Русская линия
Православие.Ru Владислав Петрушко10.04.2003 

УКРАИНСКАЯ ГРЕКО-КАТОЛИЧЕСКАЯ ЦЕРКОВЬ В ПЕРВЫЕ ДНИ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

Уже в 1930-х гг. значительная часть приходского духовенства УГКЦ активно поддерживала украинские правые националистические движения, прежде всего — Организацию украинских националистов (ОУН). Многие клирики состояли в различных организациях националистического характера и играли в них весьма активную роль. В то же время священноначалие униатской церкви не выражало открыто поддержки ОУН, что было вполне объяснимо в условиях, когда Галиция находилась первоначально в составе Польши (1918 — 1939 гг.), а затем Украинской советской республики (сентябрь 1939 — июнь 1941 гг.). Но уже с середины 1930-х гг. симпатии первоиерарха УГКЦ митрополита Андрея графа Шептицкого все более склонялись в сторону ОУН: глава униатской церкви налаживает конфиденциальные контакты с лидерами националистов и негласно оказывает им помощь. Однако наиболее явственно сближение греко-католической иерархии и украинских националистов проявляется с началом Великой Отечественной войны.
Следует отметить, что еще в 1940 г. ОУН раскололась на два течения. Т.н. ОУН-М (или «мельниковцы») возглавлял Андрей Мельник (в прошлом — управляющий имениями митрополита Шептицкого). Другое крыло организации — т.н. ОУН-Б (иначе «бандеровцы») возглавил Степан Бандера (сын униатского священника из с. Угринив). В бандеровской ОУН сосредоточились наиболее радикально настроенные боевики-националисты. Бандеровцы, находившиеся на территории оккупированной гитлеровцами в 1939 г. Польши (преимущественно в западной части Перемышльского воеводства), тесно сотрудничали с фашистским режимом. Националисты Галичины поддерживали германских нацистов не только в силу своей идеологической общности сними, но и в надежде создать с их помощью зависимое от Рейха украинское государство-сателлит, наподобие тех, которые возникли к этому времени в Хорватии и Словакии.
На территории оккупированной немцами Польши бандеровцы еще в марте-апреле 1941 г. создали батальон «Нахтигаль» (нем. — «Ночная птица», «Соловей») имени Степана Бандеры. Это соединение входило в состав полка специального назначения «Бранденбург-800», который был подчинен т.н. «Абверу-2» — диверсионному отделу Абвера. В апреле 1941 г. было создано второе аналогичное соединение — батальон «Роланд» имени Симона Петлюры и Евгения Коновальца. «Роланд» также входил в состав «Бранденбурга-800″. Целью деятельности этих формирований было проведение диверсий на фронте и в тылу врага, а также проведение карательных операций (преимущественно против партизан и сочувствующего им гражданского населения) [1]. Офицерский состав обоих батальонов комплектовался как из немцев, так и украинских националистов, рядовую массу составляли украинцы.
С началом Великой Отечественной войны украинские подразделения Абвера приняли активное участие в действиях на восточном фронте. Батальон „Нахтигаль“ и т.н. „легионеры“, возглавляемые С. Бандерой, вместе с частями Вермахата в качестве вспомогательных подразделений вступили на территорию Прикарпатья, входившую в состав Украинской ССР. 30 июня 1941 г. советские войска покинули Львов. В тот же день в город вошли батальон „Нахтигаль“ и части бандеровских легионеров. Это произошло за несколько часов до появления во Львове первых германских соединений, что дало лидерам ОУН-Б определенную свободу действий, которой они не замедлили воспользоваться: уже утром 30 июня было провозглашено создание „Краевого правительства“ во главе с бандеровцем Ярославом Стецько. После этого лидеры националистов направились в кафедральный храм УГКЦ — собор св. Юра, где их принял митрополит А. Шептицкий, благословивший „правительство“ Стецько и бандеровских боевиков [2].
Вечером 30 июня во Львове было проведено т.н. „Народное собрание“ (в нем, правда, приняли участие всего около 100 человек, никем на это не уполномоченных). На собрании был провозглашен акт о восстановлении украинской государственности.
Характерно, что впоследствии униатские и националистические историки и публицисты, цитировавшие акт 30 июня 1941 г., всякий раз опускали его 3 пункт, который предельно ясно характеризовал откровенно фашистский, коллаборационистский, а отнюдь не национально-освободительный характер бандеровского движения. В этом разделе акта говорилось:
„Восстановленная Украинская Держава будет тесно сотрудничать с Национал-Социалистической Велико-Германией, которая под руководством Адольфа Гитлера создает новый порядок в Европе и мире и помогает украинскому народу освободиться из-под московской оккупации.
Украинская Национально-Революционная Армия, которая будет создаваться на украинской земле, в дальнейшем будет бороться совместно с союзной немецкой армией против московской оккупации за Суверенную Соборную Украинскую Державу и новый порядок во всем мире“ [3].
В собрании приняли активное участие греко-католические священники во главе с капелланом бандеровского легиона Иваном Гриньохом (ранее этот священник являлся настоятелем униатского прихода в Галиче и руководителем молодежного отделения ОУН).
Гриньох демонстрировал свои убеждения предельно ярко: как отмечал сам Я. Стецько, для выступления на собрании священник-бандеровец надел серую военную форму боевиков ОУН [4]. Митрополита Шептицкого, который был к этому времени полупарализованным и передвигался исключительно в инвалидной коляске, на собрании представлял его коадъютор епископ-Иосиф Слипый (впоследствии — глава УГКЦ). От лица предстоятеля униатской церкви Слипый выразил полную солидарность с организаторами акции и призвал к тому весь народ [5].
Участники собрания приветствовали всех, кого сочли причастными к созданию нового режима: главу ОУН Степана Бандеру, „Творца и Вождя Великой Германии“ Адольфа Гитлера и митрополита Андрея Шептицкого [6]. Вспоминая речь Стецько на собрании, протопресвитер Гавриил Костельник писал:
„Из того, что объявлял и говорил этот неприглядный человечек, запомнились две особенности: это — непревзойденные похвалы немецкому фюреру и его непобедимому воинству, и угрозы, страшные угрозы всем, кто проявляет непокорность „правительству“ „украинской державы“, которое, как говорил Стецько, „будет действовать в единстве с Велико-Германией фюрера“. „Политику мы будем делать без сантиментов, — стремясь взять устрашающий тон, целиком серьезно возвестил неприглядный человечек. Мы уничтожим всех, без исключения, кто встанет на нашем пути. Руководителями всех сфер жизни будут украинцы и только украинцы, а не враги-чужаки — москали, поляки, евреи““ [7].
Поддерживая действия бандеровцев, митрополит Андрей Шептицкий уже на следующий день после собрания (1 июля 1941 г.) обратился к народу с пастырским посланием следующего содержания:
„По воле Всемогущего и Всемилостивейшего Бога в Троице Единого началась новая эпоха в жизни Державной Соборной Самостийной Украины.
Народное Собрание, которое состоялось вчера, утвердило и провозгласило это историческое событие.
Уведомляя Тебя, Украинский Народ, о том, что услышаны наши неустанные молитвы, призываю Тебя к проявлению благодарности Всевышнему, верности Его Церкви и послушанию Власти.
Военные времена требуют еще многих жертв, но дело начатое во Имя Божие и с Божией благодатью будет доведено до успешного конца.
Жертвы, которые, конечно, необходимы для достижения нашей цели, заключаются прежде всего в послушном исполнении справедливых Божиих законов, которые не противоречат распоряжениям Власти.
Украинский Народ должен в эти исторические минуты показать, что имеет достаточно чувства авторитета, солидарности и жизненной силы, чтобы заслужить такое же положение среди народов Европы, в котором мог бы развить все Богом данные ему силы. Солидарностью, добросовестным исполнением обязанностей докажите, что Вы созрели к Державной Жизни.
Победоносную Немецкую Армию приветствуем как освободительницу от врага. Установленной власти отдаем должное послушание. Признаем Главой Краевого Правления Западных Областей Украины Пана Ярослава Стецько.
От правительства, Им призванного к жизни, ожидаем мудрого, справедливого управления гражданами, которое учитывало бы потребности и нужды всех проживающих в Нашем Крае граждан, невзирая на то, к какому вероисповеданию, народности и социальному слою они принадлежат. Бог да благословит все Твои труды, Украинский Народ, и пусть даст всем нашим Вождям Святую Мудрость Неба.
Дано во Львове при Арх. Храме св. Юра 1.VII. 1941 г.
+ Андрей Митрополит“ [8].
Последний абзац митрополичьего послания, вероятно, должен был хоть как-то сгладить откровенно расистские высказывания Стецько на собрании 30 июня. Однако, как показал дальнейший ход событий на Западной Украине, двойственная позиция Шептицкого, призывавшего к национальной и религиозной терпимости и одновременно приветствовавшего немецких фашистов и благословлявшего действия бандеровцев, привела к драматическим последствиям.
Уже в течение первой недели июля 1941 г. каратели из „Нахтигаля“ и бандеровские легионеры, которых „духовно окормляли“ униатские священники И. Гриньох, В. Дурбак и Р. Лободич, по подготовленному ОУНовцами списку провели во Львове массовые расправы над гражданским населением. В первую очередь уничтожали представителей польской интеллигенции, советских властей, коммунистов и евреев. С 1 по 6 июля было расстреляно и повешено, по разным оценкам, от 3 до 5 тыс. человек, в том числе свыше 70 академиков, профессоров Львовского университета и др. видных деятелей науки и культуры польского и еврейского происхождения [9]. Следует отметить, что митрополит Шептицкий лично спас жизнь нескольким евреям из семей раввинов, пряча их в своей резиденции [10]. Однако помощь у митрополита удавалось найти не всем. Когда в дни июльских зверств жена арестованного профессора Львовской политехники академика Казимежа Бартеля (в прошлом — премьер-министра Польши) лично обратилась к греко-католическому митрополиту с просьбой помочь освободить супруга, глава униатской церкви ответил, что ничего не может сделать [11]. Бартель был казнен.
