Русская линия
Якутия православнаяИеромонах Никандр (Горбатюк)28.10.2011 

Тот, кого можно назвать «другом души»…

…"Без руля и без ветрил". Именно так очень часто мы говорим о тех, кто живет словно не разумом, а инстинктами, и логику собственных поступков не в силах объяснить самим себе.

«Ума бы занял!" — порой несется в спину тем, кто, как кажется окружающим, все делает вопреки здравому смыслу. И мысли не допускаем: а если не у кого занять? Если человек тотально одинок? И посоветоваться, бывает, просто не с кем?..

«Даже оставшись сиротой, одиноким он не может быть по определению, если рядом будет духовник», Иеромонах Никандр (Горбатюк)— заметил руководитель секретариата Якутской епархии, благочинный Городского округа, иеромонах Никандр (Горбатюк), когда мы заговорили о том, кто может помочь человеку не заплутать в этом мире.

- Отец Никандр, многие якутяне в последние годы только-только начинают открывать для себя азы православия. Расскажите, кто такой духовник и у каждого ли человека он должен быть?

- Духовник или духовный отец — это тот, кто сопровождает нас от нашего церковного становления, духовного рождения до конца. Во всяком случае, так должно быть. Это те, чьи советы помогают пройти по жизни и кто, даже уйдя из этого мира, остается примером искренней веры и объектом подражания.

Сегодня наш разговор — в день блаженной кончины архимандрита, насельника Троице-Сергиевой лавры, отца Матфея Мормыля — известного на весь православный мир регента, руководителя монастырского хора, богослова, профессора Академии. Я с большим уважением относился к этому человеку — моему земляку, выпускнику Ставропольской духовной семинарии, в хоре которого я имел возможность петь, когда обучался в Московской духовной академии. Он не исповедовал меня. Но любое его обращение ко мне — наставление, ободрение или замечание, неважно! — я воспринимал как непреложный закон. Как некую духовную аксиому, которую обязательно должен принять к сведению и исполнить. Я настолько его уважал, что всегда боялся чем-нибудь обидеть.

15 сентября — день его блаженной кончины, и когда я вспоминаю этого человека, то понимаю, что в какой-то мере, наверное, он был моим духовником. Для меня это был не только достойный старец, а прежде всего — источник духовности, кладезь ума, богатого церковного и человеческого опыта. С ним можно было говорить часами…

Такие люди должны быть в жизни каждого человека. Как их находят? Нужно молиться и просить у Бога, чтобы Он послал нам его. Это все равно, что найти хорошего врача. Да, бывает, удается не сразу! Мы идем на прием к одному, потом видим, что его рекомендации не помогают. Отправляемся к другому. Просим друзей посоветовать специалиста, который бы не навредил…

Так и здесь: мы должны просить у Бога послать нам хорошего духовного руководителя, который бы смог не просто решать за нас какие-то вопросы, а прежде всего помог бы нам совершать наше крестоношение — то есть, помогать в нашем духовном пути на земле.

- То есть хороший духовник — это, в известном смысле, подарок от Бога?

- С одной стороны, хорошего духовника в своей жизни, наверное, нужно действительно выстрадать, поэтому это дар, который, безусловно, нужно заслужить. С другой же стороны, дает нам его Господь. И дает в свое время.

- Если использовать школьную терминологию, можно ли духовника сравнить с классным руководителем?

- В какой-то степени да. Но если обязанность наставника в школе — участие в воспитании ребенка с 8 часов утра до конца уроков, ну, может быть еще по телефону связаться с родителями, чтобы доложить им о его проказах, то ответственность духовника состоит и в постоянном духовном руководстве, и в молитве за пасомого человека, что не укладывается ни в какие «рабочие графики».

На самом деле, это и в самом деле большая ответственность — быть чьим-то духовником. Это не только время от времени исповедать и все! Быть духовником — значит, жить жизнью этого человека, вместе с ним переживая его духовные болезни и скорби.

- В таком случае, чем духовник отличается от друга?

- Правильно, почти ничем. Он и должен быть другом. В древности духовника называли «другом души». А значит, чувствовать свое чадо, как близкого человека, независимо от возраста и чина. И не только сопереживать ему, но, возможно, в какой-то момент и осадить, сказав: «А ты не прав!»

И вот здесь принцип дружбы, когда у человека всегда есть право выбора—принимать совет товарища или нет, уже не применим. Это не тот случай, когда можно возмутиться: «Отец, что такое ты говоришь?» Человек обязан со смирением принять замечание духовного отца и постараться исправиться именно так, как тот сказал. И без фанатизма!

Это должна быть совместная работа священника и его духовного чада. Наши мудрые старцы в семинарии так объясняли первый закон духовной жизни: если ты, священник, назначаешь кающемуся наказание в виде 20 поклонов за греховный поступок, то благочестивый духовник разделяет наказание вместе с наказанным и сам первый, сострадая, молится о павшем.

А если ему предстоит сказать своему пасомому, что тот должен взять на себя такое-то молитвенное правило, для того, чтобы исправиться, то первым делом хороший духовник затворится келье и сам это правило совершит.

- Может ли человек попросить малознакомого священника стать его духовником и имеет ли тот право ему отказать? Ведь люди бывают разные.

- Я думаю, что в любом случае всегда должно быть личное знакомство. Причем, не сиюминутное. Да, порой на каком-то интуитивном уровне люди понимают друг друга с полуслова. И священник говорит с человеком на том языке, который собеседнику понятен. Однако соглашаться вот так, сразу, стать духовником того, кто тебе едва знаком,—наверное, это будет неправильно. И батюшка до конца еще не понял, кто перед ним. И человек, пришедший в храм, не знает батюшку.

Поэтому в таких случаях, наверное, священнику лучше сказать так: «Я готов тебя поддержать и пообщаться». Может быть, стоит пригласить человека на беседу в Воскресную школу, чтобы поговорить о проблемах, с которыми тот пришел. От встречи к встрече добрые отношения будут укрепляться. И возможно, постепенно они оба поймут, что друг друга обогащают…

- А чем духовное чадо может обогатить духовника? Своими проблемами?

- И ими тоже. Когда на исповеди мы слышим ту или иную историю жизни, ту или иную человеческую скорбь, порой думаешь: «Господи, какой он сильный! И как умеет каяться…»

Порой прихожане так искренне исповедуют свою жизнь, что это и для тебя самого очень мощный урок. Вроде ты облечен саном, ты — священнослужитель, но научился ли ты сам так разбираться в собственных проблемах как тот, кто стоит перед тобой?

- Сколько духовных чад может быть у священника? На сколько хватит его здоровья и сил?..

- Это зависит от умения общаться с людьми, от того, насколько он внимателен и коммуникабелен.

Конечно, никакой статистики на этот счет не существует. Но в советское время, когда жизни Церкви в СССР официально как бы не существовало, были люди, которые, образно говоря, вынянчили всю духовную жизнь в стране: и в своих духовных письмах, и в личных встречах с теми, кто этих встреч искал. И в бессонных ночах, когда в монастырях — Псковской обители, Оптиной пустыни, Троице-Сергиевой Лавре --выстраивались очереди, и старцы сутками принимали людей, чтобы их окормить и помочь духовно состояться.

- По вашим наблюдениям: у многих ли прихожан в Якутии уже есть свои духовники?

- Думаю, да. Ведь многие находили их еще в лице первых архиереев. Прежде всего, это архиепископ Герман, который для многих как стал духовником тогда, так им и остался. Ведь он прибыл в Якутию, когда священников тут не было вообще, так что одновременно был и епископом, и священнослужителем, и духовным наставником.

А как отзываются сегодня в республике о владыке Зосиме, который за шесть лет своего служения сумел по-настоящему стать духовно родным для тысяч якутян! Сегодня его в физическом смысле с нами уже нет, к нему не придешь и не задашь вопрос, но мы помним о вещах, которым он успел научить. О словах, которые успел сказать.

Мы помним его образ смирения и доброты, и если сможем воплотить то же самое в себе, проецируя на тех, кто рядом, то, можно сказать, миссия архипастыря удалась.

А владыка Роман всего за несколько месяцев своего пребывания в Якутии объездил уже большую часть Якутии. А ведь это не просто богослужения, но еще и беседы с людьми, которые несут ему свои проблемы и нужды, поэтому и это тоже — исполнение функций духовника паствы, которая дана ему от Бога. Так что, прежде всего, сами архиереи являли собой образец настоящих духовников, которым подражают остальные священники.

- Расстояния и дороги в Якутии таковы, что в некоторые наслега трудно попасть в любое время года. В этой ситуации можно ли быть духовником на расстоянии? Например, по Интернету?

- Могу сказать, что я сам прибегал к такому способу общения. Когда мой духовный отец находился за тысячи километров от России, а я был студентом, только принял монашеский постриг и мне требовалось духовное руководство. Я звонил, писал — вот так мы сообщались. Новый век диктует новые способы общения, хотя, конечно, личную встречу не заменит ничто.

- Отец Никандр, стоит ли духовнику рассказывать о себе все? Даже то, что хотелось бы утаить?

- Ну, если мы говорим, что духовник — это друг души, то ведь последнему мы часто доверяем даже то, что не решаемся рассказать папе и маме. Так и духовнику тоже нужно уметь открыться до конца. Если, конечно, мы хотим услышать правдивый ответ, или получить адекватную помощь.

Ведь когда мы приходим к врачу с зубной болью, мы же ведь не жалуемся, что болит голова? Мы хотим избавиться от той боли, которая нас беспокоит, а стало быть, говорим конкретно: что, где и как.

Так и в духовной жизни — мы должны понимать: чем откровеннее будем, тем вернее духовник сможет понять нашу проблему и прийти на помощь, дав ответ.

- А если человек натворил что-то страшное — например, убил, имеет ли право духовник от него отказаться?

- Думаю, что нет. Закон духовной жизни таков: мы должны человека любить, а его грех ненавидеть. И когда духовнику рассказывают о всевозможных духовных проступках и грехах — а священникам ведь приходится и в тюрьмах бывать, где можно такие откровения услышать, что волосы дыбом, то, как священник, ты должен в эти минуты помнить одно: главное, слушая, не сломаться! Потому что человек тебе сейчас исповедует свою жизнь — да, страшную, грязную, неправильную. Но не его ты должен заклеймить, а тот грех, о котором он говорит. Поэтому не имеет право священник за убийство отлучить от себя человека.

К тому же часто к нам приходят молодые девушки и признаются, что они совершили аборт, который ничем не отличается от убийства. Так что, им тоже заявить, что в церкви им не место? Наоборот, надо объяснить, в чем ошибка, показать, что не брошены они ни церковью, ни обществом.

- Отец Никандр, психологическая совместимость (или несовместимость) — наиважнейший фактор в любом диалоге. Можно ли сменить духовника, не боясь, что он оскорбится?

- Духовник — это человек, в котором прежде всего мы видим помощника. Не того, кто будет довлеть над нашей волей, как бы подменяя собой Христа, а того, кто поведет нас к нему.

Если мы чувствуем, что духовно не окормляемся возле этого человека, нужно просто честно прийти и сказать: позвольте, я найду себе другого духовника. Если это достойный пастырь — он поймет.

Беседовала Е. Воробьева

http://eparhia.ya1.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=833:-l-r&catid=53:2010−04−05−02−22−31&Itemid=81


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru