка) общим протяжением 8 верст, причем роты обоих батальонов были перепутаны между собой и, таким образом, управление ими со стороны батальонных командиров было крайне затруднено. Поскольку колонна 110-го полка достигла Мингштиммен около 22 часов 18 августа, то охранение выставлялось на протяжении ночи с 18 на 19 августа. Установка охранения на позиции было закончено примерно от 4 часов до 6 часов 20 минут 19 августа.

Гумбинен-Гольдапском сражение. 1914 год

Сведения о противнике имелись только от побывавших в этом районе до подхода дивизии частей конной группы генерала Хана Нахичеванского, однако они были довольно смутными. В общем, ни группировка противника, ни его силы штабу дивизии известны не были. Утром 19 августа из состава дивизионной конницы (гусары Павлоградского полка) высылалась разведка за линию Мальвишкен (Майское), Шпринген, но она сведений о противнике не добыла.

Немцы обнаружили себя сами, начав проявлять на фронте дивизии некоторую активность. Около 7 часов утра спешенный эскадрон, усиленный полуротой пехоты начал движение в направлении Бракупенена (Кубановки), где находился левый фланг боевого охранения. После перестрелки с находившейся здесь в охранении 3-й ротой 1-го батальона 110-го пехотного полка немцы отошли в сторону посёлка Нибудшен (Красногорское). Тогда же обнаружилась команда велосипедистов западнее Ушбален (Лощинка), на правом фланге боевого охранения. Очевидно, немцы провели разведку и смогли определить расположение боевого охранения 28-й пехотной дивизии. В 9 часов 50 минут 19 августа противник открыл артиллерийский огонь из района Нибудшен (Красногорское) по Бракупенен (Кубановке).

Командир 110-го пехотного полка, обнаружив прочное занятие Нибудшена (Красногорское) противником трех родов оружия (пехота, кавалерия и артиллерия) распорядился усилить свои части в Бракупенен (Кубановке) ещё двумя ротами (10-й и 11-й) из состава 3-го батальона.

Тем временем, командующий 1-й русской армией генерал Ренненкампф запланировал на 20 августа дать войскам днёвку. На 19 августа войска получили из штаба армии распоряжение занять главными силами фронт Ушбален (Лощинка), Кармонен, Пусперн, Зоденен, Гольдап. Согласно этому распоряжению движение вырвавшейся вперёд 28-й пехотной дивизии несколько задерживалось, в то время как прочие дивизии должны были продвинуться вперёд на 10−12 километров для выравнивания фронта армии.

В 12 часов 20 минут 19 августа начальник 28-й пехотной дивизии генерал Лашкевич во исполнение задачи занять линию Ушбален, Бракупенен главными силами дивизии отдал приказ по дивизии N7:

«д. Брутшен.

ПРИКАЗ N 7
28 пехотной дивизии.
6 [19] августа 1914 г.
Карта прусская 100.000.

1. На. рассвете 6 [19] августа у Бракупенена была перестрелка на левом фланге охранения 110 полка

2. Конница г.-л. Хана Нахичеванского ночевала у Егленингкена, 29 пехотная дивизия переходит 6 [19] августа главными силами на линию Кармонен-Пусперн. Штаб корпуса перейдет в Катенау.

3. Дивизии приказано 6 [19] августа занять главными силами линию Ушбален-Бракупенен:

а) авангарду (110 пехотн. полк 8 ор.) перейти в Покальнишкен и к 5 часам дня выставить охранение по линии: Краузенвальде-Гутен-В. Канаппинен. Слева войти в связь с авангардом 29 п. дивизии;

б) штабу дивизии перейти в Мингстимен;

в) 109 п. п. и 24 ор. — в Ушбален;

г) 112 п. п. и 16 ор. — в Бракупенен и войти в связь налево с частями 29 п. дивизии у Кармонена;

д) 111 п. п., перейдет в Тутшен;

в) саперам и гусарам — в Мингштимен…".

К приказу была сделана приписка для командира 110-го полка: «Начальник дивизии приказал вам приступить к исполнению приказа по прибытии 109 полка в Радчен. Начальник штаба полковник Цигальский»

Из содержания приказа видно, что начальник дивизии не ожидал какого-либо упорного сопротивления противника передвижению своих частей. Само продвижение вперёд предполагалось минимальное: главные силы (112-й и 109-й полки) перемещались на линию, занятую накануне боевым охранением (110-й полк), а боевое охранение немного продвигалось вперёд.

Приказ N7 начал выполняться. В 12 часов 46 минут 19 августа колонна 109-го пехотного полка в составе менее двух батальонов пехоты (семь рот), 4 пулеметов и дивизиона артиллерии подошла к Радшену, о чем и было донесено в 110-й пехотный полк. После этого роты 110-го пехотного полка начали выдвигаться в сторону Покальнишкен. Как отмечено выше, при выставлении охранения роты 1-го и 2-го батальонов были перемешаны. Поэтому и движение 110-го полка началось в двух импровизированных группах: правой (4-я, 7-я, 8-я, 15-я и примкнувшие к ним позже 2-я и 6-я роты) и левой (3-я, 5-я, 10-я, 11-я роты), причем первая по-видимому должна была занять Покальнишкен, а вторая — содействовать ей в этом. Однако движение 110-го полка довольно быстро было остановлено сильным артиллерийским огнём противника. Не менее трёх германских батарей вели огонь из окрестностей Нибудшена (Красногорское). Они быстро привели к молчанию единственную батарею авангарда (4-я батарея 28-й арт. бригады).

Тем временем, около 13 часов 25 минут 112-й пех. полк получил из штаба дивизии приказание N151 «Немедленно занять вновь указанное месторасположение (по приказу N7)». Полк с находившимися при нём двумя батареями выступил в сторону Бракупенена (Кубановки). Части 112-го пех. полка подошли к Бракупенену около 16 часов дня. Находившиеся при колонне две батареи (5-я и 6-я батареи 28-й арт. бригады) заняли позицию восточнее шоссе Бракупенен, Радшен и, установив наблюдательный пункт на высокой водокачке в Бракупенен, повели обстрел расположения германской артиллерии Вскоре к этим батареям примкнула и 4-я батарея того же дивизиона. Между русской и германской артиллерией в этом районе завязалась ожесточенная дуэль, причем, догадываясь о наличии на водокачке вражеского наблюдателя, германцы ожесточенно обстреливали Бракупенен и особенно район водокачки. Командир 112-го пех. полка, вышедшего к Бракупенену, имел в своем распоряжении всего 7 рот пехоты. Остальные роты были разбросаны по разнообразным прикрытиям (две роты — к артиллерии, одна — к штабу дивизии, к обозам и пр.). Поэтому полковник Ваулин развернул в боевую линию четыре роты 1-го батальона, а прочие роты (5-ю, 9-ю и 13-ю) поставил в резерв. Поскольку приказ по дивизии никаких определенных целей перед полком после занятия Бракупенена не ставил, а новых распоряжений из штаба не поступало, то полк расположился в районе восточнее Бракупенен.

Колонна 109-го пех. полка в составе семи рот пехоты и 1-го дивизиона 28-й арт. бригады, миновав около 14 часов Радшен, подошла к Ушбален (Лощинке) также в 16 часов. Артиллерия развернулась у Шуркляукен и открыла огонь. В ответ германцы, заметившие движение русской колонны, также повели артиллерийский обстрел из района Покальнишкен, Варкален. Силы германской артиллерии оценивались в 3−4 полевых и 1−2 гаубичных батареи. Артиллерийский огонь с обеих сторон продолжался. Приказ N7 не ставил определённых целей после занятия района Ушбалена и перед 109-м полком.

Продвижение 110-го полка на фронт Покальнишкен, Нибудшен не получило развития. Ему препятствовал артиллерийский огонь противника. Германцам вскоре удалось зажечь бракупененскую водокачку и лишить русскую артиллерию (2-й дивизион) столь выгодного наблюдательного пункта Своё влияние оказало и беспорядочное введение частей в бой. Штаб дивизии видел мерой исправления этого положения создание импровизированных объединений, которые должны были повысить управляемость частей. Однако в условиях разгорающегося боя это приводило к дальнейшей путанице. Так, в реляции о действиях 28-й пехотной дивизии, написанной уже после боя и подписанной генералом Лашкевичем, сказано, что генерал Российский (по штату — командир 2-й бригады) в 16 часов 19 августа был назначен объединить действия частей 1-й бригады дивизии (109-й и 110-й пех. полки). Редус-Зенкович в работе «Опыт встречного боя. По опыту Гумбиненской операции», ссылаясь на описание боя 112-го пех. полка, сообщает, что командир последнего полковник Ваулин получил из штаба дивизии распоряжение взять под свое начало все части в районе Бракупенена (Кубановки) (110-й пех. полк 1-й бригады и 112-й пех. полк 2-й бригады). В то же время, как отмечает Редус-Зенкович, и 110-й и 112-й пех. полки получали распоряжения со стороны генерала Российского. В записке штаба 28-й пехотной дивизии командиру 110-го пех. полка от 19 часов 50 минут 19 августа генерал Лашкевич пишет, что генерал Российский управляет работой 2-й бригады дивизии (т.е. 111-й и 112-й пех. полки), в то время как 1-я бригада подчиняется командиру 109-го пехотного полка полковнику Граникову. Видимо, эта неразбериха с управлением частями продолжилась и 20 августа, что стало одной из причин поражения 28-й пех. дивизии в Гумбинен-Гольдапском сражении.

Как следствие неразберихи в управлении дивизией отдельные её полки действовали беспорядочно. Так, 112-й пех. полк после занятия района Бракупенена (Кубановки) не получил никаких распоряжений о дальнейших действиях. В 16 часов 42 минуты командир 1-го батальона, развернувшегося в боевую линию, доносил: «110 полк занимает южную опушку Бракупенена, линия, в которой находятся 2 и 3 роты, сильно обстреливается. Над нами рвутся снаряды. Жду затишья. Сейчас продвинусь вперёд». Пока он ждал затишья, вперёд продвинулись роты полкового резерва (5-я, 9-я и 13-я). Они оказались даже впереди боевой линии 1-го батальона, который теперь уже сам начал играть роль резерва, тогда как сводный батальон оказался в боевой линии. Всё это произошло как-то само собою. К 18 часам относится донесение полковника Ваулина начальнику штаба 20-го армейского корпуса: «Бракупенен справа и слева прошел, но его еще не занимал, так как по нем артиллерия сильно стреляет. Уже больше 20 минут огня по деревне нет, я в связи с камцами (справа). Влево донцов (111 полк) не видно. Посылаю ординарца для отыскания донцов. Жду распоряжения, проходить ли дальше за деревню».

Очевидно, что командир полка не представлял себе поставленной ему боевой задачи, если запрашивал распоряжений у командования. Но при этом возникает вопрос: а почему он запрашивает распоряжений у штаба корпуса, а не у штаба своей дивизии? Попутно можно отметить и то обстоятельство, что 111-й полк находился в корпусном резерве в Тутшен (Ватутино Нестеровского района), с места не двигался, а потому «отыскание донцев» было занятием весьма неблагодарным. А ведь на каком-то основании отправил ординарца искать!

В сложившейся ситуации штаб 28-й пехотной дивизии не смог даже понять, с какими силами противника она имеет дело. В его сообщениях за 19 августа отчетливо видна недооценка германцев. Так, около 18 часов генерал Лашкевич извещал генерала Хана Нахичеванского: «По-видимому, артиллерия противника подавлена…» А командир 110-го пех. полка получил из штаба дивизии следующую оценку сил неприятеля.

«Против нашего фронта, вероятно, 2 батареи и немного спешенной кавалерии». Тот факт, что 110-й пех. полк не смог занять назначенный ему посёлок Покальнишкен даже при огневой поддержке всей дивизионной артиллерии, не заставил его оценить силы противника более объективно. При этом 109-й и 112-й полки, занявшие согласно приказа N7 районы посёлков Ушбален и Бракупенен соответственно, какого-либо другого приказа о своих действиях пока не получали.

Наконец, в 19 часов 30 минут генерал Лашкевич отдает приказание 109-му пех. полку: «Продолжайте движение на Покальнишкен, войдите в фактическую связь влево с 110 полком; работайте вместе с ними на фронте Покальнишкен-Нибудшен…». В 19 часов 50 минут генерал Лашкевич пишет командиру 110-го пех. полка записку N13: «Правей 109 полк с дивизионом артиллерии подошел к Покальнишкену, левей 112 и 111 полки и части 29 дивизии. Фронты действий полков 1 бригады Нибудшен — Покальнишкен, держа связь влево со 2 бригадой, командование над которой принял генерал Российский. Задача 28 дивизии содействовать 29 дивизии, направленной на правый фланг противника; в наступление перейти одновременно с частями 29 дивизии. 1 бригадой командует полковник Гранников». Отметим, что 111-й полк продолжает благополучно пребывать в Тутшене в корпусном резерве и левее 110-го полка быть никак не может.

109-й полк выступил в указанном направлении и к 20 часам развернулся на фронте Рудштанен-Харбуден, наступая на Покальнишкен. Поддержанная с правого фланга 109-м пех. полком боевая линия 110-го пех. полка несколько продвинулась вперед и около 20 часов 20 минут силами правой группы полка (8-я, 15-я и 14-я роты) был занят двор Харбуден. Ход дальнейших событий в районе Покальнишкен не совсем ясен. В реляции о действиях 28-й пех. дивизии сказано следующее.

«Разведчики выяснили, что противник занимает сильно укрепленную позицию с проволочными заграждениями на фронте Покальнишкен-Варкален; силы его не менее полка пехоты при 4−6 батареях и многих пулеметах. Наши батареи 1 дивизиона, расположенные у д. Шуркляукен, не могли подавить огня противника, и принуждены были молчать. Чтобы овладеть неприятельской позицией у Покальнишкен, командир полка полковник Гранников направил две роты в обход позиции противника; но около 8 часов вечера полковник Гранников выбыл из строя; его заместитель полк. Арефьев вслед за этим тоже выбыл из строя. В это время противник, видя незначительные силы волжцев, перешел в наступление».

Таким образом, в 20 часов 109-й полк развернулся на фронте Рудштанен, Харбуден, наступая на Покальнишкен. И уже около 20 часов командир полка полковник Граников был тяжело ранен. Уступающие противнику в силах, понесшие потери от сильного артиллерийского огня, лишившиеся управления из-за убыли командира полка и его заместителя, роты Волжского полка не выдержали контрудара противника и стали в беспорядке отступать на позиции своей артиллерии у Шуркляукен. Там собралось в общей сложности около двух с половиной рот из состава 7-ми принимавших участие в бою. Их отход продолжился и далее. Сначала к шоссе Прокупенен, Мальвишкен, а затем и на Мингштиммен, к месторасположению штаба дивизии. 1-я дивизион 28-й арт. бригады, видя отступление своей пехоты, снялся с позиции у Шуркляукен и отошел к северу за шоссе Ушбален (Лощинка) — Бракупенен (Кубановка), а 110-й пех. полк загнул свой правый фланг фронтом на запад и удержался на меридиане Шуркляукена.

Эти оставшиеся от 109-го полка две с половиной роты начальник дивизии генерал Лашкевич определил в дивизионный резерв. В резерве они пробыли весь день 20-го августа, практически не принимая участия в развернувшемся Гумбинен-Гольдапском сражении. Судьба двух рот (в некоторых источниках называется батальон) 109-го полка, направленных полковником Граниковым в обход противника, была печальной. После ранения Граникова про них все просто забыли. Углубившись в Цулькинерский лес (ныне — Майский лес), этот сборный батальон элементарно заблудился. На него натолкнулась марширующая через лес колонна германской 1-й кавалерийской дивизии и, естественно, взяла всех в плен. Немцам досталась в качестве трофея также сопровождавшая батальон батарея (семь орудий).

После бегства остатков 109-го полка, прекращения попыток продвижения вперёд 110-го полка и наступления сумерек огневой бой начал затихать. Ночью генерал Лашкевич смог оценить масштабы разгрома 109-го Волжского полка, и положение дивизии стало внушать ему сильные опасения. Был разбит правофланговый полк. Конница Хана Нахичеванского, прикрывавшая правый фланг армии, днём вступила в бой под Каушеном. Лашкевич знал об этом. Знал о том, что бой под Каушеном был трудным. К вечеру конница Хана Нахичеванского исчезла без следа. Правда, на её месте появилась кавалерийская бригада Орановского, но она была гораздо слабее конного корпуса. В этих условиях генерал Лашкевич отдаёт приказание бывшему в резерве 111-му пех. полку занять район Ушбалена (Лощинки), предназначенный накануне 109-му пех. полку.

Между 3 ч. и 5 часами ночи 20 августа он пишет ряд сообщений.

В штаб 20-го армейского корпуса за N486: «Прошу обратить внимание на серьезность положения на моем правом фланге, тем более, что по сообщению Хана Нахичеванского его отряд едва держится».

В штаб соседней 29-й пех. дивизии: «На смену 109 полка посылаю 111 полк. Очевидно, против моего правого фланга большие силы противника. Положение серьезное… Прошу энергичного содействия вскорости».

В кавалерийскую бригаду генерала Орановского за N467: «Опасаясь охвата моего правого фланга, я выслал к Ушбалену свежий 111 полк; остатки 109 отвел в резерв. Прошу самого энергичного содействия в смысле обеспечения моего правого фланга на случай боя сегодня. Ваше направление на Мальвишкен».

В 3 часа ночи в Минштиммен, где разместился штаб дивизии, прибыли первые 6 рот 111-го полка под командованием подполковника Квинто. Они были тут же направлены генералом Российским в район Ушбалена, но конкретной задачи при этом не получили. Следует обратить особое внимание на то, что генерал Лашкевич вообще не объявил ни ночью, ни днём 20 августа какого-либо общего приказа по дивизии, формулирующего боевые задачи полков и согласующего их действия. Командиры полков 28-й дивизии на рассвете 20 августа даже не представляли себе, наступает их дивизия или обороняет какой-либо рубеж. Поэтому в некоторых описаниях действий полков за 20 августа упоминается, что огонь противника был так силен, что не позволял частям продвигаться вперед, хотя по ходу событий 28-я дивизия была сугубо обороняющейся стороной.

В ночь на 20 августа части германского I армейского корпуса изготовились для атаки правого фланга русской армии. 1-я пех. дивизия с прошлого дня занимала рубеж Покальнишкен, Нибудшен, на который безуспешно наступал 19 августа 110-й полк, так неудачно поддержанный 109-м полком. 2-я пехотная дивизия, сосредоточенная к полудню 19 августа северо-западнее Гумбинена в районе Бибельн, совершила в ночь на 20 августа 15-тикилометровый марш через Цулькинерский лес и заняла рубеж на его восточной опушке в районе Смайлен. Отсюда она должна была атаковать правый фланг боевого порядка русских в направлении на Мингштиммен. На северной опушке Цулькинерского леса сосредоточилась германская 1-я кавалерийская дивизия, способная обойти правый фланг русской армии и ударить по её тылам.

К утру 20 августа положение 28-й пех. дивизии было следующим: Через Мингштиммен в район Ушбален двигался 111-й пех. полк. Хвост его был ещё у Тутшена, голова занимала позиции у Ушбалена. 110-й пех. полк занимал своими перемешавшимися ротами позиции на рубеже Козелсгоф, Бракупенен. 112-й пех. полк находился в районе Бракупенена. Остатки 109-го полка (две с половиной роты) находились в резерве у Мингштиммен.

Гумбинен-Гольдапское сражение. 1914 год

С рассветом германская артиллерия открыла огонь и через некоторое время пехота 1-го германского корпуса пошла в атаку. 2-я германская пехотная дивизия атаковала правый фланг 28-й пех. дивизии. К 7 часам цепи 33-го фузилерного полка заняли Мальвишкен (Майское). Неясно, был ли перед этим Мальвишкен занят частями 28-й пех. дивизии. Скорее всего — нет. А вот в районе Ушбален батальоны германского 45-го пехотного полка встретили сопротивление и на какое-то время остановились. Около Ушбалена успели развернуться передовые роты 111-го пех. полка. Его хвост во главе с командиром полка подошёл к Мингштиммен только к 8 часам, и был направлен в направлении Шурклаукен, южнее Ушбален. Действия 111-го полка поддерживал 1-й артиллерийский дивизион. Уже к 7 часам 35 минутам определился обход правого фланга дивизии от Абшрутен (ок. 3-х верст к северо-востоку от Ушбален). Кавалерийская бригада Орановского была сбита со своего места германской 1-й кав. дивизией и ушла, оставив открытым правый фланг 28-й пех. дивизии.

Части 1-й германской пех. дивизии в 5 часов 30 минут повели атаку против центра и левого фланга 28-й пех. дивизии. Генерал Лашкевич направлял в штабы корпуса и соседней 29-й пех. дивизии тревожные донесения, сообщая о сильном натиске противника (особенно в районе Ушбален) и прося поддержать его правый фланг.

К 9 часам на фронте дивизии положение дел следующее: в районе Ушбален — три батальона 111-го полка с 8 пулеметами и 1-м артиллерийским дивизионом; в центре в районе Шурклаукен и версты полторы южнее — 110-й полк; на левом фланге западнее Бракупенен — 112-й полк (9 рот) со 2-м артиллерийским дивизионом (24 орудия). Неполный батальон 111-го полка, находившийся некоторое время в резерве, в 9 часов 30 минут выслан к своему полку на правый фланг, в район Ушбален. В резерве оставался сборный батальон 109-го полка в слабом составе (две с половиной роты), с которым Лашкевич уже не хотел расставаться.

Между 9 и 10 часами сопротивление 111-го пех. полка у Ушбален было сломлено и, несмотря на переданное во все части дивизии приказание ген. Лашкевича «ни пяди назад!» эти части начинают отход. Несколько рот, державшиеся более доблестно и попытавшиеся выполнить приказ «ни шагу назад!», были окружены и погибли, сопротивляясь в районе Ушбалена до 12 часов. Угроза охвата начинает распространяться и на оборонявшиеся южнее батальоны 110-го пех. полка, которые также начали в беспорядке оставлять позиции. В виду того, что ротам не было указано направление отступления, некоторые отходили к правому, а некоторые — к левому флангу. Около 11 часов под натиском противника понесшие большие потери батальоны 112-го пех. полка отступили за линию позиций 2-го дивизиона 28-й арт. бригады. Артиллеристы сумели вывезти орудия 5-й и 6-й батарей, но 4-я батарея была захвачена германцами.

В 11 часов немцы заняли Бракупенен. Штаб 28-й пехотной дивизии к этому времени переместился на 2 версты восточнее Мингштиммен, полностью утратив при этом связь с частями и управление ими. Отход частей дивизии приобрёл хаотический характер. В журнале боевых действий 110-го пех. полка отмечено: «К перекрестку дорог на Тутшен и Зеекампен подошли части 110, 111 и 112 полков; по обсуждении общего положения командирами полков решено было отступить на Тутшен и дальше на Шаарен, где были обозы 2 разряда всех полков дивизии». Очевидно, что связи со штабом дивизии уже не существовало. Командиры полков сами решали, в каком направлении им отступать. Далее отмечено: «Отступление велось в колонне, причем охрану колонны принял на себя разъезд 2-го Лейб. Гусарского Павлоградского полка, который доносил о том, что колонне угрожает неприятельская кавалерия с конной артиллерией. Этому донесению не было придано особого значения, т. к. на нашем фланге отступал конный отряд, который должен был сделать набег на левый фланг расположения противника. Пройдя д. Зеекампен, у лощины колонна неожиданно была обстреляна из пулеметов и конной артиллерией… был обстрелян и обоз… лошади, вырвавшиеся из рук, в полном беспорядке понеслись по рассыпавшейся цепи рот… кавалерия противника бросилась в атаку, охватывая фланг».

Это германская 1-я кавалерийская дивизия своим ударом навела страху на отступающих. В результате налёта германских кавалеристов полки 28-й дивизии рассеялись в разных направлениях. И в конечном результате оказались: рота 110 полка с командиром полка в г. Владиславове (нане — Кудиркос-Науместис в Литовской республике, в 36 километрах от позиций полка утром 20 августа), а знамя полка оказалось в Волковышках (город Вилькавишскис Республики Литва), причём удалось спасти только полотнище знамени и георгиевский крест из навершия, а знаменное древко досталось германцам из 3-го кирасирского Восточно-Прусского полка. Разрозненные части 111 полка направились к Вержболову (Вирбалис, Республика Литва), причем знамя было отвезено в Ковно и сдано коменданту крепости. Части 112 полка были остановлены штабом III армейского корпуса около Шталлупенена (город Нестеров, около 20 километров от позиций полка утром 20 августа) и заняли указанную им генералом Епанчиным позицию. 1-й дивизион 28 арт. бригады оказался в Вержболово (Вирбалис), 2-й дивизион прибыл в Шталлупенен (Нестеров).

Гумбинен-Гольдапское сражение. 1914 год

Выше было отмечено, что к 12 часам части германской 2-й пех. дивизии ген. Фалька добили окруженные роты 111-го полка и окончательно овладели Ушбален, после чего продолжили развивать наступление в направлении на Мингштиммен. К этому времени относится один загадочный эпизод сражения. Можно считать фактом, что после 12 часов 20 августа на территории нынешнего Гусевского района не осталось частей и подразделений Российской императорской армии. 28-я пехотная дивизия рассеялась. Со штабом дивизии, переместившимся к востоку от Мингштиммен, остались две с половиной роты разбитого накануне 109-го Волжского полка. Они были способны оказать корпусу Франсуа чисто символическое сопротивление. Штабу 28-й пех. дивизии «светил» германский плен, но… Из германских источников можно узнать, что после 12 часов русская армия «превосходящими силами» неожиданно контратаковала немцев в районе Мингштиммен. При этом пехота германской 1-й дивизии откатилась на 3−4 километра к западу до Нибудшен (Красногорское). Любопытно, что сведения о контратаке русских содержатся только в германских источниках. Русские описания событий и сохранившиеся документы не говорят об этой контратаке совершенно. Для русских этот эпизод боя остался неизвестным. Так кто мог контратаковать победоносный корпус Франсуа?

В сохранившихся описаниях боя всё же смутно упоминается неприятный для германской армии эпизод: части 1-й и 2-й германских пехотных дивизий встретились в своём движении (с юго-западного и с северо-западного направлений соответственно) у Мингштиммена и приняли друг друга за противника. Произошла перестрелка. В этой перестрелке погиб, в частности, командир 33-го фузилерного полка полковник фон Фуметти. После столкновения пехота 1-й дивизии стала отходить в сторону Нибудшена, но в своём движении была принята германскими артиллеристами за наступающие русские части и обстреляна. Это вызвало дальнейшие потери и панику. Южный фланг 2-й дивизии также дрогнул и подался назад. До 14 часов Франсуа приводил свой корпус в порядок, а дальнейшее продвижение решил остановить на линии дороги из Гумбинена в Куссен (Весново), которая была занята к 15 часам. Далее двух километров за линию шоссе немцы продвигаться не стали. Вполне естественно, что в своих донесениях Франсуа постарался не указывать факт боевого столкновения между своими дивизиями, а причиной прекращения победоносного наступления назвал мифическую контратаку несуществующих русских частей. В русских источниках, повторим, никаких сведениях об этом эпизоде боя нет.

В16 часов генерал Франсуа, признав невозможность продолжения атаки в этот день, отдал приказ:

«Штаб корпуса Линденкруг, 20 авг. 1914, 16 ч.

1. Сегодня войска в победоносном бою отбросили противника, захватив несколько тысяч пленных. Противник, вероятно, готовит оборонительную позицию у Каттенау.

2. Корпус отдыхает в готовности к дальнейшей борьбе. Занятые местности должны быть удержаны, а позиции укреплены.

3. Дивизии Бродрюка оставаться на оборонительной позиции. Поддерживать связь с 17-м арм. корпусом.

4. Боеприпасы должны быть пополнены, части готовы к новому бою (См. Спец. распоряжение).

5. Рекогносцировка неприятельских позиций должна быть проведена до темноты.

6. Штаб корпуса сегодня вечером — Покальнишкен. Командирам 1-й и 2-й пех. дивизий прибыть в Покальнишкен в 19 ч.

Подписано:
Франсуа".

Столкновение между германскими дивизиями и прекращение их наступления позволили штабу Лашкевича довольно спокойно отойти на восток. При нём оставались всё те же две с половиной роты 109-го волжского полка. Они были остановлены на линии Калбасен (Садовое Нестеровского района), Виткампен, Тутшен (Ватутино Нестеровского района). К этим ротам 109-го полка добавились собранные каким-то образом две сводные роты 111-го полка и одна роту 112-го полка. Начали рыть окопы. Штаб дивизии расположился в Енткуткапен (Заводское Нестеровского района).

.Общие потери 28-й пех. дивизии за два дня боев 19−20 августа составили:

Офицеров Нижних чинов Пулеметов Орудий Лошадей
109-й пех. полк 10 655 4 —  — 
110-й пех. полк 30 2231 5 —  — 
111-й пех. полк 34 2150 8 —  — 
112-й пех. полк 24 1736 6 —  — 
28-я арт. бригада 6 173 —  8 163
Всего 104 6945 23 8 163

По результатам участия 28-й пех. дивизии в бою 19−20 августа командующий 1-й армией генерал-адъютант Ренненкампф отстранил от командования командиров 110-го Камского пехотного полка полковника Евстафьева Вячеслава Павловича, командира 112-го Уральского пехотных полков полковника Ваулина Николая Николаевича и командира 28-й артиллерийской бригады генерал-майора Маллио Вильгельма Фридриховича. Командовать 110-м и 112-м полками были назначены надёжные штаб-офицеры 3-го армейского корпуса. Командир 109-го Волжского пехотного полка полковник Граников Александр Александрович, раненый 19 августа, скончался 25 августа в госпитале Ковно, где первоначально и был похоронен. Через год его останки были перезахоронены в Астрахани. Командир 111-го Донского пехотного полка остался при своей должности, но на 1 сентября 1914 года уже числился в германском плену.

Следует отметить, что 28-я пехотная дивизия — единственная из состава 1-й русской армии, подвергшаяся в ходе Гумбинен-Гольдапского сражения разгрому. Другие пять пехотных дивизий действовали более успешно. Так, 29-я пех. дивизия стойко держалась на своей позиции, пыталась перейти в наступление и, если отвела назад свой правый фланг, то только из-за поражения соседней 28-й дивизии. 25-я, 27-я и 40-я пехотные дивизии III армейского корпуса разбили и обратили в бегство германский XVII армейский корпус генерала Маккензена. 30-я пех. дивизия стойко вела бой с германским I резервным корпусом. Поэтому, несмотря на частное поражение 28-й пех. дивизии, в целом Гумбинен-Гольдапское сражение стало победой русской армии.

Следует отметить, что северо-восток Гусевского района Калининградской области (посёлки Майское, Лощинка, Кубановка), где действовали полки 28-й пехотной дивизии, являются единственной частью этого района, которую захватило Гумбинен-Гольдапское сражение. Другие дивизии русской армии сражались на территории Нестеровского (29-я, 25-я, 27-я и 40-я дивизии) и Озёрского районов (30-я дивизия). Кавалерийская бригада Ореновского действовала на территории нынешнего Краснознаменского района. Однако сражение 20 августа 1914 года получило в исторической литературе наименование Гумбинен-Гольдапского (иногда — просто Гумбиненского). Это налагает определённую ответственность на город Гусев, до 1946 года именовавшийся Гумбинен.

В районе боевых действий полков 28-й пехотной дивизии после 20 августа 1914 года появилось много братских могил, в которых были погребены русские воины. Например, 21−22 августа в братских могилах возле Бракупенена (Кубановки) были погребены 10 русских офицеров и 300 нижних чинов. Иногда рядом хоронились и германские, и русские воины. В 1920-е годы местные германские власти проводили некоторое укрупнение захоронений, на которых были установлены кресты и надгробные плиты из железобетона с надписями о количестве погребенных. После 1945 года многие братские могилы пришли в запустение, но в 1990-е годы часть из них привёл в порядок германский «Народный союз по уходу за воинскими захоронениями». В 1993 году был наведён порядок на кладбище в юго-восточной части Кубановки, где покоятся 199 русских и 115 германских воинов. Правда, обустроено это воинское захоронение относительно скромно: валун и плита с надписью. Впрочем, территория огорожена забором из сетки.

Гумбинен-Гольдапское сражение. 1914 год

В западной части Кубановки можно найти остатки другого кладбища, на котором погребены 48 русских воинов и 24 германских из состава 41-го пехотного полка 1-й пехотной дивизии. На нём сохранилось несколько разбитых надгробных памятников. Здесь реставрационные работы не производились. Русские на обоих кладбищах относятся, очевидно, к 112-му и 110-му пехотным полкам. В 4-х километрах к северу от Кубановки, есть остатки кладбища несуществующего ныне посёлка Хабихтсау, где погребены 32 немца и 14 русских (из состава 112-го полка). Его территория также не обустроена, реставрационные работы не производились. Место кладбища отмечено деревянным крестом. К северу от Красногорского (Нибудшен) можно найти следы кладбища, на котором были погребены 202 русских (112-й и 110-й полки) и 17 немецких воинов. Сохранились элементы надгробных плит. Здесь восстановительные работы также не производились. Место заросло кустарником.

Гумбинен-Гольдапское сражение. 1914 год
Воинское кладбище к северу от Красногорского. Здесь лежат останки 202 русских и 17 германских воинов.
Благоустройством этого кладбища, как и ряда других воинских захоронений, в Гусевском районе заняться некому

Несколько воинских захоронений было в районе посёлка Майское, там, где был перемолочен 111-й пехотный полк. На восточной окраине посёлка погребено 80 русских воинов. Стоит небольшой гранитный обелиск с надписью, территория в 1990-е годы огорожена германским «Народным союзом». На северо-западной окраине посёлка в зарослях кустарника находится погребение 35 русских и 72 немецких воинов. На хуторе в 500 метрах к юго-востоку от Майского можно найти остатки обелиска, обозначающего место погребения 217 русских воинов. В километре к северу от Майского, там, где некогда был населённый пункт Эдерн, находится захоронение 365 русских и 65 германских воинов. В километре к востоку от Майского, на кладбище бывшего посёлка Ушбален (Лощинка) погребены 130 русских и 3 германских воина. Видимо, все погребенные в районе Майского и Лощинки русские воины принадлежали 111-му пехотному полку, державшему здесь оборону до 12 часов 20 августа 1914 года.

Погребений меньшего размера в Гусевском районе можно найти ещё несколько, если заняться, конечно, их поисками. Но практически воинскими захоронениями Первой мировой войны в Гусевском районе в последние годы занимаются только германские резервисты. Некоторый сдвиг произошёл в этом году. По инициативе младшего научного сотрудника Гусевского городского музея Фесенко Анатолия Васильевича на кладбище в Лощинке была установлена плита с фамилиями 30 русских воинов. Теперь кладбище приобрело более-менее приличный вид: Деревянный крест, шесть железобетонных крестов германского «Народного союза» и мемориальная плита. Всё это огорожено проволокой на довольно прочных столбах.

Гумбинен-Гольдапское сражение. 1914 год
Кладбище в Лощинке (Ушбален)

Дело доброе, особенно если учесть, что в Гусеве вознамерились построить храм-памятник в честь павших в Первую мировую войну. Нелепо будет сочетание: величественный храм с золотыми куполами в честь павших воинов — с одной стороны, заброшенные, осквернённые и забытые могилы этих самых воинов — с другой. Но, оказывается, и для доброго дела нужны элементарные знания и некоторый интеллект.

На плите выбиты фамилии 30 погибших воинов 109-го Волжского пехотного полка. Список павших воинов 109-го полка обнаружил неутомимый московский исследователь ПМВ Валентин Юшко и передал его Анатолию Фесенко. Но, со списками надо уметь работать. Элементарных знаний не хватает. В результате из 30 высеченных на плите фамилий две принадлежат… одному человеку. Капустов Мартирос армяно-грегорианского вероисповедания, призванный из Ереванской губернии, и Калустов Мартирос армяно-грегорианского вероисповедания, призванный из Ереванской губернии — одно и то же лицо. Элементарную описку ротного писаря можно было бы разглядеть? Далее, старший унтер-офицер Гребенюк, чья фамилия указана на плите, служил во 2-м батальоне 109-го полка. А 2-й и 4-й батальоны с начала августа действовали отдельно от своей дивизии. Они участвовали в боях под Эйдкуненом, а в Гумбинен-Гольдапском сражении сражались в составе 25-й пехотной дивизии в районе Маттишкемена, километрах в тридцати от Лощинки. На воинском мемориале «Маттишкемен» Гребенюк и лежит. Наконец, никак не может на этой плите значиться командир 109-го Волжского полка полковник Граников. Он, как отмечено выше, умер 25 августа в госпитале в Ковно, а затем был перезахоронен в Астрахани. Его могила сохранилась! В памятные даты казаки Астраханского казачьего войска проводят мероприятия рядом со склепом героя Великой войны, которому посмертно было присвоено звание генерал-майора. Посмертно же он был награждён орденом святого Георгия IV степени. За дело! Граников получил смертельную рану во время атаки, а не бежал в тыл, подобно некоторым. И вот теперь полковника (а на самом деле — генерал-майора) Граникова «похоронили» ещё в одном месте!

Гумбинен-Гольдапское сражение. 1914 год
Плита на кладбище в Лощинке

Сама вероятность того, что в этой могиле находятся останки воинов 109-го полка (даже из состава 1-го и 3-го батальонов) — ничтожна. Этот полк (точнее — его 1-й и 3-й батальоны) участвовал в бою в течение нескольких десятков минут, и бой этот шёл километрах в пяти к югу от этого места. Число погибших было относительно невелико (по списку, предоставленному Валентином Юшко — 39 нижних чинов), и погребены они были на месте своего боя. Заброшенные и забытые кладбища, где покоятся их останки, можно поискать там и найти. Определённо не могут покоиться на кладбище в Лощинке воины 112-го полка, сражавшегося у Кубановки. Совершенно не надо было упоминать этот полк в надписи на плите. Очень малая вероятность встретить здесь останки кого-либо из воинов 110-го полка. Район Лощинки и Майского — это место гибели сотен бойцов 111-го полка. В местных братских могилах находятся именно их останки. Но при этом совершенно нелепо именовать 111-й полк «Донецким», как сделано на плите. Он был Донской. И профессиональные историки ПМВ, и любители знают, что полки 28-й пехотной дивизии носили «речные» имена: Волжский, Камский, Уральский, Донской. Во всех официальных документах и источниках полк именуется Донским. Увы, при Гусевском городском музее пока только ещё собираются создать рабочую группу по исследованию событий Первой мировой войны. И то, если правительство области выделит на это средства. При строящемся храме-памятнике собираются создать целый центр исследований ПМВ. Но, пока это только благие намерения. Поэтому первый блин и вышел комом.

Но при всём вышесказанном отрадно видеть, что при приближении юбилейной даты (100-летия начала ПМВ и 100-летие Гумбинен-Гольдапского сражения) появляется интерес к событиям 1914 года на территории Калининградской области, появляется желание увековечить память об этих героических событиях.

http://rusk.ru/st.php?idar=51289

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

газовая тепловая пушка