Трудно понять митрополита Андрея, который именно в эти кровавые дни (5 июля 1941 г.) вновь обращается к своему духовенству и мирянам с новым посланием такого содержания:
„К духовенству и верным архиепархии.
По воле Всемогущего и Всемилостивого Бога начинается новая эпоха в жизни нашей Родины.
Победоносную немецкую армию, которая заняла почти весь край, приветствуем с радостью и благодарностью за освобождение от врага.
В эти важные исторические минуты призываю Вас, Отцы и братья, к благодарности Богу, верности Его Церкви, послушания Власти и усиленным трудам на благо Родины.
Все, сознающие себя Украинцами и желающие трудится на благо Украины, пусть забудут о любых партийных раздорах, пусть трудятся в единстве и согласии над воссозданием так сильно уничтоженной большевиками нашей экономической и культурной жизни.
Уповаем на Бога, что тогда на основаниях солидарности и усиленного труда всех Украинцев встанет Соборная Украина не только как великое слово и идея, но как живой, жизнеспособный, здоровый, могучий, государственный организм, построенный жертвами жизни одних и строительным трудом, железными усилиями и работой других.
Чтобы Всевышнего поблагодарить за все, что Он дал и испросить необходимых милостей на будущее, каждый душпастырь совершит в ближайшее воскресение по получении этого призыва благодарственное Богослужение и по песни „Тебе Бога хвалим…“ вознесет многолетие победоносной немецкой армии и украинскому народу.
Дано во Львове 5 июля 1941 г.
+ Андрей Митрополит“ [12].
Cтоль же сложно понять, как 6 июля, во время творимого бандеровцами массового террора и кровопролития, митрополит Андрей дал свое согласие возглавить марионеточную „Раду сеньоров“, призванную играть роль некоего парламента при правительстве Стецько. Характерно, что первая же резолюция новообразованной Рады содержала очередную восторженную похвалу „непобедимой немецкой армии под руководством великого вождя Адольфа Гитлера“ и почти дословно повторяла предыдущие славословия в адрес фюрера и германских фашистов, вышедшие из-под пера главы униатской церкви [13].

ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Масловський В. З ким i проти кого воювали украiнськi нацiоналiсти в роки Другоi свiтовоi вiйни. М., 1999. С.22−24
2. Добош Олексiй, прот. Унiя на Украiнi. вiк ХХ. Кам’янець-Подiльський, 1996. С. 88;
3. ЦГАВО Украины, ф. 3833, оп.1, дело 5, лист 3 (оригинал на укр. яз., перевод мой — В.П.);
4. ЦГАВО Украины, ф. 3833, оп.1, дело 4;
5. Там же;
6. Там же;
7. Текст приводится по изданию: Масловський В. З ким i проти кого воювали украiнськi нацiоналiсти в роки Другоi свiтовоi вiйни. М., 1999. С. 31 (оригинал на укр. яз., перевод мой — В.П.);
8. ЦГИАЛ, ф. 358, оп.1, д. 11, лист 17а (Опубликовано в газетах: „Сурма“. Львiв, 1941, 2 липня; „Самостiйна Украiна“. Станиславiв, 1941, 10 липня (оригинал на укр. яз., перевод мой — В.П.);
9. Масловський В. З ким i проти кого воювали украiнськi нацiоналiсти в роки Другоi свiтовоi вiйни. М., 1999. С.24−25; Дмитрук К.Е. Униатские крестоносцы: вчера и сегодня. М., 1988. С. 249;
10. Stehle H. Der Lemberger Metropolit Sheptyckyj und die nationalsozialistishe Politik in der Ukraine. In: Vierteljahreshefte fur Zeitgeshichte, 34. 1986. N 3. Heft. S. 411; Ленцик Василь. Визначнi постатi Уккраiнськоi Церкви: Митрополит Андрей Шептицький i Патрiарх Йосиф Слiпий. Львiв, 2001;
11. Korman Alexander. Z krwawych dni Lwowa 1941 roku. London, 1991;
12. ЦГИАЛ, ф. 358, оп. 1, дело 11, лист 25 (оригинал на укр. яз., перевод мой — В.П.).
13. ЦГИАЛ, ф. 201, оп. 4"В», дело 2626, лист 1 (цит. по: Добош Олексiй, прот. Унiя на Украiнi. вiк ХХ. Кам’янець-Подiльський, 1996. С. 90−91);


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru