Русская линия
Вера-Эском Евгений Суворов27.10.2011 

Обогретые Серафимовой любовью

Так уж повелось, что каждый год бываю я в Сосногорске, что севернее Сыктывкара. Священник Сергий ФилипповМы заезжаем сюда по пути в Инту и далее — на Уральские горы, куда обычно отправляемся в традиционный для нашей редакции крестный ход к Поклонному царскому кресту на вершине горы Народной. Подгадываем так, чтобы оказаться в Сосногорске 1 августа, когда сюда на престольный праздник храма Серафима Саровского съезжается множество народа. Вот и нынче одних только священников приехало около 20 человек, а сколько было просто мирян и людей, которые ещё воцерковляются! Неслучайно настоятелю Серафимова храма о. Сергию Филиппову поручено отвечать за миссионерскую работу в Сыктывкарской и Воркутинской епархии.

Обычно, когда батюшка занят праздничными заботами, толком поговорить с ним не удаётся. А тут подвернулся случай…

Арка меж храмами

Иду я по тихой улочке Сосногорска, и вдруг откуда ни возьмись передо мной появилась машина настоятеля. Увидев меня, отец Сергий остановился:

- Женя, а ты какими судьбами? Ведь в августе здесь уже был!

- Да вот, батюшка, вернулся за вещами, которые мы оставили, когда в горы ходили.

- Ну, тогда давай подвезу.

Спрашиваю о. Сергия о последних новостях, но поговорить нам спокойно не дают постоянные звонки его мобильного телефона. У всех срочные вопросы и дела, которые нельзя отложить на завтра. И батюшка прямо на ходу, крутя одной рукой баранку, что-то советует, разъясняет, отдаёт приказания, принимает решения. «Что в праздники, что в будни — одни только заботы, — думаю про себя. — Когда ж мне с ним поговорить?» Позвонили из храма. Там заканчивается строительство храмового перехода. Тоже нужна помощь настоятеля. Едем туда.

- Сейчас горячая пора на стройке, — поясняет настоятель. — Бетонные плиты, которые лежали возле самого храма много лет, нужно было уложить в церковной ограде, вокруг заасфальтировать, а на их месте сделать грядки. Ограду металлическую 15 лет не могли установить, а недавно, слава Богу, поставили.

Ещё когда только построили храм Серафима Саровского, то не знали, что делать с фундаментом храма Жён-мироносиц. То ли убирать его, то ли оставлять. Но, видимо, промысл Божий был в том, чтобы мы и этот храм тоже построили. У меня оставались средства, были люди, желавшие потрудиться. И работа потихоньку начала продвигаться. Наконец с Божьей помощью и новый храм освятили. Но пришли пожарники с проверкой, говорят: храмы близко друг к другу стоят. Должно быть между ними не меньше 17 метров. Что делать? Один храм ломать, чтобы другой оставить? И решили мы объединить их в одно здание. Спросил благословения у владыки, чтобы переход меж храмами построить, и он разрешил.

Со страхом Божьим этим летом приступили к строительству перехода Храм в Сосногорскес ещё одним куполом над ним. Сейчас все наружные работы уже позади, завершаем проводку отопления, электричества. И оказалось, что с аркой этой стало ещё лучше. Церковная лавка теперь вынесена за пределы храма, и переход есть между двумя алтарями.

- Да, теперь ваш храмовый комплекс на лавру похож, — соглашаюсь с батюшкой. — Красивее стало — столько куполов!

- В новом храме купель для крещения с полным погружением оборудовали, — дальше делится новостями настоятель. — Скважину свою пробурили, чтобы воду не подвозить. Планируем, если Бог даст, для маленьких детишек детскую площадку сделать, качельки поставить. А сейчас пристраиваем ещё воскресную школу. Тоже большой объём работ. В старом здании уже не хватает места для занятий. Ведь наш храм удалён от города и большая часть людей приходит в основном в воскресенье, поэтому в воскресной школе сразу занимаются и взрослые, и дети. Тут же и общество трезвости, совместные чаепития. Кто-то приходит репетировать праздничные концерты, ещё какие-то мероприятия. Места нужно много. Ну вот, слава Богу, фундамент для новой школы уже заложили, а стройку можно и зимой продолжить.

Заходим в уютную галерею между храмами. Внутренняя отделка практически завершена. Отец Сергий даёт указания работникам, как правильно провести проводку.

- Ещё туалет тёплый сделали, — продолжает свой рассказ батюшка. — Бедных уж года три как кормим. Раньше некоторое время тоже устраивали благотворительные обеды, но у тех, кто участвовал в этом богоугодном деле, начались сильные искушения. Всё расстроилось. А потом я однажды приехал в Воркуту к отцу Рафаилу, смотрю, они постоянно при храме нищих кормят — и никаких проблем. Думаю: «Вот молодцы, великое дело делают! Им Господь и церковь благословит построить». Так оно и вышло — храм у них очень быстро построился. И когда мы снова открыли благотворительную столовую для нищих и бездомных, у меня как-то на сердце спокойней стало. Конечно, люди разные приходят — и пьяницы, и бездельники, сами, может быть, достойные своей участи. Но какая разница, кушать-то они хотят. И в сильные морозы идут, могут обогреться у нас. Сколько их уже умерло за это время… Хоть перед смертью некоторые наелись досыта, и то слава Богу. А кто-то даже исповедался, причастился перед кончиной.

- Их ведь можно и на какие-то послушания при храме определить, — советую батюшке.

- Нет, не получается. Я пробовал заставить лопатой поработать, снег поубирать, но они не могут — никаких сил не осталось от такой жизни. Да и к чему? Господь лечил-кормил прокажённых да нищих — и не требовал от них никакой платы…

Источник жизни

Раздаётся ещё один звонок. Теперь настоятеля приглашают на Воскресенский источник, который уже лет десять назад оборудован прихожанами Серафимовского храма и ежегодно поновляется.

- Батюшка, а кто вам помогает в строительстве?

- Сами прихожане. Позвонишь — человек 5−7 обязательно придут. И различные организации тоже помогают. Когда мы только начинали строить Серафимовский храм, я ходил почти ко всем руководителям предприятий, просил стройматериалы и рабочих, и многие откликались. Сейчас некоторых из тех директоров уже нет в живых. Но в наших синодиках остались их имена. Вот, Царство Небесное Александру Беличенко. Когда проезжаю мимо его предприятия, что бывает не раз на дню, каждый раз молюсь за него. И многие прихожане, знаю, подают записки за него. Хороший был человек, скромный, многим помог.

Нет уже и тех бабушек, которые таскали кирпичи. Немощные, а их трудами оба храма построились. Одна гараж продала и деньги на церковь пожертвовала, мы на них колокола приобрели.

Сейчас обустраиваем источники — к 1 августа подготовили источник Серафима Саровского, сейчас сложнейшие работы ведутся по источнику Воскресения Христова. Вот о тех людях, которые на них работают, можно в газете написать. Например, Александр Ермолин уже который год помогает в их восстановлении. Всё там сделано его руками, трудами его друзей и знакомых. И от церкви, конечно, желающие постоянно ему помогают.

Надо сказать, что сосногорские источники пользуются большим спросом не только у самих сосногорцев — за водой сюда приезжают из Ухты и других мест. Постоянно там можно застать большие очереди. А вода действительно вкуснейшая. И как хорошо здесь всё обустроено! Часовенки с иконами, купели, спуски и подходы к воде по мосткам с лесенками и перилами. Воскресенский источник находится почти на самом берегу реки, близ трассы Сосногорск — Ухта, у самого, как считают горожане, живописного места на окраине города. Фонтан воды бьёт мощной струёй из крутого залесённого склона.

Спускаемся с батюшкой по лесенкам к часовенкам. Их вид на крутом склоне в лесу — с мостками переходов, с бегущими по желобам мощными потоками воды — завораживает, настраивает на какой-то чудесный, сказочный лад.

- Вообще, водные источники — это лицо города, — говорит батюшка. — Они требуют большого и постоянного ухода. Ведь сюда день и ночь люди идут. Не только воду набирают — кто-то хочет окунуться, помолиться, попросить здоровья у Господа. А некоторые несознательные тут же мусор сваливают на обочину. Мы повесили объявление, текст придумали, чтобы не бросали мусор: «Мусорить грешно и стыдно! За вами убирают ваши дети». Только повесили плакат — тут же в него врезается машина и ломает. Вот, и такое бывает…

- А при чём здесь дети? — не понял я.

- Так ведь уборкой, чисткой, ремонтом мостков здесь занимаются подростки, учащиеся кадетской школы, — ответил батюшка. И я взял это на заметку, чтобы потом больше разузнать о них.

Осматриваем источники. Их оборудовано здесь три: рядом с Воскресенским есть ещё источник Пантелеимона Целителя. Все они в хорошем состоянии. Что и говорить, «лицо города» выглядит привлекательно.

Наше будущее

Кадетская школа, которую духовно окормляет отец Сергий, — единственная в Коми республике. Батюшка ездит с ребятами на военно-полевые сборы и в походы, спит в палатках, разделяя с будущими воинами армейские тяготы. Также сопровождает их в паломничествах и поездках в православные лагеря.

Сосногорских кадетов — подтянутых, в казачьей форме — мне не раз приходилось видеть на крестных ходах, а также на парадах в столице республике, где они браво маршировали по Стефановской площади. Но ближе познакомиться не получалось.

Когда мы с отцом Сергием приехали в это учебное заведение, Сосногорские кадеты на параде в Московском Кремле там как раз проходило республиканское мероприятие, на которое съехались школьники со всей республики. Как только оно закончилось, директор кадетской школы Татьяна Владимировна Царёва пригласила меня в свой кабинет.

- Я ведь только второй год работаю директором, на многие вопросы, наверное, не смогу вам ответить, — честно призналась она.

- У меня простые вопросы, — успокаиваю миловидную женщину. — Ваша кадетская школа ведь единственная в республике. А кто был инициатором её создания?

- Она была образована на базе школы-интерната № 3 в 1994 году, при директорстве Греты Вазгеновны Клюжевой. До этого в нашей школе были отдельные кадетские классы. Я думаю, что инициатива тогда во многом исходила от главы администрации Валентина Стромцова, потому что он был атаманом качества по всей Коми, болел этим делом — на первых порах хорошо финансировал нашу школу, присутствовал на всех торжественных мероприятиях.

- Насколько знаю, учиться в вашей школе считается престижным?

- Да, к нам просятся со всей Коми: из Ухты, Воркуты, Сыктывкара, Ижемского и Сыктывдинского районов. Звонят родители, говорят: «Мы посмотрели в Интернете информацию о вас и хотели бы отдать вам своих детей». «А зачем вам это нужно?» — спрашиваю их. И очень многие жалуются на проблемы с поведением детей, с их учёбой. Я честно отвечаю, что такие учащиеся нам тоже не нужны. Мы не исправительное учреждение. Конечно, я понимаю одинокую маму, которая не справляется с ребёнком, и хотелось бы ей помочь, но у нас несколько другие функции.

- Но я слышал, что многие дети у вас действительно отказываются от дурных привычек, не сквернословят, не курят.

- Эти проблемы у нас тоже есть, тем более что состав учащихся за последние два года сильно изменился. К нам в пятые и десятые классы поступают ученики из сельских школ, сокращённых до начального звена. А сельские дети очень сложные, иногда из неблагополучных семей. Сейчас у нас проживает и учится 58 таких детей, которые успели набраться разного негатива. Но и вправду от таких пороков, как мат и курение, постепенно избавляются — в первую очередь, под влиянием отца Сергия, который является для ребят непререкаемым авторитетом. Вообще большое внимание во всей нашей воспитательной работе уделяется православию, потому что казачество, православие и патриотизм — понятия неразделимые.

Батюшка присутствует на всех наших торжественных мероприятиях, говорит замечательные проповеди, напутствует, наставляет. На военно-полевых сборах и в православных лагерях дети постоянно молятся, читают все вместе утреннее и вечернее правило, ходят в храмы, исповедуются, причащаются. Естественно, побывав там, они возвращаются совсем другими людьми. Да и здесь все наши кадеты ходят в церковь и помогают при храме.

Отец Сергий хорошо понимает современных подростков, не заигрывает с ними, а честно, откровенно разговаривает по душам, как со взрослыми. Это сегодня дорогого стоит. И самое главное, что он мужчина, его слушают — как дети, так и их родители. Я безмерно его уважаю и благодарна за всё, что он делает для нашей школы. Иногда одно присутствие батюшки заставляет всех внутренне собраться.

- Вообще, казачество вместе с Православной Церковью оказывает большое влияние на весь воспитательный процесс в целом, — продолжает дальше рассказывать Татьяна Владимировна. — Если в других школах больше проводится каких-то общеобразовательных мероприятий, то мы стремимся привить детям вкус к здоровому образу жизни, большое внимание уделяется духовности и нравственности. Да и сама обстановка школы и то, что у нас есть совет кадетской чести, который состоит из таких же ребят и занимается вопросами выполнения устава кадетской чести, конечно, дают положительные результаты.

- И какие меры применяются к нарушителям? — интересуюсь у директора.

- Когда на совете командиров идёт рассмотрение кандидатур о приёме в кадеты, спрашивают не только о том, кто как учится, но и как себя ведёт. Для тех, кто был замечен, например, в курении, приём переносится на будущее, пока не исправится. Ещё стимул: лучшим кадетам у нас присваиваются чины вице-урядника и вице-вахмистра. Также лучшие кадеты участвуют в парадах в Москве и 9 мая на Стефановской площади в Сыктывкаре.

- У вас ведь есть и военные дисциплины?

- С пятого класса у нас преподают Основы воинской службы (ОВС), а также строевую и стрелковую подготовку. В 10−11 классах дополнительно реализуется оборонно-спортивный профиль. Это значит: 4 часа физкультуры, помимо уроков ОБЖ и ОВС. Постоянно проходят весенние и осенние военно-полевые сборы. Кроме того, наши ученики занимаются казачьими видами спорта — приобретают навыки верховой езды, учатся владеть шашкой. Наша кадетская школа входит в десятку лучших по России. На соревнованиях и в различных конкурсах в Москве среди 28 кадетских школ и корпусов наши ребята занимают призовые места. И когда они идут в армию, сразу же там проявляют себя как подготовленные к воинской службе солдаты. Быстро получают лычки сержантов. Постоянно из воинских частей нам приходят благодарственные письма.

- У вас учатся только мальчики?

- В этом учебном году из 358 обучающихся — 112 девочек.

- Ого! — удивляюсь я. — А девочкам-то зачем это нужно?

- Приходят вместе с родителями, говорят: «Хотим перевестись в вашу школу». Я тоже их пытаюсь переубедить, мол, заведение у нас не для девочек, предупреждаю о военно-полевых сборах, строевой и стрелковой подготовке. «Так она как раз и хочет всему этому научиться, — случается, отвечают родители. — Она у нас как мальчишка». Среди кадетов есть такие девчонки, которые и правда мало в чём уступают парням: великолепно маршируют, хорошо стреляют.

- И что же, они потом тоже идут в армию?

- Нет, таких прецедентов пока не было. Но и в обычной жизни навыки, что воспитываются в нашей школе, могут им пригодиться.

Как я понял из рассказа директора, пример с девочками показателен. Дело в том, что кадетская школа Сосногорска готовит не просто военных, а прежде всего верных патриотов своей Родины, болеющих не только за судьбу России, но и за свою малую родину, за свой родной город. Думаю, выпускник её никогда в своей жизни не выкинет пустую бутылку на улице и даже в лесу не обронит фантик. Вроде бы мелочь, но это показатель того, как относится человек к своей стране, чувствует ли причастность к её судьбе.

Сейчас эти мальчики и девочки убирают мусор за взрослыми, оберегая святые источники города от небрежения. А потом, когда вырастут, даст Бог, наведут порядок и во всей России. И вот эти сосногорские храмы, похожие на маленькую лавру, — они ведь построены для них, для будущих поколений. Дай Бог, чтобы это будущее стало светлее и краше, чем нынешние времена.

http://www.rusvera.mrezha.ru/645/7.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru